kopilkaurokov.ru - сайт для учителей

Создайте Ваш сайт учителя Курсы ПК и ППК Видеоуроки Олимпиады Вебинары для учителей

Внеклассное мероприятие по английскому языку "Дом, который построил Свифт"

Нажмите, чтобы узнать подробности

Сценарий внеклассного мероприятия по английскому языку о жизни и творчестве знаменитого английского писателя Джонотана Свифта

Вы уже знаете о суперспособностях современного учителя?
Тратить минимум сил на подготовку и проведение уроков.
Быстро и объективно проверять знания учащихся.
Сделать изучение нового материала максимально понятным.
Избавить себя от подбора заданий и их проверки после уроков.
Наладить дисциплину на своих уроках.
Получить возможность работать творчески.

Просмотр содержимого документа
«Внеклассное мероприятие по английскому языку "Дом, который построил Свифт"»

ГОУ ЯО «Рыбинская общеобразовательная школа»










Внеклассное мероприятие

по английскому языку


«Дом, который построил Свифт»


к 350-летию знаменитого британского писателя Джонатана Свифта




Подготовила и провела

учитель английского языка

И.А.Торочкова







2017год



Цель: знакомство с биографией и творчеством одного из известных Британских писателей Джонатана Свифта


Задачи:

  • Познакомить с биографией Джонатана Свифта;

  • Расширять кругозор обучающихся;

  • Прививать любовь к иностранной литературе;


Оборудование и программное обеспечение:

  • Компьютер, колонки;

  • Программа Microsoft Power Point, Microsoft Word, Microsoft Media Player.


Наглядность:

  • Презентация «Дом, который построил Свифт»;

  • Видеофрагменты из фильма М.А.Захарова «Дом, который построил Свифт».

  • Видеоролик «Когда я стану старым, то обязуюсь»

  • Видеофильм «Путешествия Гулливера», США, 2010год

  • Портрет Джонатана Свифта

  • Знаменитые высказывания Д.Свифта на бумажном носителе


Литература и ресурсы:


  • Текст статьи "О Джонатане Свифте и его главной книге", автор О.Смолицкая

  • Текст статьи "Творчество Джонатана Свифта", автор Л.Сидорченко

  • Текст статьи "Джонатан Свифт", автор С.Назаров

  • Материалы сайта www.taina.aib.ru

  • Материалы сайта www.peoples.ru













(Видеофрагмент)

Джонатан Свифт родился в Дублине 30 ноября 1667 года. 

Джонатан Свифт происходил из старинного, но обедневшего дворянского рода из графства Йорк. Дед Свифта был викарием в Гудриче, очень деятельным и энергичным человеком. Во время буржуазной революции он был на стороне короля, и приобрел из-за этого много проблем. Солдаты Кромвеля ограбили его дом тридцать шесть раз и, несмотря на это, оказавшись в городе, стоявшем за роялистов, он пришел к мэру, и тот попросил Свифта что-то пожертвовать на помощь королю. Томас Свифт снял верхнюю одежду. Мэр ему ответил: «Но это слишком ничтожная помощь!» - «Тогда возьмите мою жилетку». В жилетке были зашиты триста старинных золотых монет – немалый дар королю от бедного священника, имевшего четырнадцать детей. Он также погубил отряд конницы из двухсот человек, переправлявшихся через реку вброд, придумав хитроумную машину и положив ее на дно. В результате, революция все же состоялась, дед был арестован, а его имущество конфисковано.

Отец Свифта был седьмым или восьмым сыном, и позже переехал в Ирландию в поисках заработка к своему старшему брату. Вскоре он женился на девушке-бесприданнице Эрик из древнего рода Абигель, и устроился на должность младшего судейского чиновника. Но карьеры он не сделал и умер бедным спустя два года в возрасте двадцати семи лет, а через семь месяцев после его смерти у них родился сын, которого назвали в честь отца – Джонатан. В своей «Автобиографии» Свифт писал, что брак этот был неразумным с обеих сторон, и что он расплачивался за неразумение родителей не только во время своей учебы, но и большую часть жизни. 

«Я вспоминаю, что, когда я был ещё мальчиком, однажды крючок моей удочки дёрнула большая рыба, я её уже почти вытащил на берег, как вдруг она сорвалась в воду. Разочарование мучает меня и по сей день, и я верю, что то был прообраз всех будущих моих разочарований». Так писал позже о себе Свифт в письме к герцогу Болинброку. 

В 1684 году он поступил в Тринити-колледж в Дублине и в 1686 году получил степень бакалавра философии. Ему было необходимо продолжить обучение, чтобы получить степень магистра богословия, которая дала бы право Джонатану Свифту на получение духовного звания, а значит, и возможность стать священником в каком-то приходе и иметь пусть небольшой, но постоянный доход. Однако денег на продолжение обучения у Свифта не было. 

Если молодой человек какое-то время обучался в колледже или университете, но не завершил образования и не получил магистерскую степень, он мог рассчитывать лишь на место учителя или секретаря при богатом и знатном человеке. Удача улыбнулась неимущему Свифту, и в 1689 году он поступил на службу к дальнему родственнику, писателю Вильгельму Темплу, который поначалу взял нищего юношу из милости библиотекарем, затем оценил его таланты и приблизил к себе в качестве секретаря и доверенного лица. 

В распоряжении Свифта оказалось богатое собрание книг, особенно французских писателей. Рабле, Монтень и Ларошфуко стали его любимейшими авторами. Оценил Джонатан Свифт и своего патрона, его единственного он признавал своим наставником, правда, лишь по части здравомыслия, кругозора, взвешенности и продуманности суждений. Суждения их могли разниться коренным образом, например, в религиозном отношении Темпл был более или менее свободомыслящим деистом, а Свифт считал всякую религиозную пытливость порождением недомыслия или гордыни. Разница в мировоззрении и темпераменте, однако, почти не мешала им уживаться друг с другом. Десятилетие, проведенное в поместье Темпла, Свифт называл счастливейшим временем своей жизни. 

Однако со временем Свифта стала тяготить эта камерная обстановка, несмотря на шикарную библиотеку, собранную хозяином виллы. Джонатан решил поискать счастья в Ирландии, однако быстро понял, что от добра добра не ищут и возвратился в Мур Парк.

Именно здесь будут написаны его первые произведения «Ода Вильяму Сэнкрофту» и «Ода Конгриву», в которых в сатирической форме изобличались пороки общества. Свифт проживет в поместье Темпла до самой его кончины, случившейся в 1699 году, хотя за 7 лет до этого он защитил магистерскую диссертацию и мог служить в церкви. После смерти сэра Уильяма Джонатан написал: «С ним умерло все, что было хорошего и доброго среди людей».

Оставшись без покровителя, начинающий писатель становится помощником викария в небольшой ирландской деревушке Ларакор. Но это было временным пристанищем, ведь все жизненные ожидания Джонатан связывал с политикой, с которой его познакомил Темпл, а также литературой. Еще во время жизни в Мур Парк Свифт проявил себя как мастер полемики, способный своим точным словом свалить оппонента наповал, добив его хлесткой иронией.

(видеофрагмент)

По своим политическим пристрастиям он тяготел к консерваторам, но не терпел демагогии ни с чьей стороны. Свифт точно подметил, что во времена классической Греции таким образом была загублена свобода, и эти мысли нашли отражение в трактате «Рассуждение о раздоре и разногласиях между знатью и общинами в Афинах и Риме». Эта работа вскрыла пороки английской демократии и позволила вигам победить на парламентских выборах. Его стали называть «золотым пером» этой партии, что позволило решиться на публикацию «Сказки бочки». Название произведения на русский манер могло трактоваться как «молоть забавную чепуху».

Эта книга в присущей автору манере вскрывает множество людских пороков: глупые споры, алчность критиков, бесталанность литературных трудов. В качестве выхода из положения он предложил поискать светлые головы в Бедламе, где находились умалишенные. Отдельно аноним (Свифт поначалу не обозначил авторства) поделился своими мыслями о расколе христианской церкви и постоянными распрями трех ее ветвей, умудрившись наслать на себя гнев сразу всех конфессий. Этот труд закрыл дорогу Свифту на должность епископа Кентерберийского.

Книга быстро превратилась в настоящий бестселлер, пережив за год три издания. После раскрытия тайны имени автора он был принят на равных в культурную богему Англии как самый остроумный современник.

Свой неофициальный статус острослова Джонатан подтвердил в истории с астрологом Д. Партриджем, создававшем календари с предсказаниями. Однажды в Лондоне начали распространять брошюру «Предсказания на 1708 год», автором которой значился некий И. Бикерстафф. В ней автор сулил большие успехи Англии и несчастье ее врагам. Также в брошюре называлась точная дата смерти Партриджа с указанием ему срочно уладить все дела. А на следующий день появился «Отчет о смерти мистера Партриджа», который направил к астрологу десятки гробовщиков и пономарей. Со временем придуманный Свифтом мистер Бикерстафф станет пародийным героем английской литературы, а журнал «Тэтлер» («Болтун») вообще будет издаваться от имени этого вымышленного персонажа.

Свифт ввёл в историю литературы имена двух женщин, с которыми его связывали странные отношения. Возможно, что каждая из них в отдельности могла бы дать ему счастье, но получилось иначе. В 1710–1713 годах вышла книга Свифта «Дневник для Стеллы». Это дневник, записи в котором обращены к некой Стелле — возлюбленной автора, которая должна была приехать к нему. Прототипом Стеллы была девушка Эстер Джонсон.
С Эстер Джонсон Свифт познакомился в Мур-Парке, когда ей было восемь лет. Эстер была сиротой и жила у Темпла. Свифт дал ей имя Стелла – Звездочка, и стал ей наставником, потому что сам был старше на четырнадцать лет. Получив приход в Ларакоре, он уговорил переехать в Ирландию и Стеллу, вместе с ее компаньонкой Дингли. Кем она ему была: женой, любовницей или другом - можно только гадать. Стелла была очень красивой и очень умной женщиной, к тому же - образованной, о чем позаботился сам Свифт. Она из благополучной Англии переехала в полунищую и голодную Ирландию. Стелла и Свифт никогда не жили под одной крышей. Когда Свифт уехал, она вместе с Дингли поселились у него в доме ради экономии. Если же он жил в Ларакоре, то они селились по соседству. Кроме того, он никогда не оставался со Стеллой наедине и встречался с ней только в присутствии третьих лиц. Таковы условия отношений, продиктованные Свифтом раз и навсегда, и принятые Стеллой. Стелла была окружена лицами духовного звания вдвое старше ее. У нее не было другого выхода, незамужняя женщина не могла общаться с кем-либо еще, не скомпрометировав себя. 

Все биографы Свифта, знавшие Стеллу, писали о ней с уважением. Многие, знавшие Свифта и Стеллу, говорили, что она безумно его любила. Граф Оррери утверждал, что они состояли в тайном браке, и что венчал их в 1716 году епископ Клогерский. По его словам, произошло это так – Стелла вдруг впала в тоску и заболела. Свифт, не решаясь спросить сам, послал к ней епископа Клогерского, и Стелла передала через него, что устала ждать и хочет, чтобы Свифт женился на ней. Свифт согласился, но выдвинул условие – брак должен быть абсолютно тайным. Другой знакомый Свифта, Дилени, подтверждал, что Свифт и Стелла состояли в тайном браке, и что Свифт на людях никогда не признавал ее своей женой. Дин Свифт тоже утверждал, что брак был заключен в 1716 году, и добавлял, что этот брак ничего не изменил в отношениях Свифта и Стеллы. Он был целомудренным, и они продолжали видеться только на людях. Вальтер Скотт в биографии Свифта рассказывал, что непосредственно после бракосочетания состояние Свифта было ужасным. Зачем был нужен брак? Кто был его инициатором? Возможно, это была Стела, и возможно, это случилось из-за соперницы. 

Этой соперницей, тоже безумно любившей Свифта, была Эстер Ваномри, которой Свифт дал имя Ванессы.

До 1707 года семейство Ваномри жило в Дублине. Ванесса была симпатичной женщиной, но не такой красавицей, как Стелла и, в противоположность ей, импульсивной и склонной воспринимать жизнь трагически. У Ванессы был развитый ум, в отличии от Стеллы, Ванесса была способна на неожиданные поступки и не могла сдерживать свою страсть, поэтому Свифту нужно было быть начеку. Ванесса была натурой незаурядной, а любовь лишь увеличила ее духовную проницательность и желание во всем уподобляться своему божеству, как она называла Свифта.

Ванесса вела чрезвычайно уединенный образ жизни, проводя время в обществе больной сестры и предаваясь печальным размышлениям. Такая жизнь только способствовала тому, что она сосредотачивалась на безнадежном и мучительном чувстве. Свифт взывал к ее благоразумию, но его упреки на нее не действовали, что временами приводило его в ярость. Ванесса не могла ничего с собой поделать, любое ласковое слово Свифта или обещание приехать, делали ее счастливой. Дважды она отказывала женихам, а после смерти сестры осталась в полном одиночестве. Ее безропотность и то, как терпеливо она переносила это состояние в течение восьми лет, объяснялось ее благоговением перед Свифтом. Дин Свифт писал, что в апреле 1723 года Ванесса узнала, что Свифт женат на Эстер Джонсон.

Вальтер Скотт описывал, что случилось это так: «Однако нетерпение Ванессы взяло, наконец, верх, и она отважилась на решительный шаг - сама написала миссис Джонсон и попросила сообщить, какой характер носят ее отношения со Свифтом. Стелла ответила, что они с настоятелем связаны браком; и, кипя негодованием против Свифта за то, что он дал другой женщине такие права на себя, о каких свидетельствовали вопросы мисс Ваномри, Стелла переслала ему письмо соперницы и, не повидавшись с ним, и не ожидая ответа, уехала в дом мистера Форда, близ Дублина. Свифт, в одном из тех припадков ярости, какие с ним бывали и в силу его темперамента и по причине болезни, тотчас отправился в аббатство Марли. Когда он вошел в дом, суровое выражение его лица, которое всегда живо отражало кипевшие в нем страсти, привело несчастную Ванессу в такой ужас, что она едва пролепетала приглашение сесть. В ответ он швырнул на стол письмо, выбежал из дома, сел на лошадь и ускакал обратно в Дублин. Когда Ванесса вскрыла конверт, она нашла там, только собственное письмо к Стелле. Это был ее смертный приговор. Она не устояла, когда рухнули давние, но все еще лелеемые ею надежды, которые давно наполняли ее сердце, и тот, ради кого, она их лелеяла, обрушил на нее всю силу своего гнева. Неизвестно, долго ли она прожила после этой последней встречи, но, по-видимому, не более нескольких недель». 

Известно, что через три месяца после этого Ванесса умерла от неизвестной причины. За это время она переделала завещание, в котором все было завещано Свифту, на почти незнакомого ей будущего философа Джорджа Беркли. В новом завещании имя Свифта не было даже упомянуто. Она была похоронена в церкви Сент-Эндрю, но в 1860 году церковь сгорела, и ее могила не сохранилась. 

Многое непонятно в этой истории, соперницы ненадолго пережили одна другую — Эстер Ваномри умерла в 1723 году, а Эстер Джонсон в 1728 году. Свифт же после смерти обеих Эстер чувствовал себя необыкновенно одиноким.

В начале 20-х годов XVIII века в своих письмах Свифт упоминает о неких путешествиях, которые позднее выльются в главное произведение всей его жизни «Путешествие Гулливера». Правдивые воспоминания бывалого моряка впервые были опубликованы в 1726 году. Стоит отметить, что описание реальных и мнимых путешествий было хорошо известно в европейской литературе, начиная с XVI века. Поэтому автор уподобил свое произведение ряду нетленных творений таких, как «Утопия» Томаса Мора или «Робинзон Крузо» Даниэля Дефо.

Как всегда, Свифт тщательно законспирировал свое авторство, и на это у него были важные причины. В четырех частях романа он описал иллюзорный мир, очень похожий на реальное общество. Произведение стало финальным аккордом творческого пути писателя, где в полной мере отразился накопленный жизненный опыт.

Внешняя канва произведения, выраженная в забавных похождениях главного героя, совершенно не отражает глубокий внутренний подтекст этой книги. Она написана вовсе не для детей, как это может показаться на первый взгляд, а для взрослых.

Фантазия Свифта развернулась здесь в полной мере. Он выдумывал диковинные народы, названия для них (слово «лилипут», в частности, вошло во все языки именно после книги Свифта), языки, обычаи, ритуалы, государственное устройство, точно рассчитывал, во сколько раз лилипут меньше Гулливера и сколько молока может дать лилипутская корова, и как соотносятся размеры великанской мухи с человеком. 

Но одного лишь буйства фантазии было бы достаточно, чтобы книга имела успех, и Свифт остался верен себе. Читатели-современники без труда угадывали, что за распрей остроконечников и тупоконечников скрывается распря католиков и протестантов, или же англиканской и диссидентской церквей (о бессмысленности распрей подобного рода Свифт писал ещё в «Сказке о бочке»). Партии «высоких каблуков» и «низких каблуков» — это, конечно же, виги и тори. Порядок избрания премьер-министра, при котором претендентов на эту должность заставляли ходить по канату, — грустная метафора. Свифт знал, как непросто и опасно быть премьер-министром в Англии. Он знал, как рождаются закулисные политические интриги, и показал механизм создания подобной интриги при дворе лилипутского императора: Гулливер спасал императорский дворец от пожара (пусть и не вполне обычным способом); император сначала был благодарен ему, а потом, по наущению придворных вельмож, готов был увидеть в поступке «Человека-горы» злодейский умысел. 

Сатира, нацеленная на конкретных лиц и конкретные события, не исчерпывала смысла «Путешествий Гулливера». Как и многие другие произведения XVIII века, эта книга рассказывала о том, что же такое человек, и каковы его возможности? Как отвечал Свифт на этот важнейший вопрос эпохи? В «Путешествии к лилипутам» Гулливер был изображён в полном соответствии с просветительской концепцией нового разумного человека. Его гигантский по сравнению с окружающими рост представляется своего рода метафорой. Колышки и верёвочки, связывающие Гулливера, — это мелкие, но неприятные условности, связывающие Человека. Просвещённый и гуманный император приказывал разрезать путы, и Гулливер выпрямлялся во весь рост. Не так ли виделась многим просветителям возможность освобождения человечества от социального неравенства, разделения на богатых и бедных, от гнёта религиозных догм и прочих «предрассудков»? Новый разумный человек мог одним махом прекратить ненужные войны, уведя за верёвочку весь вражеский флот. Примеров такого рода немало в первой части произведения. Не случайно именно «Путешествие в Лилипутию» стало в первую очередь детским чтением, основой для будущих переделок и подражаний, мультфильмов и фильмов.

Во второй части романа положение главного героя резко менялось. Он стал игрушкой в руках огромных существ — великанов. Слепые силы природы (град), неразумные существа (обезьяна), человеческие пороки (коварный карлик) в любую минуту могли погубить его. Даже насекомые в стране великанов стали опаснейшими врагами Гулливера. Во второй части книги Гулливер был уязвим и во всём зависим от окружающих.
В третьей и четвёртой частях дело обстояли иначе. В третьей части Свифт язвил по поводу самого разума, на который его современники возлагали столько надежд. Наука — кумир эпохи — представала здесь как бессмысленное занятие безумных лапутян или жителей Лагадо. Великая идея бессмертия, волновавшая человечество с незапамятных времён, получала неожиданное осмысление: вечная жизнь — это вечная старость, вечная дряхлость и немощность, жалкое существование, что влачат струльбурги. 

В четвёртой части читатель видел иронию над человеческим родом как таковым. Иеху — гнусные, ничтожные, вонючие и корыстолюбивые — вот что такое люди. Причём иеху — это те же люди, что и мы, а не какие-то невиданные существа. Не случайно, вернувшись домой, Гулливер видел признаки иеху во всех окружающих, даже в собственной жене и детях. Человек, в конечном счёте, обернулся иеху. Перед Гулливером и, соответственно, перед читателем всё время вставала проблема: как сохранять человеческое достоинство? Это несложно, когда герой огромен, но так трудно быть человеком среди великанов или среди благородных гуингнмов, особенно когда рядом бродят столь гнусные соплеменники. И Гулливер выдержал испытание. И среди лилипутов, и среди великанов, и среди гуингнмов Гулливер сумел завоевать уважение. Свифт использовал здесь один и тот же приём: он показывал, как Гулливер сначала воспринимался местными жителями как курьёз, диковинный феномен природы, затем становился источником развлечения, игрушкой, и лишь потом обитатели и властители страны понимали, что перед ними находится существо, равное им по разуму. Свифт надеялся на то, что человечество не превратится в сборище жалких иеху.

Последнее десятилетие творческой деятельности Свифта, последовавшее за опубликованием «Путешествий Гулливера», было отмечено высокой активностью. Свифт писал множество разнообразных публицистических и сатирических произведений. Среди них видное место занимали памфлеты на ирландскую тему. Выступления Свифта в защиту Ирландии по-прежнему находили широкий отклик и вызывали общественное признание. Его избрали почетным гражданином Дублина.

Свифт писал много новых памфлетов, но разум его слабел, и наступало расстройство умственных способностей, мало-помалу перешедшее в апатическое идиотство. Десять лет Джонатан Свифт провел в нравственных и физических муках, особенно сильных в так называемые светлые промежутки. «Я идиот! — восклицал он. Я то, что я есть». В своих письмах, незадолго до полного умственного расстройства, Свифт говорил о смертельной скорби, убивающей в нем и тело, и душу. В последние два-три года жизни он практически не разговаривал.
В 1742 году специальная комиссия решила, что Свифт не может заботиться о себе и своем имуществе, как лицо, лишенное памяти (но не сумасшедшее!), и назначила опекунский совет. Свифт не сошел с ума, но потеря памяти и глухота привели к потере механической способности говорить. Один раз он хотел сказать что-то слуге, несколько раз называл его по имени, мучительно подыскивал слова и, в конце концов, со смущенной улыбкой произнес фразу: «Какой я дурак». Свифт погрузился в полную апатию, если раньше он постоянно ходил по лестницам, то теперь его с трудом можно было убедить встать с кресла и пройтись.

Свифт ушел из жизни 19 октября 1745 года. Его дом наполнился людьми, которые пришли попрощаться со своим защитником и одновременно диктатором. Тело Свифта лежало в кабинете и мимо него нескончаемым потоком шли люди.

В одном из писем 1731 года Свифт писал, что надписи на мраморе следует делать с осторожностью, ибо к ним нельзя приложить список опечаток или внести исправление во второе издание. Поэтому Свифт сам сочинил себе эпитафию и внес ее в завещание за пять лет до смерти. Каждое слово в ней тщательно взвешено и отобрано, это вызов всему, с чем боролся Свифт при жизни, он, не победивший, но и не побежденный – таким должны запомнить его потомки: «Здесь покоится тело Джонатана Свифта, доктора богословия, декана этого кафедрального собора, и суровое негодование уже не раздирает здесь его сердце. Проходи, путник, и подражай, если сможешь, тому, кто ревностно боролся за дело мужественной свободы».

Свифт был похоронен в центральном нефе собора Святого Патрика рядом с могилой Эстер Джонсон.

Большую часть своего состояния Свифт завещал употребить на создание лечебницы для душевнобольных. «Госпиталь Святого Патрика для имбецилов» был открыт в Дублине в 1757 году и существует по сей день, являясь старейшей в Ирландии психиатрической клиникой. 


Получите в подарок сайт учителя

Предмет: Английский язык

Категория: Мероприятия

Целевая аудитория: 11 класс.
Урок соответствует ФГОС

Скачать
Внеклассное мероприятие по английскому языку "Дом, который построил Свифт"

Автор: Торочкова Ирина Александровна

Дата: 07.06.2021

Номер свидетельства: 582826

Получите в подарок сайт учителя

Видеоуроки для учителей

Курсы для учителей

ПОЛУЧИТЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО МГНОВЕННО

Добавить свою работу

* Свидетельство о публикации выдается БЕСПЛАТНО, СРАЗУ же после добавления Вами Вашей работы на сайт

Удобный поиск материалов для учителей

Ваш личный кабинет
Проверка свидетельства