kopilkaurokov.ru - сайт для учителей

Создайте Ваш сайт учителя Курсы ПК и ППК Видеоуроки Олимпиады Вебинары для учителей

Сказка "Янтарное ожерелье

Нажмите, чтобы узнать подробности

Сборник сказок "Янтарное ожерелье" погружает детей в мир волшебства и тепла даже в самом холодном океане. Сказки из сборника Антонины Муреко воспевают верность, мужество, жертвенность, любовь к свободе, которая дороже всех материальных благ. Одна из этих сказок, одноименная с названием сборника, выложена на ваш суд.

Просмотр содержимого документа
«Сказка "Янтарное ожерелье»



Янтарное ожерелье



Эти янтарные бусины, нанизанные на нитку, мне подарила одна пожилая женщина. Я часто надевала их и однажды, задумавшись о чем-то, стала тихонько перебирать бусины руками. И вдруг мне показалось, что от них мои пальцы начали нагреваться. Я сняла бусы и стала внимательно их рассматривать, и уже через несколько минут заметила, что они излучают странный бело-голубой свет. Эта энергия, исходящая от бус, согревала мне руки, успокаивала, убаюкивала... Передо мной как наяву разворачивалась удивительная история этого янтарного ожерелья...

...Давным-давно славным городом Багдадом правил халиф Кемаль. Это был удивительный правитель: он был так мудр и учен, что ни один из багдадских мудрецов не решался спорить с ним, боясь показаться невеждой; он был так добр и щедр, что в Багдаде как-то сами собой исчезли нищие; он был так справедлив, что все, кто приходил к нему на суд, уходили довольными.

Прекрасная душа халифа отражалась в его облике. Темные волнистые волосы ниспадали до плеч, ярко-голубые глаза всегда улыбались, а когда он смеялся, его лицо, и без того красивое, становилось похоже на солнце, разгоняющее тучи, — так ослепительно оно сияло. Статная фигура халифа была легка и подвижна, шаг быстр и уверен. Халиф обладал огромной силой, но никогда не пользовался ею во вред людям.

Несметными сокровищами владел халиф, никто не знал счета алмазам и изумрудам в его казне, никто не видел рубинов и сапфиров прекраснее, чем у халифа Кемаля. А перстень с синим аквамарином, который халиф никогда не снимал с пальца, обладал поистине волшебными чарами. Стоило халифу взглянуть на него, как чары перстня начинали действовать. На сердце становилось весело, печаль исчезала, путь становился короче. Даже в самые тяжкие минуты перстень возрождал в душе его владельца надежду и веру в свои силы. Никто уже не помнил, когда и как попал этот перстень к предкам халифа Кемаля, но все знали, что правители Багдада передавали его сыновьям как самое дорогое наследство. И все знали также, что перстень этот может проявить свои чары только тогда, когда будет надет на палец человека с чистой душой и добрым сердцем.

Владел халиф и таким сокровищем, какого не было ни у одного правителя. Когда-то его отец охотился у реки и в густых зарослях тростника услышал детский плач. Он велел слугам узнать, в чем дело, и вскоре они принесли маленькую лодочку-колыбель, где лежала крошечная девочка, на правой ручке которой красовался браслет из нефрита. Старый халиф привез девочку домой, и она осталась жить во дворце. Ее назвали Нефрет. Слуги халифа пытались разыскать ее родителей, но так и не сумели. Никто и никогда не узнал, чьей дочерью была Нефрет, почему ее положили в лодочку и пустили плыть по реке.

Нефрет подрастала. Однажды, когда ей было уже семь лет, Кемаль тяжело заболел. Созванные лекари растерянно разводили руками и печально смотрели на старого халифа, который уже не верил в выздоровление сына. И тогда к кровати Кемаля подошла Нефрет. Она положила руки ему на лоб и пристально посмотрела в его лицо. И случилось чудо: Кемаль открыл глаза и пришел в себя. После этого он стал быстро выздоравливать. Халиф и вся дворцовая челядь начали внимательно приглядываться к Нефрет и заметили ее удивительный дар — она умела точно предсказывать будущее, находить пропажи, читать мысли, видеть события, происходящие далеко от Багдада, и даже лечить тяжелые болезни. Чем старше становилась Нефрет, тем сильнее становился ее дар. Когда старый халиф умер, трон занял Кемаль. Он любил Нефрет, как родную сестру, и она продолжала жить во дворце, помогая людям и не зная ни горя, ни печали.

Однажды Нефрет заметила, что халиф о чем-то печалится, плохо спит и почти перестал есть. Как ни старались придворные повара готовить самые изысканные блюда для своего повелителя, все их труды пропадали понапрасну. Даже любимая халва оставалась нетронутой. Нефрет долго ждала в надежде, что Кемаль поделится с ней своей печалью, но он молчал и лишь худел и бледнел на глазах. И однажды, не в силах больше видеть печаль брата, Нефрет пришла к нему.

— Милый брат, я вижу твою грусть, но не ведаю ее причины. Скажи, чем ты опечален? Я уверена, что смогу тебе помочь.

— Ах, Нефрет! Недавно я гулял по Багдаду, смотрел, все ли в порядке в нашем благословенном городе, зашел на рынок и там увидел девушку. А увидев, не могу забыть ее! Сам себе удивляюсь, ведь видел я красавиц — не ей чета. Сватали мне дочь соседнего падишаха Зухру. Вот уж красавица — глаз не оторвешь. Да только ничего в моем сердце тогда не дрогнуло, не женился я на ней. А тут — раз увидел и покой потерял. Спать, есть не могу — всегда ее глаза перед собою вижу, нежные, добрые, ласковые.

— Так в чем же дело? Что тебя тревожит? Пошли кого-нибудь из слуг узнать, кто ее отец, и зашлем сватов.

— Нефрет, Нефрет! Неужели ты думаешь, что я не разузнал о ней все, что можно! Ее зовут Фатима, она дочь небогатого купца Селима, доброго и честного человека. Я сообщил моим визирям, что женюсь на ней. Но они отговорили меня. Они правы — не к лицу халифу Великого Багдада жениться на дочери бедного купца. Да только потерял я с тех пор покой и сон, не могу забыть Фатиму, сердце мне подсказывает, что лишь в ней мое счастье. Как же мне теперь жить?

Нахмурилась Нефрет, рассердилась на визирей, принялась уговаривать халифа настоять на своем решении.

— Не слушай визирей, глупы они! Любовь и счастье дороже всего на свете! Женись на той, которую полюбил. Умный тебя не осудит, а на дураков и оглядываться не стоит!

— Значит, ты думаешь...

— Да тут и думать нечего! Я сама пойду к Селиму, поговорю с ним.

Словно гора свалилась с плеч Халифа. Понял он, что Нефрет права: ничто не заменит любви, а его счастье — лишь в Фатиме.

Нефрет нашла купца Селима и сообщила ему о решении халифа жениться на его дочери. Фатима же, узнав об этом, призадумалась. «Какая же я жена халифу, — думала она, — большого приданого за мной отец дать не может, станет он меня бедностью попрекать». Но припомнила, как хвалит народ мудрость и доброту халифа, вспомнила его умные и ласковые глаза и решила согласиться.

Весь Багдад праздновал свадьбу халифа Кемаля и Фатимы. Какого только угощенья не раздавали людям слуги халифа на площадях города! Сколько золотых, серебряных и медных монет разбросала в толпу смеющаяся Фатима! Понравилась багдадцам жена халифа, по сердцу пришелся ее звонкий смех, добрый, ласковый взгляд, простое обращение.

Счастливо жили халиф Кемаль и Фатима, с каждым днем все более убеждаясь, что не ошиблись в своем решении. Фатима оказалась столь же умна и добра, как ее муж, и халиф уезжал из Багдада с легким сердцем, зная, что Фатима никого не обидит и справедливо разрешит любое дело. Но еще больше радовала халифа крепнущая дружба Фатимы и Нефрет. Они полюбили друг друга, как сестры, делились секретами, и не было у них тайн друг от друга.

Счастлив был халиф, ничего более не просил он у Аллаха, считая себя и так награжденным сверх меры. Но через год Всевышний послал ему еще один знак своего расположения — Фатима родила дочь. Пышно отпраздновал Халиф рождение наследницы. Он пригоршнями разбрасывал багдадцам рубины и изумруды из своей казны, виночерпии на площадях угощали весь народ лучшим вином из его подвалов, все улицы Багдада были заставлены столами с горами сластей: халвой, нугой, лукумом, орехами. Неделю праздновал Багдад рождение дочери халифа. А он не мог отвести глаз от прелестной малышки. Легкая колыбелька ее по приказу халифа была отделана парчой, шелками и бархатом. День и ночь девочку стерегла грозная стража халифа.

Назвал свою дочь халиф так же, как и ее мать, — Фатимой. Он так любил свою жену, что и имя ее казалось ему самым красивым на свете.

Своим счастьем халиф хотел поделиться со всем миром. Он задумал созвать всех правителей соседних стран на великий пир в честь рождения маленькой Фатимы. Но халиф не стал посылать гонцов во все концы света, он решил пригласить их сам, потому что очень любил путешествовать, особенно по морю. Была у него и еще одна мечта. Однажды гостил халиф у царя Анатолии и там услышал игру на арфе — редком и драгоценном инструменте. И с тех пор не мог забыть ее волшебного пения. Решил халиф найти мастера и заказать ему арфу для своей дочери.

И вот халиф Кемаль снарядил несколько кораблей, погрузил на них богатые подарки, взял с собой музыкантов и отправился в далекое путешествие. Одно огорчало его: Фатима не могла оставить дочь и поехать с ним. Но она знала, что халиф будет очень скучать по семье, и уговорила Нефрет сопровождать его.

Долго путешествовал халиф, погостил у всех соседних правителей, пригласил их на пир в Багдад. А так как все они любили и уважали халифа Кемаля за его ум, справедливость и миролюбие, то единодушно с благодарностью приняли приглашение и обещали в самом скором времени прибыть в Багдад на празднество.

Добрались, наконец, корабли халифа и до далекой Анатолии. Халиф со свитой сошел на берег и направился к царскому дворцу в сопровождении встречавших его царских слуг. Нефрет же не захотела ехать с халифом во дворец: она много слышала о чудесах Анатолии и мечтала увидеть этот край. Халиф разрешил ей погулять по городу, но просил не пользоваться своим даром, не показывать его анатолийцам. «Нефрет, мы еще плохо знаем этих людей, — сказал он, — быть может, ты напугаешь их или оскорбишь». Нефрет обещала халифу исполнить его просьбу и отравилась в город.

Во дворце халифа с почестями встретил молодой царь Анатолии Фархад. Когда-то отцы Кемаля и Фархада враждовали, но когда их сыновья взошли на трон, они встретились, поговорили и очень понравились друг другу. И сейчас халиф Кемаль и царь Фархад были рады закрепить возникшую дружбу. Фархад с радостью принял приглашение халифа и с готовностью откликнулся на просьбу найти чудесного мастера, изготовляющего сладкозвучные арфы. Фархад разослал слуг во все концы страны, приказав им найти мастера и доставить его во дворец. Вскоре мастер был найден. Халиф изложил ему свою просьбу. Мастер долго и пристально вглядывался в лицо халифа, затем улыбнулся и сказал:

— Я — старик, прожил уже много лет, но ни для кого еще не делал арфу с таким удовольствием, с каким сделаю для тебя, халиф Кемаль. Я вижу, ты добрый человек, а мои арфы поют волшебным голосом только для тех, кто добр и чист душой. Да, я сделаю для тебя арфу, лучшую арфу в моей жизни, и пусть она принесет тебе счастье!

— Спасибо, мастер, — произнес изумленный халиф, — но ведь ты видишь меня впервые, как ты можешь быть уверен в моей доброте?

— Мне достаточно видеть твои глаза. Слова запутывают, сердца лгут, лишь глаза говорят правду. У тебя глаза доброго человека.

Мастеру приготовили необходимые материалы, и он приступил к работе. Халиф же на это время остался гостем во дворце Фархада. Они проникались друг к другу все большей симпатией и вскоре совсем сдружились.

Фархад часто объезжал страну, внимательно наблюдая за порядком, за исполнением законов и за жизнью своих подданных. В один из таких дней он зашел на городской рынок. Царь осматривал торговые ряды, когда услышал детский крик и увидел, как маленький мальчик упал в колодец. Фархад стремительно бросился к колодцу, схватил веревку и спустился по ней на дно. Горожане, столпившиеся вокруг, вскоре увидели, как он вместе с мальчиком поднимается наверх. Наконец, царь положил ребенка на землю, но тот не подавал признаков жизни. Напрасно пытались люди привести его в чувство, он не раскрывал глаз и не дышал. И тогда вдруг рядом с мальчиком появилась юная девушка. Она положила руки на его лоб и посмотрела ему в лицо. Ребенок медленно открыл глаза и закашлялся. Люди обрадованно загомонили и бросились к мальчику, радуясь его чудесному излечению. Когда же они спохватились и поспешили поблагодарить незнакомую девушку, ее уже не было.

Нефрет, а это была, конечно, она, в это время бежала к кораблю, ругая себя за то, что нарушила слово, данное халифу. Она разглядывала товары на богатом анатолийском рынке, дивясь чудесным парчовым и шелковым, искусно расшитым тканям, драгоценным украшениям, пробуя невиданные блюда, когда услышала крик и шум толпы. Долго крепилась Нефрет, глядя, как пытаются люди спасти мальчика, и не выдержала. Ну разве могла она спокойно смотреть, как погибает на ее глазах ребенок!

Нефрет прибежала на корабль халифа, стоящий в анатолийской гавани, и больше на берег не сходила. А Фархад весь путь до дворца думал о чудесной незнакомке. Он успел заметить и ее красоту, и гибкую, стройную фигуру, и глаза, светящиеся сочувствием.

Наконец, арфа для халифа была готова. Это был поистине волшебный инструмент. Его нежное пение очищало помыслы и возвышало душу, и люди плакали, слушая эти чудесные звуки. Слуги Фархада с огромной осторожностью внесли арфу на корабль халифа, и он, простившись с гостеприимным царем, пустился в обратный путь.

С легким сердцем возвращался халиф домой, все радовало его: и чистое синее небо, и лазурная гладь моря, и попутный ветер. А больше всего радовала скорая встреча с любимой женой и маленькой дочерью. Халиф позвал на палубу корабля музыкантов и велел играть веселую музыку. А музыканты халифа были лучшими во всем Багдаде, и когда запели их флейты и зурны, казалось, запело все вокруг — и море, и небо. Халиф слушал музыку и думал о счастье, о том простом человеческом счастье, которым наградило его небо. Он думал о жене и о маленькой Фатиме, как счастливы теперь они будут вместе. Он думал о Нефрет, которая так помогла ему, и всем сердцем желал ей такого же счастья. Халиф хотел, чтобы все были так же счастливы, как и он. Кемаль велел вынести арфу на палубу и попросил музыкантов сыграть на ней. И тогда над морем зазвенел чудесный голос арфы, он проникал в самые глубины моря и поднимался в самую высоту неба, он радовал души и сердца халифа, Нефрет и самих музыкантов.

Но, оказывается, арфу слушали не только на корабле. Когда она за-звучала, из воды тут же показались любопытные рыбы, на поверхность всплыли медузы, а за ними и дельфины — посланцы Морского царя, который услышал необыкновенную музыку и захотел узнать, кто же так порадовал морской народ. Взволновали Морского царя звуки волшебной арфы, заплакал он, почувствовал великое облегчение на сердце и решил наградить халифа.

Корабль халифа окружили разноцветные золотоперые рыбы. Они принялись выбрасывать на палубу невиданные самоцветы. Вскоре вся палуба была усыпана сверкающими камнями. Халиф и Нефрет с интересом рассматривали сокровища. Внимание Нефрет привлекли странные прозрачные камни темно-желтого цвета, похожие на капли меда. Она взяла в руки пригоршню и почувствовала удивительное тепло, а затем увидела и белое сияние, исходящее от камней. Нефрет закрыла глаза, и перед ней возник странный суровый, каменистый берег, поросший соснами, и внизу, у самого моря, — песок, усыпанный такими же камнями. Очнувшись, Нефрет обратилась к халифу с такими словами:

— О, халиф! Эти удивительные камни называются янтарем. Морской царь принес их для тебя из далеких северных морей. Это непростые камни, они приносят счастье тому, кто чист душою, справедлив и добр, они отдают ему свою силу и тепло.

Халиф повернулся к морю и сказал:

— Царь морей и океанов! Я с благодарностью принимаю твой дар и обещаю, что постараюсь быть достойным его.

Корабль халифа пошел дальше, к родным берегам, в сопровождении дельфинов, посланных Морским царем охранять его. Нефрет всю дорогу трудилась: халиф решил подарить удивительные камни своей дочери, и Нефрет задумала изготовить из них красивое ожерелье. Она старательно подбирала камни и нанизывала их на нить. Ожерелье получилось восхитительным, оно горело на солнце нежным медовым светом и согревало всякого, кто прикасался к нему.

Наконец, флотилия халифа возвратилась домой. Прошел целый год с тех пор, как она ушла в путь, и радости Фатимы не было предела. Она выбежала навстречу халифу, держа дочь на руках. Кроме нее халифа встречал весь Багдад. Кемаль возвестил горожанам о предстоящем празд-нестве, о приезде гостей, чем вызвал огромную радость багдадцев, которые любили и умели встречать чужестранцев.

Во дворце Нефрет надела на шейку маленькой Фатимы чудесное ожерелье. Вся челядь дворца сбежалась посмотреть на него. Слуги любовались желтым сиянием камней, слушали рассказ Нефрет о путешествии, дальних странах, удивительных обитателях моря, добром Морском царе, который послал кораблям халифа попутный ветер и подарил множество морских сокровищ, и главное — невиданные желтые камни, лежащие на дне далеких северных морей, дарящие силу, счастье и здоровье. Дворцовые обитатели ахали и охали, разглядывая необыкновенные камни, дивились морским сокровищам, слушали звучание чудесной арфы. Только далеко за полночь разошлись все по своим комнатам и улеглись спать. А халиф, Фатима и Нефрет еще долго любовались спящей малышкой Фатимой, ожерельем на ее шейке и мечтали о ее счастливом будущем. Халиф был уверен, что она будет так же красива и добра, как ее мать. Фатима прочила дочери ум и справедливость отца, а Нефрет желала ей любви и счастья.

Пышно встретил халиф приехавших со всех концов света гостей. Приехали все соседние правители со своими домочадцами и слугами. Приехал и царь Фархад. Каково же было его изумление, когда рядом с халифом он увидел ту самую девушку, что спасла жизнь мальчику на рынке, — ведь после отъезда халифа он напрасно искал ее во всех уголках страны! И Нефрет узнала царя Анатолии. Пиры сменялись танцами, танцы — фейерверками, фейерверки — снова пирами, а Фархад ни на миг не отходил от Нефрет. Он был твердо уверен, что нашел свое счастье, и сказал об этом халифу и Фатиме, которые пришли в восторг от его известия. Они давно задумывались о судьбе Нефрет и не могли даже представить себе жениха для нее лучшего, чем Фархад. А когда халиф узнал, что и сердце Нефрет склонно к Фархаду, дело было решено. К всеобщей радости их объявили женихом и невестой и назначили свадьбу, по восточным обычаям через год.

Множество богатых подарков получили халиф, Фатима и их дочь. Но ничто не могло затмить чудесного янтарного ожерелья. Гости, изумляясь, любовались им. Никогда не видели они ничего подобного. А разъехавшись, разнесли славу об удивительном ожерелье по всему свету.

До самых отдаленных уголков донесся слух о янтарном ожерелье, что украшает дочку халифа Багдада. Прослышали о нем и воры, самые искусные на свете. Задумали они украсть чудесное ожерелье и продать его. Воры добрались до Багдада и пошли по улицам и базарам города, внимательно прислушиваясь к тому, что говорят люди. А багдадцы любили посудачить о жизни дворца. Из их разговоров и узнали воры, что Кемаль и Фатима никогда не снимают ожерелья с шеи дочери, что маленькую Фатиму денно и нощно охраняет грозная дворцовая стража, что старая нянька жены халифа Фейруз, приехавшая вместе с ней во дворец, также не отходит от маленькой принцессы и спит в ее спальне подле кроватки.

Воры призадумались, поняли, что не так просто будет выкрасть ожерелье из дворца. Долго думали они, и так, и этак вертели схему дворца. Наконец, план кражи был готов, и они двинулись ко дворцу. Не зря они славились как самые ловкие похитители драгоценностей. Удалось им пробраться к спальне маленькой Фатимы. Стражу они напоили вином, подсыпав туда сонное зелье. Такое же зелье всыпали они и в молоко, которое всегда пила на ночь старая Фейруз. Дождались воры, когда все крепко уснут, и осторожно прокрались к колыбели принцессы. Чтобы не потревожить девочку, они неслышно расстегнули ожерелье, затем аккуратно сложили его в бархатный мешочек. Так же незаметно воры покинули дворец. А Фейруз и стража так и не проснулись.

Утром старая Фейруз подошла к Фатиме поправить одеяльце и увидела, что на шее девочки нет янтарного ожерелья. Нянька вынула девочку из колыбельки и в испуге принялась перетряхивать перинку, одеяльце, подушку... Нет, ожерелье не находилось. Фейруз бросилась будить стражников. Очнулись те от сонного забытья, кинулись к колыбели Фатимы и поняли, что тут побывали воры.

Долго боялись стража и Фейруз разбудить халифа и доложить о краже. Особенно горевала Фейруз. Она бранила себя за сонливость и потихоньку плакала. И, наконец, не дожидаясь, когда халиф и его жена проснутся, старая нянька покинула дворец. Она решила во что бы то ни стало найти ожерелье, сколько дорог ни пришлось бы ей пройти.

Узнав о том, что ожерелье похищено, халиф очень обеспокоился. Нет, он не гневался на стражу и Фейруз, понимая, что они были опоены сонным зельем. Он думал о том, что янтарное ожерелье было талисманом его маленькой дочери, и считал его пропажу очень дурным знаком. «Что же теперь делать? — думал халиф. — Вдруг вместе с ожерельем от моей дочки уйдут и счастье, и удача? Послать погоню за ворами? Но их уже наверняка нет в Багдаде. Найти их невозможно». Ничего не надумав, халиф решил посоветоваться с Нефрет. А она, услыхав, что дворец гудит, словно багдадский базар, уже сама бежала к нему.

Халиф рассказал Нефрет о краже, не скрыл и своей тревоги о будущем дочери. Нефрет задумалась. Ее поначалу тоже испугала пропажа янтарного ожерелья. Она обвела взглядом встревоженное лицо халифа, заплаканные глаза Фатимы, растерянных стражников. И только крошечная принцесса ничуть не переживала потерю своего украшения. Она весело смеялась, пересаживая с места на место свою куклу.

И тогда Нефрет улыбнулась и сказала: «Мой милый брат и ты, Фатима! Посмотрите на свою дочь. Она мудрее всех нас. Вы и без талисмана счастливы. А если и она вырастет такой же доброй, умной и справедливой, как вы, то и она будет счастлива. У нас есть всё: любовь, дружба, ум, и достигли мы этого без ожерелья. Люди сами делают свою судьбу. Какими будем мы сами, такой будет и наша жизнь. А талисманы только помогают обрести уверенность в своих силах. Проживем мы и без него!»

Подумали халиф и Фатима и согласились с Нефрет. Они жалели лишь старую Фейруз, которая зря пустилась в долгий путь на поиски ожерелья. Халиф по всем дорогам разослал гонцов, дав им наказ разыскать Фейруз. Но все гонцы вернулись ни с чем. Не нашли они старую няньку.

А Фейруз в это время была уже далеко от Багдада. Она брела по миру и в каждом городе заходила в лавки, торгующие драгоценностями. Там она спрашивала торговцев, не видели ли они чудесного ожерелья из желтых камней. Но нигде не находилось и следов янтарного ожерелья. Так Фейруз ходила по свету, пока ее следы не потерялись. Никто не знал, где и когда окончила она свой земной путь, но долго еще в тех местах вспоминали странную старуху, похожую на нищенку, которая, однако же, не просила ни хлеба, ни денег, а искала лишь какие-то невиданные бусы.

С ожерельем же случилось вот что. Воры знали, что ни в Багдаде, ни в соседних странах продать ожерелье им не удастся — о его пропаже здесь знали все, и их бы тут же схватили. Поэтому они решили добраться до далеких северных земель, где ничего не слышали ни о янтарном ожерелье, ни о самом халифе. Достигнув тех далеких, холодных мест, воры нашли богатого купца и рассказали ему, что есть у них удивительная вещь, которую они привезли из далекого Багдада и которой нет равных в мире. Купец заинтересовался и попросил показать, подумав, что если вещь и в самом деле такая редкая, он, пожалуй, купит ее. Увидев же в руках воров красивое, но обычное для тех мест янтарное ожерелье, он рассмеялся. Купец объяснил ворам, что в этих местах янтарь — не редкость и стоит совсем недорого. Пригорюнились воры, подумали — делать нечего, и в конце концов спустили ожерелье за бесценок.

А что же было дальше с халифом, Фатимой, Нефрет и Фархадом? Да ничего особенного. Нефрет вышла замуж за Фархада и стала царицей Анатолии. Она подарила царю сына и дочь, и ее горячо любил не только муж, но и все подданные, которые благословляли ее доброту и чудесную силу, помогавшую людям.

Маленькая Фатима росла доброй и умной девочкой. Она часто подходила к арфе и трогала ее струны. Повзрослев, Фатима научилась играть и даже стала сама сочинять мелодии для своей арфы. И, надо признать, ни в чьих руках не пела арфа так нежно и красиво, как в руках принцессы. Когда она играла, люди, проходящие мимо дворца халифа, плакали и смеялись, радовались и печалились, но на душе у них всегда было светло. Халиф, его жена и дочь любили друг друга и были счастливы до конца своих дней, лишь воспоминания о несчастной преданной Фейруз печалили их души...

...Я продолжала перебирать в руках янтарные бусины. Их судьба проплывала перед моими глазами... Вот их торопливо прячут за пазуху грязные руки... Вот они лежат на дне кувшина, который кто-то закапывает в землю. Но земля над кувшином начинает светиться бело-голубым светом, и его находят... А вот их застегивает на шее молодая красивая девушка... Но всегда и всем ожерелье греет душу и очищает сердце. Потому что в нем — сила жизни, помогающая человеку исцелиться и найти свой путь. Потому что в нем — сама Нефрет, жившая для людей и проснувшаяся сегодня во мне...




Получите в подарок сайт учителя

Предмет: Коррекционная школа

Категория: Прочее

Целевая аудитория: 6 класс.
Урок соответствует ФГОС

Скачать
Сказка "Янтарное ожерелье

Автор: Муренко Антонина Михайловна

Дата: 31.03.2019

Номер свидетельства: 505492

Получите в подарок сайт учителя

Видеоуроки для учителей

Курсы для учителей

ПОЛУЧИТЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО МГНОВЕННО

Добавить свою работу

* Свидетельство о публикации выдается БЕСПЛАТНО, СРАЗУ же после добавления Вами Вашей работы на сайт

Удобный поиск материалов для учителей

Ваш личный кабинет
Проверка свидетельства