kopilkaurokov.ru - сайт для учителей

Создайте Ваш сайт учителя Курсы ПК и ППК Видеоуроки Олимпиады Вебинары для учителей

ПРОФИЛАКТИКА НЕХИМИЧЕСКИХ ЗАВИСИМОСТЕЙ детей и подростков с умственной отсталостью

Нажмите, чтобы узнать подробности

Настоящее методическое пособие адресовано педагогам-психологам, учителям – дефектологам, социальным педагогам, воспитателям и классным руководителям. 

В контексте данного пособия нас, прежде всего, интересуют формы нехимического аддиктивного поведения детей и подростков.

В предлагаемых методических материалах в виде тезисов и статей изложены особенности аддиктивного поведения (нехимических зависимостей) подростков, описаны основные формы его проявления, определены факторы, влияющие на становление аддиктивного поведения.

В данных материалах приводится сводная таблица диагностических методик, которые могут быть использованы педагогами-психологами при входной и повторной диагностики зависимого поведения (интернет-, игровой зависимости). Диагностические методики имеют краткое описание.

В приложении пособия имеются Глоссарий на тему аддиктивного поведения  Тематическое планирование деятельности педагога - психолога.

Здесь приведены рекомендации для работы с обучающимися, их родителями, педагогами  в форме классных часов, тренингов, родительских собраний, тематических сообщений, буклетов.

Материалы пособия разработаны педагогом – психологом самостоятельно и заимствованы с интернет – пространства.

 

Просмотр содержимого документа
«ПРОФИЛАКТИКА НЕХИМИЧЕСКИХ ЗАВИСИМОСТЕЙ детей и подростков с умственной отсталостью»

Администрация Уйского муниципального района

МКОУ «Уйская школа-интернат VIII вида»





Профилактика

нехимических зависимостей

детей и подростков с умственной отсталостью (интеллектуальными нарушениями)

Методические материалы и рекомендации

для педагогов-психологов, учителей – дефектологов,

социальных педагогов, воспитателей и классных руководителей



составитель:

педагог-психолог Л.Н. Линникова



2016-2017 учебный год

Содержание



Аннотация…..………………………………………..…………….....…………..…….…...

1. Общая характеристика поведенческих (нехимических) аддикций…………....……......

2. Проблемы аддиктивного поведения среди учащихся школы – интернат VIII вида……



3. Профилактическая работа педагога - психолога…………………..…………..…........

Приложение

Приложение 1.Глоссарий…………………………………..……......................................

Приложение 2. Тематическое планирование…………………………….........................

Приложение 3. Сводная таблица диагностических методик ……………………………

Приложение 4. Краткое описание диагностических методик...........................................

Приложение 5. Сообщения на тему ……………………………………………………….













Аннотация

Настоящее методическое пособие адресовано педагогам-психологам, учителям – дефектологам, социальным педагогам, воспитателям и классным руководителям.

В контексте данного пособия нас, прежде всего, интересуют формы нехимического аддиктивного поведения детей и подростков.

В предлагаемых методических материалах в виде тезисов и статей изложены особенности аддиктивного поведения (нехимических зависимостей) подростков, описаны основные формы его проявления, определены факторы, влияющие на становление аддиктивного поведения.

В данных материалах приводится сводная таблица диагностических методик, которые могут быть использованы педагогами-психологами при входной и повторной диагностики зависимого поведения (интернет-, игровой зависимости). Диагностические методики имеют краткое описание.

В приложении пособия имеются Глоссарий на тему аддиктивного поведения Тематическое планирование деятельности педагога - психолога.

Здесь приведены рекомендации для работы с обучающимися, их родителями, педагогами в форме классных часов, тренингов, родительских собраний, тематических сообщений, буклетов.

Материалы пособия разработаны педагогом – психологом самостоятельно и заимствованы с интернет – пространства.





















    1. Общая характеристика поведенческих (нехимических) аддикций

В последнее десятилетие активно изучается феномен нехимических (поведенческих) аддикций. К настоящему времени создано множество классификаций видов аддикций, в основу которых положены самые разные объекты зависимости (Короленко, 2001; Войскунский, 2004; Котляров, 2006; Егоров, 2007; Акопов, 2008; Griffiths, 1999; Young, 1998 и др.). Например, А.Ю.Егоров приводит следующую классификацию поведенческих аддикций: гемблиннг, эротические аддикции, «социально приемлемые» аддикции (трудоголизм, спортивные аддикции или аддикции упражнений, аддикции отношений, траты денег, религиозная аддикция или фанатизм), технологические аддикции (интернет-, гаджет-аддикции и т.п.), пищевые аддикции. Особый интерес в данной классификации представляет выделение группы «социально приемлемых» поведенческих аддикций, возникающих в определенных культурных, исторических, социальных условиях.

Классификации пополняются все новыми видами аддиктивного поведения, что позволяет предположить, что объектом поведенческой зависимости при определенных условиях может стать практически любая деятельность человека.

Определения аддикций, хотя и различаются терминологически в зависимости от научной ориентации исследователей, описывают общую психологическую реальность. Так Л.М.Додс определяет аддикцию как компульсивно побуждаемую активность, характеризующуюся интенсивностью и неослабевающим упорством, относительной потерей автономии Эго (включая способность реагировать на факторы реальности и функции заботы о себе). В.Д.Менделевич (2003) понимает под аддикцией любое сверхценное увлечение, при котором объект увлечения или деятельность становится определяющим вектором поведения человека, оттесняющим или блокирующим другие деятельности.

Столь широкое определение феномена аддиктивного поведения требует уточнения его критериев. К психологическим критериям аддиктивного поведения А.В.Худяков (2003) относит ослабление мотивов, препятствующих или конкурирующих с объектом зависимости; преобладание таких механизмов психологической защиты, как отрицание, проекция, генерализация, рационанализация; учащение межличностных и семейных конфликтов; нарушения адаптации. В.Д.Менделевич (2003) основным диагностическим критерием всех видов аддикций считает наличие измененных состояний сознания в период протекания зависимого поведения, от которых человек и зависит.

Наиболее распространены универсальные критерии аддиктивного поведения Брауна-Гриффитса: сверхценность определенного поведения, изменение настроения в связи с этим поведением, рост толерантности, симптомы отмены, конфликты с окружающими и самим собой, рецидивы. Дж.Томер (2001) считает, что для аддиктивного поведения характерен уход от реальности, сосредоточенность на узконаправленной сфере деятельности при игнорировании остальных (цит. по Егоров, 2007).

Одним из важных вопросов в области изучения аддикций является определение характера течения и прогноза зависимого поведения. В работах разных авторов рассматривается идея, согласно которой проявления зависимостей распространяются от адекватных привязанностей, увлечений, способствующих самореализации и развитию личности, до расстройств зависимого поведения, приводящих к дезадаптации (Менделевич, 2003; Сэбшин, 2000).

А.В.Худяков (2003) выделяет два типа развития аддиктивного поведения: транзиторный (благоприятный) и прогредиентный (неблагоприятный). При первом типе объект аддикции в значительной степени осознается как средство достижения не связанных с ним, других целей и является, по сути, копинг-поведением. Обучение другим, более приемлемым способам достижения искомой цели достаточно легко редуцирует этот тип аддиктивного поведения. При прогредиентном течении объект аддикции становится основной целью, ведущей мотивацией, подчиняя себе многие сферы жизни аддикта. При этом если объект аддикции воспринимается как полезный, привлекательный и доступный, то это лишь дополнительно стимулирует аддикцию.

Причины и условия формирования и закрепления зависимостей изучаются исследователями различных направлений. Общая идея заключается в том, что зависимости могут развиваться как результат длительного невротического конфликта, структурного дефицита в развитии личности, определенных семейных и культурных условий (Э.Сэбшин, 2000).

Одним из условий развития аддикций и аддиктивного поведения являются определенные личностные особенности, выявленные преимущественно в психоаналитически ориентированных исследованиях и анализах клинических случаев. Как специальные и взаимосвязанные особенности аддиктивной личности в этих исследованиях выделяются следующие:

  • нарушения способности к самозащите как следствие дефицита или искажения интернализации родительских фигур;

  • непереносимость эмоционального напряжения и психологическая уязвимость, которые затрудняют управление собственными эмоциями и состояниями, воздействуют на самооценку, отношения с окружающими и способность заботиться о себе, адаптивно изменять и контролировать свое поведение;

  • резкие колебания между переживаниями беспомощности и всемогущества;

  • преимущественное использование таких механизмов психологической защиты, как избегание и отрицание, распространяющееся на восприятие внешней и внутренней реальности;

  • алекситимия и психофобические проявления.

Аддиктивное поведение человека, имеющего указанные особенности, понимается как способ восстановления чувства контроля и могущества, снижения тревоги.

Дж.Джекобсон выделяет три личностных фактора, предраспологающих к развитию аддиктивного поведения. Во-первых, уязвимость и дефекты в сфере аффективной регуляции, которые проявляются в неспособности человека успокоить себя и контролировать свои импульсы. Во-вторых, низкая дифференцированность Я, неустойчивая или заниженная самооценка, колебания переживаний между беспомощностью и всемогуществом своего Я. В-третьих, сложности в сфере межличностных отношений, проявляющиеся в колебаниях между интенсивным поиском участия, слияния с кем-либо и разочарованием, отстранением. Все эти факторы уходят корнями в дефекты ранних отношений матери и ребенка, связанные с невозможностью (по разным причинам) поддержания оптимального и стабильного эмоционального контакта в паре мать-ребенок.

Другим важным условием развития и закрепления аддиктивного поведения являются особенности семейной ситуации аддикта, а именно: нарушение отношений между членами семьи, ценность и использование объекта аддикции ближайшим окружением, трудности в удовлетворении своих потребностей в данной ситуации.

Специфика семейной ситуации аддикта характеризуется феноменом созависимости, компонентами которого являются низкая личностная дифференцированность членов семьи, нарушение внешних и внутренних семейных границ (либо размытые, либо непроницаемые), путаница в вопросах ответственности (Манухина, 2009).

Созависимость определяется как «постоянная концентрация мысли на ком-то или на чем-то и зависимость (эмоциональная, социальная, иногда физическая) от человека или объекта … Это нарушение личности, основанное на необходимости контроля ситуации во избежание неприятных последствий; невнимании к своим собственным нуждам; нарушении границ во взаимоотношениях; слиянии всех интересов с дисфункциональным лицом» (цит. по Москаленко, 2008, с. 37-38).

Ссылаясь на ряд исследований, В.Д.Москаленко характеризует созависимую личность как обладающую низкой самооценкой и неуверенностью в собственной значимости, ориентирующуюся преимущественно на внешние оценки и правила, невнимательную к собственным потребностям, склонную к искажению собственных переживаний в пользу «принятых», обладающую высоким уровнем тревоги, стыда и вины. Созависимые (как и их зависимые партнеры) склонны к отрицанию и игнорированию в качестве преобладающих механизмов защиты. Для них характерны нарушения межличностных границ в общении – либо размытые, либо слишком закрытые. У них высока потребность в контроле другого разными способами – от грубого нажима до заботливого и опекающего поведения. При этом невозможность контроля сопровождается переживаниями утраты смысла жизни, возрастанием тревоги. Нетрудно увидеть, что созависимая личность имеет много схожих черт с зависимой, и вместе они образуют устойчивую, взаимоподдерживающую пару.     

Значительное влияние на формирование аддикций оказывает и общая социально-психологическая ситуация. Любая форма зависимости – явление социально-психологическое. Одно из оснований широкого распространения разнообразных поведенческих аддикций и, следовательно, появления внимания к ним со стороны исследователей, связано с такими особенностями современной культурной ситуации как ее избыточность (информационная, потребительская и пр.) и дефицит реального общения .

Подводя итоги краткому обзору литературы, посвященной нехимическим (поведенческим) аддикциям, стоит сформулировать некоторые обобщения.

1. Существует группа социально приемлемых аддикций, при которых зависимость чаще всего оценивается и самим аддиктом и окружающими как некое полезное, желательное качество поведения, а «издержки» этой зависимости (межличностные конфликты, суженность психологического пространства, перегрузки и пр.) отрицаются, игнорируются или ошибочно приписываются влиянию каких-либо других обстоятельств.

2. Континуум проявлений зависимого поведения довольно широк и распространяется от увлечений, способствующих развитию и защите (увлечение как копинг-поведение) личности, до аддиктивного поведения, ведущего к дезадаптации.

3. Развитие и закрепление аддиктивного поведения связано с тремя группами факторов: личностные, межличностные (семейные) и социо-культурные. Определенная личностная организация, характеризующаяся структурной дефицитарностью либо наличием невротического конфликта, является условием развития аддикций. Именно поэтому разные виды аддикций часто сочетаются и могут заменять друг друга. На уровне семейной организации аддиктивное поведение поддерживается определенной системой межличностных отношений, получивших название феномена созависимости. На уровне социо-культурной ситуации – это избыточность современного общества и дефицит реального общения.





















































2. Проблемы аддиктивного поведения среди учащихся школы – интернат VIII вида.

В условиях современного российского общества аддиктивное поведение несовершеннолетних приобрело черты массового явления, отличающегося устойчивыми тенденциями роста.

К особой группе риска аддиктивного поведения относятся дети и подростки с с нарушением интеллекта.

Аддиктивное поведение – это социально-пассивная форма девиантного или отклоняющегося поведения. Отклонения социально-пассивного типа выражаются в стремлении к отказу от активной жизнедеятельности, уклонении от своих гражданских обязанностей, долга, нежелании решать как личностные, так и социальные проблемы.

Аддиктивным поведением считается не только прием психоактивных веществ (ПАВ), но и нарушения пищевого поведения, гэмблинг (поведение, связанное с азартными играми, включая компьютерные), интернет-зависимость, зависимость от телесериалов, религиозное деструктивное поведение и так далее.

Обращает на себя внимание тот факт, что, помимо количественных, существуют и качественные изменения: увеличивается число аддиктивных поступков, совершаемых детьми и подростками, имеющими нарушения интеллекта, проявления зависимости в поведение, поступках, сознание.

Опыт практической работы показывает, что основными причинами аддиктивного поведения несовершеннолетних являются: неблагополучие семейных взаимоотношений, ошибки семейного воспитания, трудности в обучении, конфликты с педагогами, сверстниками, незанятость полезными видами деятельности, неумение организовать свой досуг, уход в асоциальные компании и др.

Важно отметить, что на формирование аддиктивного поведения у детей и подростков с нарушением интеллекта оказывают влияние такие факторы риска, как: интеллектуальное нарушение, эмоционально-личностное неблагополучие и связанные с ними нарушения адаптации и социализации.

Наличие интеллектуального дефекта существенно затрудняет процесс формирования социально-нормативного поведения, повышает вероятность аддиктивных проявлений в поведении детей и подростков. Дети и подростки с умственной отсталостью, в особенностях своего поведения, личностного развития часто имеют такие характеристики как - несколько враждебны по отношению к сверстникам, подвижны, внимание неустойчиво, повышенно отвлекаемы, эмоциональные реакции живые, аффективно возбудимы, коммуникативные навыки сформированы недостаточно, обращенную речь понимают в границах бытовой ситуации; у детей и подростков наблюдается несформированное отрицательное отношение к чрезмерному пребыванию в интернете, использования мобильных телефонов и т.д, отсутствие знаний о влиянии чрезмерного увлечения Интернетом, компьютерными играми на организм человека; отсутствие способности логически проследить, к каким последствиям может привести данное зависимое поведение. Все это делает данную категорию учащихся группой повышенного риска в отношении аддиктивного поведения.

Сложность патогенеза нарушений поведения умственно отсталых детей и подростков необходимо учитывать специалистам при организации работы с данной категорией лиц.




3. Профилактическая работа педагога – психолога.

Существует три вида профилактической деятельности, а именно первичная,вторичная и третичная профилактика. Каждый из этих видов имеет свои цели, задачи, объект, а также направления психологического сопровождения (просветительское направление, диагностическое, коррекционное) со специфическими методами. Кроме того, первичная, вторичная и третичная профилактическая деятельность реализуется с помощью профессионалов (психологов, социальных педагогов, педагогов, терапевтов, психотерапевтов, и др.) и непрофессионалов (представителей общественных организаций, групп добровольцев, активистов и др.), объединенных единой глобальной целью предупреждения аддикций среди детей и подростков.

Первичная профилактика. Основным направлением первичной профилактики является просветительское направление, которое реализуется, главным образом, через обучение здоровому поведению, а именно через обучение навыкам самоанализа и тренировку определенных умений справляться с требованиями общества, управлять своим поведением, а также через оказание подросткам психологической и социальной поддержки и помощи. Таким образом, просветительская деятельность направлена на расширение компетенции подростков в таких важных областях, как:

- культура межличностных отношений,

- технология общения,

- способы преодоления стрессовых ситуаций,

- здоровый образ жизни,

- гуманистически ориентированные жизненные ценности,

- конфликтология,

- психосексуальное развитие,

- проблемы аддиктивного поведения с рассмотрением основных аддиктивных механизмов, видов зависимости, динамики развития аддиктивного процесса и последствий(не только медицинских, но и, прежде всего, социальных последствий употребления психоактивных веществ).

Стоит отметить, что лекции, посвященные аддиктивному поведению, не стоит заявлять как антиаддиктивные. Они должны быть ориентированы на сохранение здоровья.

К методам, используемым для реализации цели и задач первичной профилактики, относятся:

- информирование (лектории, занятия с использованием интерактивной формы

обучения и др.);

- метод групповой дискуссии;

- социально-психологический тренинг;

- мотивационно-личностный тренинг;

- психологические игры;

- организация и проведение антинаркотических мотивационных акций и др.

Данный вид профилактической деятельности является наиболее эффективным, поскольку полностью стремится избежать патологических исходов, уменьшить число лиц, у которых может быть начат патологический процесс.

Вторичная профилактика. Направлениями вторичной профилактики являются диагностическое, просветительское и коррекционное.

Диагностическая работа направлена на исследование психолого-педагогических и социальных особенностей подростков, склонных к аддиктивному поведению, результатом которой должно стать создание программы индивидуального сопровождения подростка «группы риска». В диагностическую работу входят:

- комплексная диагностика личностных особенностей несовершеннолетних, которые могут оказать влияние на формирование аддиктивного поведения (в первую очередь, выявление личностной предрасположенности к аддиктивному поведению);

- сбор информации о социально-бытовых условиях проживания подростка;

- сбор информации о семье подростка и диагностика семейных взаимоотношений;

- психодиагностика способностей подростка и сбор информации о его увлечениях, особенностях учебной деятельности;

- сбор информации о друзьях и других возможных референтных группах подростка.

Методами диагностического направления являются:

- тестирование (психологическое измерение);

- методы исследования личности (опросные, проективные, метод семантического дифференциала, ситуационные тесты и др.);

- социометрия и другие методы исследования межличностных отношений;

- методы диагностики внутрисемейных отношений (клинико-биографический метод, метод включенного наблюдения, «модель Мак-Мастерса», психолого-диагностический метод: проективные методики, опросники, анкеты, шкалы и др.);

- беседа;

- наблюдение;

- праксиметрический метод (анализ продуктов деятельности, например, учебной или творческой).

Просветительская работа направлена на обучение подростков, их семей, а также специалистов умениям и навыкам в сфере межличностных отношений (обучение навыкам эффективного общения, технологиям разрешения конфликтов, толерантности), здорового образа жизни и конструктивных способов преодоления стрессовых ситуаций, проблем аддиктивного поведения (с учетом социальных и медицинских последствий употребления психоактивных веществ) и др.

К методам просветительского направления можно отнести:

- метод групповой дискуссии;

- информирование;

- тренинг навыков и умений;

- психологические игры;

- моделирование ситуаций и др.

Коррекционная работа включает:

- коррекцию отдельных личностных особенностей и форм поведения, характерных для аддиктивных подростков,

- формирование и развитие навыков работы над собой (самоанализа, рефлексии, развитие самосознания, Я-концепции, интернального локуса контроля),

- развитие осознания формирующейся зависимости от психоактивного вещества как

проблемы личности,

- повышение потенциала личностных и средовых ресурсов,

- обучение модели активного адаптивного копинг-поведения (обучение стратегиям разрешения проблем, поиску и принятию социальной поддержки, умениям распознавать и изменять стратегию избегания),

- формирование мотивации на изменение поведения,

- коррекцию ценностных ориентаций,

- формирование принятия ответственности за свою жизнь, поведения и его последствия,

- профессиональную ориентацию,

- коррекцию семейных отношений, - профилактическое воздействие социальных сетей (семья, группы поддержки, приюты, медико-психологические центры, анонимные сообщества),

- нормализацию и гармонизацию отношений в диаде учитель – ученик,

- формирование устойчивости к давлению наркоманической среды и др.

Методами коррекционного направления являются:

- тренинг личностного роста;

- социально-психологический тренинг;

- мотивационно-личностный тренинг;

- логотерапия;

- символдрама (кататимно-имагинативная терапия Х. Лёйнера);

- арт-терапия;

- краткосрочная позитивная психотерапия;

- рационально-разъяснительная психотерапия;

- ролевые игры;

- сказкотерапия;

- игровая психотерапия;

- методы психотерапевтической коррекции семейных взаимоотношений (семейная

системная психотерапия, аналитико-системная психотерапия, семейное консультирование и

др.);

- тренинг родительской эффективности;

- психологическое консультирование и др.

Формами проведения психокоррекционной работы являются индивидуальная и групповая. Групповое консультирование подростков должно строиться с обязательным учетом особенностей этого возраста.

Вторичная профилактика, также как и первичная, является массовой, оставаясь индивидуальной в отношении конкретного ребёнка и подростка. Проводимые в рамках вторичной профилактики мероприятия ведут к уменьшению числа лиц с зависимостью путем вмешательства на ранних этапах ее развития, т.е. на этапах аддиктивного поведения.

Программы вторичной профилактики обладают более высокой эффективностью, однако менее универсальны и действенны в сравнении с программами первичной профилактики.

Третичная профилактика. На этапе третичной профилактики существенно возрастает удельный вес коррекционного направления в рамках психологического сопровождения. Роль диагностического направления уменьшается в связи с появлением симптомов заболевания у аддиктивных подростков. Диагностические исследования могут быть использованы для отслеживания динамических изменений в личности зависимого подростка, возникающих под влиянием психологической коррекции.

К методам третичной профилактики можно отнести:

- тренинг личностного роста;

- психологическое консультирование (индивидуальное и групповое);

- социально-психологический тренинг;

- тренинг когнитивного развития;

- методы психотерапевтической коррекции семейных отношений и другие методы коррекционного направления.

В рамках третичной профилактики должно осуществляться развитие навыков коммуникативной и социальной компетенции, в том числе и развитие навыков эмпатии. В связи с ухудшением общего соматического и психического состояния требуется тренинг когнитивных навыков и умений. Поддерживающая и развивающая среда может складываться из терапевтических сообществ, групп само- и взаимопомощи, которые выступают в качестве альтернативы употреблению психоактивных веществ. Работа с семьей зависимых подростков должна быть направлена на разрушение механизма созависимости, на развитие терпимости членов семьи друг к другу, а также на профилактику синдрома эмоционального выгорания у созависимых. Первичная, вторичная и третичная профилактика зависимого поведения являются компонентами единой профилактической цепи и не могут рассматриваться изолированно друг от друга.

Деятельность психолога в образовательном учреждении должна быть направлена на первичную и вторичную профилактику, т.к. третичная профилактика может осуществляться медицинским психологом либо психотерапевтом, и требует дополнительной специализированной подготовки в области работы с зависимым и созависимым поведением.































Литература

  1. Войскунский А.Е. Актуальные проблемы зависимости от интернета// Психологический журнал. - 2004. - Т. 25. - № 1. - C. 90-100.

  2. Гоголева А.В. Аддитктивное поведение и его профилактика. - М.: Изд-во Моск.псих.-соц. ин-та, Воронеж: Изд-во НПО МОДЭК. - 2002. - 240 с.

  3. Джолдыгулов Г.А., Гусманов Р.М., Шевченко Ю.С. К вопросу о механизмах формирования чрезмерной увлеченности компьютерными играми// Дискуссионные вопросы наркологии: профилактика, лечение и реабилитация: Мат-лы Российской научно-практической конференции/ Под общ.ред. проф. А.В. Худякова. Иваново. 2005. С. 111-112.

  4. Егоров А.Ю. К вопросу о новых теоретических аспектах аддиктологии // В кн.: Наркология и аддиктология. Сб. науч. тр./ Под.ред. проф. В.Д. Менделевича. - Казань: Школа. - 2004. - С. 80-88.

  5. Егоров А.Ю., Уголев Д.А., Евсеев С.П. Прыжок от наркотиков// Адаптивная физическая культура. - 2001. - № 1 (5). - С. 28-29.

  6. Зайцев В.В., Шайдулина А.Ф. Как избавиться от пристрастия к азартным играм. - СПб., Изд. дом «Нева». - 2003. - 128 с.

  7. Короленко Ц.П. Аддиктивное поведение. Общая характеристика и закономерности развития // Обозрение психиатрии и медицинской психологии. - 1991. - № 1. - С. 8-15.

  8. Короленко Ц.П. Работоголизм – респектабельная форма аддиктивного поведения// Обозрение психиатрии и медицинской психологии. - 1993. - № 1. - С. 17-29.

  9. Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Социодинамическая психиатрия. - М., Академический Проект, Екатеринбург, Деловая книга. - 2000. - 460 с.

  10. Короленко Ц.П., Донских Т.А. Семь путей к катастрофе. - Новосибирск, Наука. - 1990.

  11. Личко А.Е., Попов Ю.В. Саморазрушающее поведение у подростков //В кн.: Социальная психиатрия. Фундаментальные и прикладные исследования. - Л. - 1990. - С. 75-82.

  12. Международная классификация болезней (10-й пересмотр). Классификация психических и поведенческих расстройств. Клинические описания и указания по диагностике / Пер. на русск. яз. Под ред. Ю.Л. Нуллера, С.Ю. Циркина. - СПб, Адис. -1994. -302 с.

  13. Менделевич В.Д. Наркозависимость и коморбилные расстройства поведения. – М., МЕДпресс-информ. - 2003. - 328 с.

  14. Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения: Учебн. Пособ. – М., МЕДпресс. - 2001. - 432 с.

  15. Менделевич В.Д., Садыкова Р.Г. Зависимость как психологический и психопатологический феномен (проблемы диагностики и дифференциации)// Вестник клинической психологии. - 2003. - Т. 1. - № 2. - С. 153-158.

  16. Назмутдинов А.Р. Особенности коррекции невротических расстройств в сочетании с нефармакологическим аддиктивным поведением// Мат-лыконф. Современные проблемы клиники и лечения психических расстройств/ Под ред. Н.Е. Буториной. -Челябинск - 2000.

  17. Постнов В.В., Дереча В.А. Духовный поиск как вариант нехимической аддикции у больных алкоголизмом в ремиссии// Новые методы лечения и реабилитации в наркологии (заместительная терапия, психофармакотерапия, психотерапия)/ Сб. мат-лов междунар. конф. Под.общ. ред. проф. В.Д. Менделевича. – Казань, 2004. - С. 287-291.

  18. Постнов В.В., Дереча В.А., Карпец В.В. Аддиктивное поведение в форме «состояния перманентной войны» в структуре расстройств адаптации у больных алкоголизмом – ветеранов боевых действий// Новые методы лечения и реабилитации в наркологии (заместительная терапия, психофармакотерапия, психотерапия)/ Сб. мат-лов междунар. конф. Под.общ. ред. проф. В.Д. Менделевича. – Казань, 2004. - С. 291-295.

  19. Чернобровкина Т.В., Аркавый И.В. Роль эйфории в клинике и лечении наркологических заболеваний. Клинико-биохимический и социальный аспекты// «Проблемы медико-социальной реабилитации больных в психиатрии и наркологии» (материалы республик.совещания врачей психиатров-наркологов), Москва, 1992.- С.113-122.

  20. Чудова И.В. Особенности образа «Я» «Жителя Интернета»// Психологический журнал. 2002. Т. 22. № 1. С. 113-117.

  21. Шайдукова Л.К. Сексуальная агрессия в клинике женского алкоголизма. Вопросы наркологии. - 1993. - №4. - С.11-13.

  22. Янг К.С. Диагноз — Интернет-зависимость // Мир Интернет/ 2000. - № 2. - С. 24-29.









ПРИЛОЖЕНИЕ

























ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Глоссарий

АДДИКТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

(по Ц.П. Короленко)

- одна из форм деструктивного поведения, выражающаяся в стремлении уйти от реальности,

Изменив своё психическое состояние посредством постоянной фиксации внимания на определённых предметах или активных видах деятельности, что сопровождается развитием интенсивных эмоций. Аддиктивное поведение часто проявляется как потеря контроля.

АСТЕНО-НЕВРОТИЧЕСКИЙ СИНДРОМ ПРИ НАЛИЧИИ КОМПЬЮТЕРНОЙ И ИГРОВОЙ ЗАВИСМОСТИ

- проявляется в накоплении усталости, раздражительности, сонливости. Могут быть головокружения, головные боли, сердечные боли, жжение в глазах, снижение памяти, ухудшение аппетита. Происходит падение иммунитета и ребёнок чаще болеет.

АККАУНТ

Лицевой счёт в Сети Интернет, посредством которого оплачивается игровое время и различные дополнения к игре.

БИОРЕЗОНАНСНЫЕ ПОМЕХИ

Психофизиологические нарушения в организме, вызванные изменением физиологических частот систем, органов и отдельных тканей в связи с вхождением в резонанс с различными составляющими информационного шума.

ВИРТУАЛЬНЫЙ МИР

Иллюзия, не являющаяся иллюзией. Это мнимый мир за экраном монитора.

ГЕМБЛИНГ

Азартная увлеченность играми

ГЕЙМЕР

Человек, который использует компьютер в больше степени только для игр.

ЗАВИСИМОСТЬ

Патологическое пристрастие субъекта по отношению к чему – либо.

ИГРОВАЯ КОМПЬЮТЕРНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ

Болезненное увлечение ролевыми компьютерными играми, в которых играющий принимает на себя роль виртуального персонажа и живёт его жизнью, ощущая себя в реальности дискомфортно.

ИНТЕРНЕТ-АДДИКЦИЯ

Зависимость от интернета, когда общение, познание или игра в сети захватывают человека целиком, не оставляя ему времени и сил на другие виды деятельности

ИГРЫ-КВЕСТЫ

Компьютерные игры исторического содержания, фэнтези

ИГРЫ-АРКАДЫ

Компьютерные игры многоуровневые

ИНФОРМАЦИОНЫЙ ШУМ

Огромный пласт разнообразной информации от СМИ  (телевидения, радио, печать), современная музыка и т.д. Подобная информация напрямую, безо всякого анализа способна встраиваться в подсознание и в дальнейшем проявлять себя тем или иным образом.


КОМПУЛЬСИВНЫЙ

ГЕМБЛИНГ

Навязчивое желание играть в азартные игры

КОМПЬЮТЕРНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ

Определяет патологическое пристрастие человека к работе или проведению времени за компьютером.

КВЕСТ

В средневековых романсах квестом называлось путешествие рыцаря для выполнения намеченной цели. В компьютерной игре это длительный поиск определённой вещи. Для достижения цели игрок должен перейти на следующий уровень игры.

ЛУДОМАНИЯ (F 63.0)

Зависимость от азартных игр или игровая зависимость. Имеет стадии развития, схожие со стадиями развития наркомании. Относиться к разряду нехимических зависимостей.

МИССИЯ

От англ. Mission. Важное задание, выполняемое из политических, религиозных или коммерческих побуждений. В сфере компьютерных игр данное определение встречается в большинстве игр, а задание выполняется игроком самостоятельно либо в группе с другими игроками. По важности «миссии» превалируют над «квестами».

ОНЛАЙН ролевая игра

Отангл. MMORPG – Massive Multiplayer Online Role Playing Game. Является одной из самых широко развивающихся компьютерных игр. Основана на общении в Интернете с другими игроками для совместного прохождения  «квестов» и «миссий». Наиболее известными играми данной категории являются  WorldofWarcraft, guildWars, LordOfTheRings, Lineage 2, EVE Online и др. По результатам исследований игра «мир Варкрафта» является наиболее распространённой среди игроков по всему миру, насчитывая более 11,5 млн. игроков. Время, которое игрок тратит на данный вид игры должно быть оплачено.

РОЛЕВАЯ ИГРА

Отангл. RPG – Role Playing Game. Чаще всего в среде играков данный вид компьютерных игр называется «РПГ». В этом виде игр необходим выбор одного персонажа, в котором в процессе игры управляет игрок. Отличительная особенность ролевых игр состоит в том, что играющий смотрит на выбранного им персонажа под углом в 45 градусов.

СИНДРОМ ХРОНИЧЕСКОЙ УСТАЛОСТИ

Нарушение биоэнергетического равновесия организма, при котором появляются сонливость и тревожные состояния.

СТРАТЕГИЯ

(вид компьютерной игры)

От англ. Strategy. Целью игры является разработка плана действий и выполнение определённых задач для достижения поставленной цели. Ставленой целью является победа над противником. На данный момент можно утверждать, что 85% «игр-стратегий» составляют военные игры. Чаще всего встречается тематика Второй мировой войны, научная фантастика и события, происходящие в наши дни. Стратегии подразделяются на 2 вида: классические и стратегии реального времени (RTS – RealTimeStrategy). Второй вид является более распространённым в наши дни.

ТЕЛЕМАНИЯ

Пристрастие человека к просмотру телевизора. Оно уменьшает опыт восприятия мира и жизни

ЭГОШУТЕР

От англ. EgoShooter. Один из самых распространённых видов компьютерных игр. Цель игры – прохождение определённых уровней, в которых игрок выполняет различные задания. Эгошутеры, в настоящее время, являются одними из самых жестоких игр. Тематика этих игр самая широкая, но отличительной особенностью является то, что игрок должен уничтожить всех противников на определённом уровне. Игрок, выполняя различные задания, смотрит на происходящее на экране монитора глазами выбранного персонажа или «героя». А на завершающем этапе игрок должен встретиться с главным противником «боссом».

ЭФФЕКТ «ПРИСУТСТВИЯ»

виртуальная реальность воспринимается играющим как реальный мир. Сознание автоматически «дорабатывает» несовершенный виртуальный мир до уровня реальности.

























ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Тематическое планирование

п/п

Сроки проведения

Виды деятельности

Целевая подгруппа

Содержание мероприятий

Примечание

1.

Октябрь

Психодиагностика

Беседы, консультации

Информирование, с целью повышения психологической грамотности

Учащиеся

Педагоги (учителя- воспитатели)

Специалисты (социальный педагог, учитель – дефектолог, учитель – логопед, фельдшер)

Родители

  • Психологическое исследование. Диагностика по выявлению наличия признаков интернет и игровой зависимости.

  • Тематическое выступление на родительском собрании «Ребёнок и компьютер. Опасная грань»

  • Тематическое выступление на педагогическом совете школы (методическом совете школы)  «Причины возникновения аддиктивного поведения у несовершеннолетних».

  • Участие Тематический классный час для учащихся «Компьютер: за и против».

  • Организация индивидуального консультирования  педагогом-психологом детей, попавших в «группу риска» по результатам обследования.


Приложение 1.

Приложение3.

Приложение5.


2.

Ноябрь-

февраль

Тематические занятия, с элементами психотерапии.

Учащиеся


  • Тематические занятия для учащихся «Познай себя» (7 занятий).


3.

Март-

апрель

Психодиагностика

Беседы, консультации

Информирование, с целью повышения психологической грамотности

Тематические занятия, с элементами психотерапии.

Учащиеся

Педагоги (учителя- воспитатели)

Специалисты (социальный педагог, учитель – дефектолог, учитель – логопед, фельдшер)

Родители

  • Повторная диагностика и анализ мониторинга полученных данных

  • Тематические занятия«Я и моя семья» (3 занятия).



Приложение 3.

Приложение 5.



ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Сводная таблица диагностических методик

Исследуемый

компонент

личности/

диагностическая

методика


особенности

Я-концепции

тревожность

агрессивность

депрессивное состояние

самооценка

особенности эмоционально-волевой сферы

психологические защиты

межличностные отношения

предрасположенность к аддиктивному поведению

реакции на фрустрационную ситуацию

Тест «Дом – дерево – человек»

(Дж. Бук).











Тест «Рисунок человека» (К. Маховер).











Тест Люшера












Тест «Несуществующее животное»

(М.З. Дукаревич).











Опросник Шмишека

(детская модификация И. В Крук)











Тест на интернет – зависимость (Кулаков)











Тест Такера на выявление игровой зависимости(модифицированный и адаптированный для несовершеннолетних психологом Коныгиной И.А.)











Тест на интернет –аддикцию (зависимое поведение) для подростков

(Никитина, Егоров)











ПРИЛОЖЕНИЕ 4

Описание методик


Тест «Дом – дерево – человек» (Дж. Бук).Проективная методика исследования личности была предложена Дж. Буком в 1948 г. Тест предназначен как для взрослых, так и для детей, возможно групповое обследование.
Суть методики заключается в следующем. Обследуемому предлагается нарисовать дом, дерево и человека. Затем проводится опрос по разработанному плану.Это проективный тест, позволяющий выявить такие симптомокомплексы, как: чувство незащищенности, тревожность, неуверенность в себе, чувство неполноценности, враждебность к окружающим, наличие конфликтной ситуации в жизни подростка, трудности в общении и установлении контактов, депрессивные тенденции.


Тест «Рисунок человека» (К. Маховер). Метод анализа личности, основанный на интерпретации рисунков человеческой фигуры. Ребенку дают простой карандаш и стандартный лист бумаги А4 и просят создать рисунок. В процессе рисования фиксируются все вопросы, реплики, особенности поведения, а также такие манипуляции, как стирание элементов рисунка и дополнения. После того как рисунок завершен, следует перейти к беседе.


Тест Люшера. Проективный метод, основан на том опытном факте, что выбор цвета отражает нередко направленность испытуемого на определенную деятельность, настроение, функциональное состояние и наиболее устойчивые черты личности. Это т.н. "глубинный" тест. Предпочтение того или иного цвета неосознанное. Значения цветов в их психологической интерпретации определялись в ходе разностороннего обследования многочисленного контингента различных испытуемых.


Тест «Несуществующее животное» (М.З. Дукаревич). Проективный графический тест. Выявляет актуальное психическое состояние обследуемого посредством исследования моторики. Данный тест является ориентировочным, в связи с чем не используется как единственный метод исследования и объединяется с другими методами в качестве батарейного инструмента.


Опросник Шмишека (детская модификация И. В Крук )

Этот тест предназначен для выявления типа акцентуации характера, т.е. определенного направления характера. Акцентуации рассматриваются как крайний вариант нормы, в чем состоит их главное отличие от психопатий - патологических расстройств личности. Опросник включает в себя 88 вопросов, на которые нужно отвечать максимально быстро. Допускаются только ответы «да» и «нет». Вопросы касаются отношения тестируемого к общественной деятельности, внимания к деталям, различных страхов, эмоциональных проявлений.10 шкал, соответствующие определенным акцентуациям характера. Первая шкала характеризует личность с высокой жизненной активностью, вторая шкала показывает возбудимую акцентуацию. Третья шкала говорит о глубине эмоциональной жизни испытуемого. Четвертая шкала показывает склонность к педантизму. Пятая шкала выявляет повышенную тревожность, шестая – склонность к перепадам настроения, седьмая шкала говорит о демонстративности поведения испытуемого, восьмая – о неуравновешенности поведения. Девятая шкала показывает степень утомляемости, десятая – силу и выраженность эмоциональногореагирования.Ответы, относящиеся к шкалам акцентуаций, оцениваются от 3 до 6 баллов. По каждой из шкал можно набрать от 0 до 24 баллов. В зависимости от количества набранных баллов определяется наличие акцентуации характера.

Дополнительно введена шкала искренности для уточнения правдивости ответов. Максимальное количество баллов по этой шкале – 10. Ответы, дающие в сумме от 0 до 5 баллов по шкале искренности, считаются достоверными. 6-7 баллов также является допустимым результатом, однако обычно требуется дополнительное уточнение акцентуации в личной беседе с психологом. Результаты, содержащие свыше 8 баллов по шкале искренности, считаются недостаточно достоверными.

Максимально наглядным является представление результатов теста в виде графика или диаграммы. На нём легче всего проследить, какая из акцентуаций выражена ярко, и какая незначительно. В зависимости от суммы баллов результаты интерпретируются следующим образом:

• от 0 до 6 баллов – акцентуация не выражена,

• от 7 до 12 баллов – средняя выраженность черты характера,

• от 13 до 18 баллов – имеется тенденция к данной акцентуации,

• от 19 до 24 баллов – явная акцентуация.

• Варианты интерпретации результатов

В первую очередь следует обратить внимание на те шкалы, показатели по которым составляют более 18 и менее 6 баллов. Они могут указывать на проблемные места и возможные источники конфликтов.

Далее оценивается общая форма графика. Для неё возможны следующие варианты:

• Многочисленные акцентуации (по большинству шкал показатель превысил 18 баллов). Сложная личность с множеством точек возможных конфликтов, но при этом несомненно одаренная и неординарная. Возможны проблемы в общении.

• Большинство шкал не превышают 6 баллов. К таким результатам могут привести два сценария: испытуемый постарался давать максимально «усреднённые» ответы, что возможно при наличии демонстративной акцентуации, либо отвечал действительно очень пассивный человек, не имеющий ярких устремлений. Точнее интерпретировать такие результаты возможно только в личной беседе.

• В результатах чередуются высокие и низкие показатели. Самый типичный вариант результатов опросника. Может характеризовать как разностороннего, «живого», увлекающегося человека, так и проблемного, склонного к конфликтам.

• На фоне общих невысоких значений выделяются 2 или 3 шкалы с явной акцентуацией. В этом случае необходимо оценивать конкретное сочетание показателей.

• Одна явная акцентуация или склонность к ней на фоне общего невысокого уровня говорит о наличии классической акцентуации характера.


Тест на интернет – зависимость (Кулаков, 2004 г.)

Данный тест направлен на исследование интернет – зависимости, посредством опросника, состоящим из 20 вопросов. Шкала ответов:

• «очень редко» - 1 балл

• «иногда» - 2 балла

• «часто» - 3 балла

• «очень часто» - 4 балла

• «всегда» - 5 баллов

Если набрано 50-79 баллов, стоит учитывать серьёзное влияние Интернета на жизнь испытуемого.

Если набрано 80 баллов и больше, можно диагностировать Интернет-зависимость с необходимостью помощи специалиста.


Тест Такера на выявление игровой зависимости(модифицированный и адаптированный для несовершеннолетних психологом Коныгиной И.А.)

Необходимо ответить на вопросы, имея в виду последние 12 месяцев. Шкала ответов :

• «никогда» - 0 баллов

• «иногда» - 1 балл

• «чаще всего» - 2 балла

• «почти всегда» - 3 балла

Баллы за ответы на все 9 вопросов суммируются.

0 баллов – нет никаких негативных последствий от компьютерной игры.

3 – 7 баллов – человек играет в компьютерные игры на уровне, который может привести к негативным последствиям.

8 – 21 балл – человек играет на уровне, ведущим к негативным последствиям; возможно, контроль над пристрастием к компьютерным играм уже потерян – чем выше результат, интенсивнее игра, тем серьёзнее могут быть проблемы; высока вероятность патологического гемблинга (формирования зависимости).


Тест на интернет – аддикцию (зависимое поведение) для подростков (Никитина, Егоров)

Обработка результатов осуществляется путём подсчёта совпадений ответов испытуемого с помощью ключа.

Результаты:

От 5 до 10 баллов – испытуемый не показывает признаков аддикции (зависимое поведение);

От 10 до 15 баллов – испытуемый входит в группу риска по аддикции (зависимому поведению);

15 баллов и выше – испытуемый имеет игровуюаддикцию (зависимое поведение).


ПРИЛОЖЕНИЕ 5

Нехимические (поведенческие) аддикции (обзор)

д.м.н., профессор кафедры специальной психологии Санкт-Петербургского государственного университетаА.Ю. Егоров

«Химическая аддикция базируется на опыте,
который наркотик дает человеку, и месте, которое
этот опыт занимает в жизни человекa. Все, что дает
сравнимый опыт, может также вызвать аддикцию.»
С. Пиил (Peele,1981)

Нехимическими называются аддикции, где объектом зависимости становится поведенческий паттерн, а не ПАВ. В западной литературе для обозначения этих видов аддиктивного поведения чаще используется термин «поведенческие аддикции».

Первую классификацию нехимических аддикций в России предложил Ц. П. Короленко (2001). Он выделил непосредственно нехимические аддикции, к которым относятся азартные игры (гэмблинг), аддикция отношений, сексуальная, любовная аддикции, аддикция избегания, работоголизм, аддикция к трате денег, ургентная аддикция, а также промежуточные аддикции, например, аддикцию к еде (переедание и голодание), характеризующиеся тем, что при этой форме задействуются непосредственно биохимические механизмы. Кроме вышеперечисленных, в настоящее время описано значительное количество других нехимческихаддикций: многообразные компьютерные зависимости или интернет-зависимости (Гоголева А. В., 2002; Войскунский А. Е., 2004; Young, 1998), аддикция упражнений (спортивная) (Murphy, 1994; Griffiths, 1997; Kjelsasetal., 2003), духовный поиск (Постнов В. В., Дереча В. А., 2004), «состояние перманентной войны» (Постнов В. В. и др., 2004), синдром Тоада, или зависимость от «веселого автовождения» (joyridingdependence) (McBride, 2000).В. Д. Менделевич (2003) рассматривает также фанатизм во всех его проявлениях (религиозный, политический, спортивный, национальный) как одну из форм аддиктивного поведения, отмечая, что любое сверхценное увлечение, при котором объект увлечения или деятельность становится определяющим вектором поведений человека, оттесняющим на второй план или полностью блокирующим любую иную деятельность, ивходит в состав аддиктивного, патохарактерологического типов девиантного поведения. Некоторые исследователи включают в число нехимических аддикций клептоманию и трихотилломанию (Lejoyeuxetal., 2002; McElroyetal., 1995), которые, на наш взгляд, являются расстройствами влечений, а не болезнями аддикции.

И. Маркс (Marks, 1990) предложил следующие критерии для диагностики поведенческих (нехимических) зависимостей:

  1. Побуждение к контрпродуктивной поведенческой деятельности (= тяга).

  2. Нарастающее напряжение, пока деятельность не будет завершена.

  3. Завершение данной деятельности немедленно, но ненадолго снимает напряжение.

  4. Повторная тяга и напряжение через часы, дни или недели (= симптомы абстиненции).

  5. Внешние проявления уникальны для данного синдрома аддикции.

  6. Последующее существование определяется внешними и внутренними проявлениями (дисфория, тоска).

  7. Гедонистичекий оттенок на ранних стадияхаддикции.

Нехимические аддикции часто сочетаются с другой психической патологией: аффективными расстройствами, обсессивно-компульсивными расстройствами, расстройствами личности, неврозами и химическими зависимостями (Менделевич В. Д., 2003; Schneider, Irons, 2001; Lejoyeuxetal., 2002, и др.). Коморбидность невротических расстройств и нехимических аддикций, по мнению А. Р. Назмутдинова (2000), определяется тремя основными вариантами: невроз, манифестировавший на фоне ранее сформировавшейся аддиктивной зависимости (при наличии дополнительных патогенетических моментов, каким, например, является психотравма); длительное невротическое состояние, обусловившее своеобразный механизм психологической защиты в виде формирования аддиктивного поведения; невротические и аддиктивные расстройства, развивающиеся и протекающие параллельно, относительно изолированно друг от друга, но имеющие общие этиопатогенетические и патопластические феномены.

Рассмотрим теперь различные варианты нехимическихаддикций.

1. Азартные игры (гемблинг, лудомания)

Гемблинг (патологическая склонность к азартным играм F63.0 по МКБ-10) «заключается в частых повторных эпизодах участия в азартных играх, что доминирует в жизни субъекта и ведет к снижению социальных, профессиональных, материальных и семейных ценностей, не уделяется должного внимания обязанностям в этой сфере» (МКБ-10, 1994).

В последнее время проблема азартных игр приобрела исключительно важное значение в связи с повсеместным распространением денежных игровых автоматов, открытием множества казино. Все они красиво оформлены, что способствует усилению суггестивного эффекта легкой возможности выигрыша за короткое время. Игровые автоматы давно распространены во всем мире. Так, еще в 1970-х годах ХХ столетия в Англии возникла проблема низкой посещаемости кинотеатров, вплоть до необходимости их закрытия, за счет возрастающей популярности залов игровых автоматов. В США, по данным Р. Фольберг (Volberg, 1996), количество «проблемных гемблеров» — аддиктивных игроков, настолько зависимых от игровых автоматов, что их жизнь оказывается полностью подчиненной этой страсти, — достигает 5% населения. Данные других исследователей (Ladouceuretal., 1999) свидетельствуют о том, что только за первую половину 1990-х годов число проблемных гемблеров выросло в Канаде более чем на 75%.

В связи с этим многие зарубежные исследователи считают азартные игры серьезной социальной проблемой, представляющей угрозу для части населения. Проблема усугубляется тем, что в процессе игры в ряде случаев возникают расслабление, снятие эмоционального напряжения, отвлечение от неприятных проблем, и игра рассматривается как приятное времяпрепровождение. На основе этого механизма постепенно наступает втягивание и развивается зависимость. Вместе с тем в литературе до сих пор не утихают споры — является ли гемблингаддикцией или в большей степени одной из форм обсессивно-компульсивного расстройства (Blancoetal., 2001).

Ц. П. Короленко и Т. А. Донских (1990) выделяют ряд признаков, характерных для азартных игр как одного из видов аддиктивного поведения. К ним относятся:

1. Постоянная вовлеченность, увеличение времени, проводимого в ситуации игры.

2. Изменение круга интересов, вытеснение прежних мотиваций игровой, постоянные мысли об игре, преобладание и воображении ситуаций, связанных с игровыми комбинациями.

3. «Потеря контроля», выражающаяся в неспособности прекратить игру как после большого выигрыша, так и после постоянных проигрышей.

4. Состояния психологического дискомфорта, раздражения, беспокойства, развивающиеся через сравнительно короткие промежутки времени после очередного участия в игре, с труднопреодолимым желанием снова приступить к игре. Такие состояния по ряду признаков напоминают состояния абстиненции у наркоманов, они сопровождаются головной болью, нарушением сна, беспокойством, сниженным настроением, нарушением концентрации внимания.

5. Характерно постепенное увеличение частоты участия в игре, стремление ко все более высокому риску.

6. Периодически возникающие состояния напряжения, сопровождающиеся игровым «драйвом», все преодолевающим стремлением найти возможность участия в азартной игре.

7. Быстро нарастающее снижение способности сопротивляться соблазну. Это выражается в том, что, решив раз и навсегда «завязать», при малейшей провокации (встреча со старыми знакомыми, разговор на тему игры, наличие рядом игорного заведения и т. д.) гемблинг возобновляется.

В американской классификации психических расстройств (DSM-IV, 1994) диагноз патологического гемблинга ставится при наличии пяти и более пунктов из раздела А и пункта раздела Б.

А.

  1. Поглощен гемблингом, например, постоянно возвращается в мыслях к прошлому опыту гемблинга, намеренно отказывается от гемблинга или, наоборот, предвкушает и готовится к реализации очередной возможности гемблинга, или обдумывает способ достать денежные средства для этого.

  2. Продолжает игру привсе возрастающем подъеме ставок, чтобы достичь желаемой остроты ощущений.

  3. Предпринимал неоднократные, но безуспешные попытки контролировать свое пристрастие к гемблингу, играть меньше или совсем прекратить.

  4. Проявляет беспокойство и раздражительность при попытке играть меньше или совсем отказаться от гемблинга.

  5. Играет, чтобы уйти от проблем или снять дисфорию (в частности, чувство беспомощности, вины, тревогу, депрессию).

  6. Возвращается к игре на следующий день после проигрыша, чтобы отыграться (мысль о проигрыше не дает покоя).

  7. Лжет семье, врачу и другим людям, чтобы скрыть степень вовлеченности в гемблинг.

  8. Совершал криминальные действия — такие, как подлог, мошенничество, кража, присвоение чужого имущества с целью обеспечения средств для гемблинга.

  9. Ставит под угрозу и даже готов полностью порвать отношения с близкими людьми, бросить работу или учебу, отказаться от перспективы карьерного роста.

  10. В ситуации отсутствия денег из-за гемблинга перекладывает решение проблем на других людей.

Б.

    • Игровое поведение не связано с маниакальным эпизодом.

Говоря о психологических особенностях проблемных гемблеров, большинство исследователей указывает на потерю контроля за собственным поведением, причем это касается всех вариантов гемблинга — от игры на тотализаторе до игровых автоматов (O'Connor, Dickerson, 2003). Австралийские исследователи А. Бласцински и Л. Науэр (Blaszczynski, Nower, 1997) выделяют три подгруппы проблемных гемблеров: 1. с нарушением поведения; 2. эмоционально неустойчивые; 3. антисоциальные гемблеры, склонные к импульсивным поступкам, подчеркивая тем самым неоднородность группы аддиктов.

Хотя болезненная страсть к азартным играм чаще наблюдается у мужчин, у женщин эта аддикция принимает более тяжелые формы. Женщины втягиваются в опасное увлечение в три раза быстрее и тяжелее поддаются психотерапии. В отличие от мужчин, женщины подпадают под зависимость от азартных игр в более зрелом возрасте, и по другим причинам. Наиболее распространенная из них — личные проблемы, от которых они пытаются уйти в игру. Наиболее часто это происходит в возрасте от 21 до 55 лет, и в 1–4% случаев страсть принимает такие формы, при которых необходима помощь психиатра. Каждый третий патологический игрок — это женщина. Так, в недавнем сравнительном исследовании 70 проблемных гемблеров-мужчин и 70 гемблеров-женщин показало более прогредиентное развитие аддикции у женщин по стадиям: социальныйгемблинг; интенсивный гемблинг; проблемный гемблинг. Половые различия между мужчинами и женщинами заключались также в том, что гемблингу у женщин чаще сопутствовало депрессивное расстройство, а у мужчин — алкоголизм (Tavaresetal., 2003).

Следует отметить, что лица, участвующие в игре, сравнительно часто злоупотребляют алкоголем и другими ПАВ, то есть включаются в комбинированные формы аддиктивного поведения. Для «игроков» типичны трудности межличностных отношений, частые разводы, нарушение трудовой дисциплины, частая смена работы.

Существуют факторы, предрасполагающие к гемблингу: неправильное воспитание в семье, участие в играх родителей, знакомых, стремление к игре с детства (домино, карты, монополия и т. д.), вещизм, переоценка значения материальных ценностей, фиксированное внимание на финансовых возможностях, зависть к более богатым родственникам и знакомым, убеждение в том, что все проблемы можно решить с помощью денег (Короленко Ц. П., Дмитриева Н. В., 2000). Американский исследователь А. Пастернак (Pasternak, 1997), в свою очередь, в качестве факторов риска выделяет принадлежность к национальному меньшинству, отсутствие семейного статуса, депрессию, а также различные варианты химической аддикции.

Р. Кастер (Custer, 1984) выделил три стадии развития гемблинга: стадию выигрышей; стадию проигрышей и стадию разочарования. Стадия выигрышей представлена следующими признаками: случайная игра, частые выигрыши, воображение предшествует и сопутствует игре, более частые случаи игры, увеличение размера ставок, фантазии об игре, очень крупный выигрыш, беспричинный оптимизм. Для стадии проигрышей характерны: игра в одиночестве, хвастовство выигрышами, размышления только об игре, затягивающиеся эпизоды проигрышей, неспособность остановить игру, ложь и сокрытие от друзей своей проблемы, уменьшение заботы о семье или супруге, уменьшение рабочего времени в пользу игры, отказ платить долги, изменения личности — раздражительность, утомляемость, необщительность, тяжелая эмоциональная обстановка дома, одалживание денег на игру, очень большие долги, созданные как законными, так и незаконными способами, неспособность оплатить долги, отчаянные попытки прекратить играть. Признаками стадии разочарования являются: потеря профессиональной и личной репутации, значительное увеличение времени, проводимого за игрой, и размера ставок, удаление от семьи и друзей, угрызения совести, раскаяние, ненависть к другим, паника, незаконные действия, безнадежность, суицидальные мысли и попытки, арест, развод, злоупотребление алкоголем, эмоциональные нарушения, уход в себя.

В. В. Зайцев и А. Ф. Шайдулина (2003) описали развитие фаз и поведение пациентов, составляющих так называемый игровой цикл, понимание которого важно для формирования психотерапевтических задач при работе с проблемными гемблерами.

Фаза воздержания характеризуется воздержанием от игры из-за отсутствия денег, давления микросоциального окружения, подавленности, вызванной очередной игровой неудачей.

Фаза «автоматических фантазий», когда учащаются спонтанные фантазии об игре. Гемблер проигрывает в своем воображении состояние азарта и предвкушение выигрыша, вытесняет эпизоды проигрышей. Фантазии возникают спонтанно либо под влиянием косвенных стимулов.

Фаза нарастания эмоционального напряжения. В зависимости от индивидуальных особенностей возникает тоскливо-подавленное настроение, либо отмечаются раздражительность, тревога. Иногда это настроение сопровождается усилением фантазий об игре. В ряде случаев оно воспринимается пациентом как бессодержательное и даже направленное в сторону от игры и замещается повышением сексуального влечения, интеллектуальными нагрузками.

Фаза принятия решения играть. Решение приходит двумя путями. Первый из них состоит в том, что пациент под влиянием фантазий в «телеграфном стиле» планирует способ реализации своего желания. Это «очень вероятный для выигрыша», по мнению гемблера, вариант игрового поведения. Характерен для перехода первой стадии заболевания во вторую. Другой вариант — решение играть приходит сразу после игрового эпизода. В его основе лежит иррациональное убеждение в необходимости отыграться. Этот механизм характерен для второй и третьей стадий заболевания.

Фаза вытеснения принятого решения. Интенсивность осознаваемого больным желания играть уменьшается, и возникает «иллюзия контроля» над своим поведением. В это время может улучшиться экономический и социальный статус гемблера. Сочетание этих условий приводит к тому, что пациент без осознаваемого риска идет навстречу обстоятельствам, провоцирующим игровой срыв (большая сумма денег на руках, прием алкоголя, попытка сыграть для отдыха и т. д.).

Фаза реализации принятого решения. Для нее характерно выраженное эмоциональное возбуждение и интенсивные фантазии о предстоящей игре. Часто гемблеры описывают это состояние как «транс», «становишься как зомби». Несмотря на то, что в сознании пациента еще возникают конструктивные возражения, они тут же отметаются иррациональным мышлением. У игрока доминируют ложные представления о возможности контролировать себя. Игра не прекращается, пока не проигрываются все деньги. Затем начинается фаза воздержания и запускается новый цикл.

В. В. Зайцев и А. Ф. Шайдулина (2003) уделяют особое внимание так называемым «ошибкам мышления», которые формируют иррациональные установки гемблеров. Ошибки мышления бывают стратегическими, обусловливающими общее положительное отношение к своей зависимости, и тактическими, которые запускают и поддерживают механизм «игрового транса».

К стратегическим ошибкам мышления относятся следующие внутренние убеждения:

  • Деньги решают все, в том числе проблемы эмоций и отношений с людьми.

  • Неуверенность в настоящем и ожидание успеха вследствие выигрыша, представление о возможности уничтожить жизненные неудачи успешной игрой.

  • Замещение фантазий о контроле над собственной судьбой фантазиями о выигрыше.

К тактическим ошибкам мышления относятся:

  • Вера в выигрышный — фартовый — день.

  • Установка на то, что обязательно должен наступить переломный момент в игре.

  • Представление о том, что возможно вернуть долги только с помощью игры, то есть отыграть.

  • Эмоциональная связь только с последним игровым эпизодом при даче себе самому слова никогда не играть.

  • Убеждение о том, что удастся играть только на часть денег.

  • Восприятие денег во время игры как фишек или цифр на дисплее.

  • Представление о ставках как о сделках.

В связи с повсеместным распространением игровых автоматов и отсутствием контроля, в частности, возрастного, в игровых залах России среди населения практически во всех возрастных группах началась своеобразнаягемблинг-эпидемия. Подростки не оказались в стороне от нее. У последних имеются свои особенности гемблинг-зависимости. Исследование особенностей гемблинга среди подростковой популяции в 10000 человек в возрасте от 12 до 13 лет из 114 школ в Англии и Уэльсе показало, что подростки играют практически в те же игры, что и взрослые. Вместе с тем подростки предпочитают игровые автоматы (fruitmachines, которые в настоящее время стоят во всех игорных залах России), а также билеты Национальной лотереи. По данным австралийских исследователей, более 5% подростков могут быть отнесены к проблемным гемблерам (Fisher, 1999).

П. Дельфабро и Л. Трапп (Delfabbro, Thrupp, 2003), рассматривая социальные детерминанты, способствующие возникновению подростковогогемблинга, указывают на факт гемблинга среди родителей, а также положительное отношение к игре в семье. Говоря о факторах, препятствующих подростковомугемблингу, исследователи отмечают воспитание в семье таких качеств, как умение сохранять свои деньги, составлять и поддерживать бюджет.

2. Любовныеаддикции и аддикции избегания

Существуют три вида аддикций отношений — любовные, сексуальные и избегания, которые соприкасаются друг с другом. У них общие предпосылки возникновения: проблемы с самооценкой, неспособность любить себя, трудности в установлении функциональных границ между собой и другими. Поскольку такие лица не могут установить границы своего Я, то у них отсутствует способность к реальной оценке окружающих. Для этих людей существуют проблемы контроля — они позволяют контролировать себя или пытаются контролировать других. Характерны навязчивость в поведении, в эмоциях, тревожность, неуверенность в себе, импульсивность действий и поступков, проблемы с духовностью, трудность в выражении интимных чувств (Короленко Ц. П., Дмитриева Н. В., 2000).

Любовнаяаддикция — это аддикция отношений с фиксацией на другом человеке. Такие отношения, как правило, возникают между двумя аддиктами; они получили название соаддиктивных, или созависимых. Наиболее характерные соаддиктивные отношения развиваются у любовного аддикта с аддиктом избегания. При таких отношениях на первый план выступает интенсивность эмоций и их экстремальность, как в положительном, так и в отрицательном отношении. В принципе, созависимые отношения могут возникнуть между родителем и ребенком, мужем и женой, друзьями, профессионалом и клиентом и т. д.

Идея о том, что любовные отношения также могут носить аддиктивный характер, была высказана четверть века назад (Simon, 1982). Как отмечает Т. Тимрек (Timmreck, 1990), термин «любовнаяаддикция» может быть применим к лицам, которые навязчиво добиваются восстановления прежнего, доставляющего удовольствия уровня отношений с бывшим объектом любви. Дисфункциональные эмоциональные состояния, такие как недоверие, чувства отклонения, потеря себя, укоренившийся гнев, чувства неудачи, потери и масса других отрицательных эмоций и саморазрушающих моделей поведения, возникают в эмоционально раненом любовном аддикте.

Признаки любовных аддикций, описанные Ц. П. Короленко и Н. В. Дмитриевой (2000), заключаются в следующем:

  1. Непропорционально много времени и внимания уделяется человеку, на которого направленааддикция. Мысли о «любимом» доминируют в сознании, становясь сверхценной идеей. Процесс носит в себе черты навязчивости, сочетаясь с насильственностью, от которой чрезвычайно трудно освободиться.

  2. Аддикт находится во власти переживания нереальных ожиданий в отношении другого человека, находящегося в системе этих отношений, без критики к своему состоянию.

  3. Любовный аддикт забывает о себе, перестает заботиться о себе и думать о своих потребностях вне аддиктивных отношений. Это распространяется и на отношение к родным и близким. У аддикта имеются серьезные эмоциональные проблемы, в центре которых стоит страх, который он старается подавить. Страх часто находится на уровне подсознания. Страх, который присутствует на уровне сознания, — это страх быть покинутым. Своим поведением аддикт стремится избежать покинутости. Но на подсознательном уровне представлен страх интимности. Из-за этого аддикт не в состоянии перенести «здоровую» близость. Он боится оказаться в ситуации, где придется быть самим собой. Это приводит к тому, что подсознание ведет аддикта в ловушку, в которой он подсознательно выбирает себе партнера, который не может быть интимным. По-видимому, это связано с тем, что в детстве аддикт потерпел неудачу, пережил психическую травму при проявлении интимности к родителям.

Признаки аддикции избегания:

  1. Уход от интенсивности в отношениях со значимым для себя человеком (любовным аддиктом). Аддикт избегания проводит время в другой компании, на работе, в общении с другими людьми. Он стремится придать отношениям с любовным аддиктом «тлеющий» характер. Налицо амбивалентность отношений с любовнымаддиктом — они важны, но он их избегает, не раскрывает себя в этих отношениях.

  2. Стремление к избеганию интимного контакта с использованием техник психологического дистанцирования. На уровне сознания у аддикта избегания находится страх интимности. Аддикт избегания боится, что при вступлении в интимные отношения он потеряет свободу, окажется под контролем. На подсознательном уровне — это страх покинутости. Он приводит к желанию восстановить отношения, но держать их на дистатнтномуровне.

Процесс аддикции позволяет выделить в нем несколько этапов:

  1. Период, при котором интенсивные эмоциональные переживания будут иметь положительный знак. Этап знакомства аддиктов: аддикт избегания производит впечатление на любовного аддикта.

  2. Развитие фантазирования. Происходит связь ранее имевшихся фантазий с реальным объектом, что несет радость и чувство освобождения от неприятных ощущений жизни как неинтересной и серой. Любовныйаддикт на пике фантазирования проявляет все большую требовательность к партнеру, что способствует уходу аддикта избегания от этих отношений.

  3. Развитие осознания того, что в отношениях не все в порядке. На каком-то этапе любовномуаддикту приходится признать, что его покидают. Появляются явления отнятия, для которых характерны депрессия, дистимия и безразличие. Начинается анализ произошедшего с целью вернуть все назад. Отношения разрушаются, но в будущем могут быть восстановлены либо с прежним, либо с другим партнером.

В отношениях аддиктов отсутствуют здоровые разграничения, без которых невозможны интимность между партнерами, признание права на собственную жизнь. Это приводит к тому, что они обвиняют друг друга в нечестности, используют сарказм, преувеличения и оскорбления.

Вместе с тем любовный аддикт и аддикт избегания тянутся друг к другу вследствие «знакомых» психологических черт. Несмотря на то что черты, привлекающие у другого, могут быть неприятными, вызывать эмоциональную боль, они привычны с детства и напоминают ситуацию переживаний детства. Возникает влечение к знакомому. Оба вида аддиктов обычно не увлекаются неаддиктами. Они кажутся им скучными, непривлекательными; они не знают, как себя с ними вести.

Существуют факторы, способствующие влечению любовныхаддиктов к аддиктам избегания:

  • привлекательность того, что знакомо;

  • привлекательность ситуации, содержащей в себе надежду на то, что «раны детства» могут быть излечены на новом уровне;

  • привлекательность возможности реализации фантазий, созданных в детстве.

3. Сексуальные аддикции

Сексуальные аддикции относятся к скрытым, замаскированным аддикциям. Это связано с социальными табу на обсуждение данной тематики. Чем более закрыта, табуирована эта тематика, тем меньше выявляется аддикций. Таким образом, сексуальные аддикции всегда должны рассматриваться в транскультуральном плане. П. Карнес (Carnes, 1991) сообщает, что сексуальнойаддикции подвержены от 3 до 6% населения США. В более позднем исследовании приводится цифра в 20 миллионов человек (Coleman-Kennedy, Pendley, 2002).

Ц. П. Короленко и Н. В. Дмитриева (2000) подразделяют сексуальные аддикции на ранние, которые начинают формироваться очень в юном возрасте на фоне общего аддиктивного процесса, и поздние, пришедшие на смену другой формы аддиктивного поведения.

Признаками сексуальной аддикции являются (Goodman, 1997):

  1. повторяющаяся потеря контроля над своим сексуальным поведением;

  2. продолжение такого сексуального поведения, несмотря на вредные последствия.

Теоретическая модель сексуальной аддикции, предложенная А. Гудманом (Goodman, 1997), включает в себя три компонента:

  • нарушение регуляции аффекта;

  • нарушение тормозного контроля за сексуальным поведением;

  • нарушение функционирования мотивационной системы награды.

В генезе сексуальных аддикций большое значение имеет ранняя сексуальная травматизация в детстве: от прямого инцеста до закладки у ребенка убеждений, что он представляет интерес только как сексуальный объект. В такой ситуации формируется комплекс неполноценности, изоляция, недоверие к окружающим и зависимость от них, чувство угрозы извне и сверхценное отношение к сексу (Schwartz, 1992).

Большое значение имеет формирование системы верований и убеждений. Согласно этой системе любой аддикт относится к себе изначально плохо. Он не верит, что окружающие могут хорошо к нему относиться. У него появляется убежденность, что секс — это единственная сфера, в которой он может проявить свою самостоятельность. Секс — единственное средство, которое может сделать изоляцию аддикта переносимой.

Как показали исследования, у сексуальных аддиктов выше уровень тревоги, депрессии, обсессивно-компульсиных проявлений, а также интерперсональнойсенситивности, по сравнению с контрольной группой (Raviv, 1993). У сексуальных аддиктов встречается достаточно высокаякоморбидность с другими психическими расстройствами, такими как злоупотребление ПАВ, тревожные и аффективные расстройства (Blacketal., 1997). Л. К. Шайдукова (1993) описала частое сочетание сексуальной аддикции с ранним алкоголизмом у женщин, где мотивом и алкоголизации, и промискуитета был поиск новых ощущений. Мотив поиска «острых ощущений» как ведущий при сочетании сексуальной и алкогольной аддикции приводится и в работе индийских исследователей (Chandraetal., 2003).

Сексуальнаяаддикция часто сосуществует с различными формами наркоманий и может являться причиной, часто неустанавливаемой, рецидива химической зависимости. А. Уоштон (Washton, 1989) обнаружил, что 70% кокаиновых наркоманов, походивших амбулаторное лечение, одновременно являлись и сексуальными аддиктами. Автор показал наличие «реципрокного рецидива», когда компульсивное влечение к сексу провоцировало прием кокаина, и наоборот. В недавнем исследовании (Rawson, Washton, 1998) было показано, что 3/4 мужчин с амфетаминовой наркоманией и больше половины мужчин-кокаинистов отмечают, что под действием наркотиков их сексуальная активность становится «извращенной» или «ненормальной», а их сексуальные фантазии являются своеобразным триггером для употребления наркотиков. Сравнивая компульсивную сексуальную активность при приеме различных ПАВ, Роусон с коллегами (Rawsonetal., 2002) обнаружили, что стимуляторы и алкоголь в большей степени, чем опиаты, способствуют проявлениям сексуальной аддикции. Причем кокаин обусловливает неконтролируемое сексуальное поведение преимущественно у мужчин, а амфетамины — у женщин.

В своем обзоре Дж. Шнайдер и Р. Айронс (Schneider, Irons, 2001) приводят данные различных исследований о сосуществовании сексуальнойаддикции с другими химическими и нехимическими аддикциями (Таблица 1).

Таблица 1.

Сосуществование сексуальнойаддикции с другими видами зависимостей (Schneider, Irons, 2001)

Виды аддикций:

Carnes,

Schneider

Schneider

Химические зависимости

42%

39%

45%

Пищевые аддикции

38%

32%

19%

Аддикция к покупкам (тратам)

26%

13%

9%

Гемблинг

5%

4%

5%

Без других аддикций

17%

17%

34%

Традиционная точка зрения, согласно которой депрессия всегда сопровождается снижением либидо, опровергается современными исследованиями, проводившимися в Институте Кинси (Блумингтон, США), которые показали, что у 15% гетеросексуалов и 25% гомосексуалов депрессия вызывает усиление сексуального влечения (Bancroft, Vukadinovic, 2004). Авторы показали, что сниженное настроение усиливает сексуальное влечение больше у мужчин, чем у женщин. Кроме того, сексуальнаяаддикция часто проявляется или сочетается с парафилиями (педофилией, эксгибиционизмом, вуайеризмом и компульсивной мастурбацией). Компульсивная мастурбация в большей степени связана с высоким уровнем тревоги, нежели с депрессией, которая больше коррелирует с неконтролируемым сексуальным поведением по отношению к партнеру.

Сексуальныеаддикты часто отрицают наличие у себя каких-либо проблем. Они используют механизм проекции, осуждая других и стараясь преуменьшить то, что может их дискредитировать. Другим часто встречающимся механизмом защиты является рационализация: «Если я не буду заниматься сексом, то не вынесу напряжения, которое во мне накапливается» или «Это мое дело, это никому не вредит, это мой способ расслабления».

У сексуальных аддиктов при воздержании описаны симптомы, напоминающие проявления синдрома отмены при химических зависимостях: дисфория, тревога, трудности концентрации внимания. Многие сексуальные аддикты отмечают также рост толерантности. При реализации зависимости посредством виртуального секса через Интернет они начинают проводить в сети все больше часов. При невиртуальном способе реализации у них появляется все больше сексуальных партнеров; контакты становятся все более эксцентричными и рискованными (Schneider, Irons, 2001). Для диагностики сексуальной аддикции может оказать полезным тест, разработанный П. Карнесом (Carnes, 1989).

Периодически сексуальные аддикты дают себе зарок измениться, приурочивают начало зарока к какому-то конкретному дню, искренне веря, что они это сделают. Тем не менее, «помимо воли» происходит срыв (Bancroft, Vukadinovic, 2004). Сексуальное влечение приобретает компульсивный характер (Souza y Machorro M., 2002). В связи с компульсивным характером влечения и потребностью вступать в интимные отношения со значительным числом партнеров, сексуальные аддикты имеют намного больше шансов заразиться ВИЧ, поскольку пренебрегают безопасным сексом (Schneider, Irons, 2001.

Ц. П. Короленко и Н. В. Дмитриева (2000) описали фазы формирования сексуальной аддикции:

  1. Сверхзанятость мыслями на сексуальную тематику, носящая обсессивный характер. Секс становится любимой темой размышлений. Фантазирование на сексуальные темы меняет восприятие многих вещей. В окружающих видятся лишь сексуальные объекты. Другие занятия рассматриваются как необходимые, но неприятные.

  2. Фаза ритуализации поведения с разработкой схем, приводящих к сексуальному поведению. Аддикция начинает включать сексуальные реализации и становится повседневным ритуалом, для которого резервируется специальное время. Окружающие, как правило, этого не замечают, так как аддикт стремится к сохранению имиджа нормальности, демонстрируя свое ложное Я.

  3. Фаза компульсивного сексуального поведения с явлениями потери контроля, свойственной для другихаддикций. На этой фазе аддикт рискует раскрыть себя или нанести себе психологическое и физическое повреждение. Контроль над различными видами сексуальной активности теряется. После реализации компульсивного характера появляются нереализуемые обещания остановиться. Комплекс неполноценности усиливается.

  4. Фаза катастрофы или отчаяния наступает после неприятностей, обусловленных определенными событиями (наказанием, заболеванием и т. д.). Нарастают отрицательные чувства к себе, могут появиться мысли о самоубийстве.

После некоторого периода затишья наступает повторение цикла, который разворачивается сразу с фазы компульсивного сексуального поведения.

В семье аддикция длительно скрывается. Отношения постепенно формализуются. Аддикт ведет двойную жизнь, он перестает интересоваться другими вещами, не заботится о своем здоровье, ему становится трудно преодолевать житейские трудности. Более важным для него представляется все время навязчиво доказывать свою состоятельность в сексуальном плане. Неуспех сексуального характера очень травматичен и может вызвать аутодеструктивные и агрессивные действия. Поражения могут сочетаться со злоупотреблением алкоголя и других ПАВ, призванным избавиться от неприятных чувств. С другой стороны, прием алкоголя может использоваться как запуск сексуальной реализации.

Основной формой помощи сексуальным аддиктам является психотерапия в рамках посещения групп Анонимных Сексоголиков и Анонимных Сексуальных Аддиктов, работающих на тех же принципах, что и Анонимные Алкоголики, то есть по программе 12 шагов. Имеются также отдельные программы для одновременно сексуальных и любовных аддиктов, для созависимых родственников сексуальных аддиктов и т. д. (Schneider, Irons, 2001). Имеются данные, что, помимо психотерапии, проявления сексуальной аддикции сглаживаются при терапии антидепрессантами, ингибиторами обратного захвата серотинина (Fedoroff, 1993; Kafka, 2000).

4. Работоголизм

Термин «работоголизм» был предложен в начале 70-х годов ХХ века Оутсом — священником и профессором психологии религии. Еще первые работы, посвященные работоголизму, выявили его сходство с другими видами химической зависимости (Mentzel, 1979). Как и всякая аддикция, работоголизм является бегством от реальности посредством изменения своего психического состояния, которое в данном случае достигается фиксацией на работе. Причем работа не представляет собой того, что она выполняет в обычных условиях: работоголик не стремится к работе в связи с экономической необходимостью, работа не является и одной из составных частей его жизни — она заменяет собой привязанность, любовь, развлечения, другие виды активности (Короленко Ц. П., 1993).

Одной из важных особенностей работоголизма является компульсивное стремление к постоянному успеху и одобрению со стороны окружающих. Аддикт испытывает страх потерпеть неудачу, «потерять лицо», быть обвиненным в некомпетентности, лени, оказаться хуже других в глазах начальства. С этим связано доминирование в психологическом состоянии чувства тревоги, которое не покидает работоголика ни во время работы, ни в минуты непродолжительного отдыха, который не бывает полноценным из-за постоянной фиксации мыслей на работе. Работоголик настолько фиксирован на работе, что постоянно отчуждается от семьи, друзей, все более замыкаясь в системе собственных переживаний.

Г. Портер (Porter, 1996) выделяет такие свойства работоголика, характерные для любого аддикта, как ригидное мышление, уход от действительности, прогрессирующая вовлеченность и отсутствие критики.

Работоголизм, как и любая аддикция, сопровождается характерными личностными изменениями, которые затрагивают, прежде всего, эмоционально-волевую сферу. Развитие процесса сочетается с прогредиентным нарастанием эмоциональной опустошенности, нарушается способность к эмпатии. Межличностные отношения затрудняются, воспринимаются как тягостные, требующие большой энергетической затраты. Работоголик уже на подсознательном уровне стремится избегать ситуаций, в которых требуется активное участие, уклоняется от обсуждения важных семейных проблем, не участвует в воспитании детей, которые не получают от него обратного эмоционального тепла. Он предпочитает общаться с неодушевленными предметами (реже с животными), чем с людьми, так как это не требует решения насущных межличностных проблем.

Вместе с тем аддикт убеждает себя и окружающих в том, что он работает ради денег или другой абстрактной цели. Такая защита принимается обществом. Человек не понимает, что такой способ «траты» себя является тупиковым, не реализует потенциальные возможности. Вне работы (болезнь, увольнение и т. д.) работогольнаяаддикция легко сменяется другой, чаще химической аддикцией.

Работоголизмсвязан с аддиктивными свойствами организаций, в которых работают работоголики. Такая организация представляет собой закрытую систему, ограничивающую способность к самостоятельному мышлению и восприятию многих явлений, выходящих за рамки концепции этой системы. В советские времена это выражалось сверхценным отношением к количественным показателям работы, в бесконечных выполнениях и перевыполнениях плана, «встречных планах», в фиксации внимания на формальной стороне работы — разного вида отчетов, рапортов, показателей, иными словами, стремлением произвести благоприятное внешнее впечатление. Аддиктивной системе присущи признаки отдельного человека-аддикта (Короленко Ц. П., Дмитриева Н. В., 2000).

Развитию работоголизма способствует также система мелочного контроля, постоянных проверок эффективности, качества и т. д. Такого рода подходы основаны на недоверии к человеку, неуважении его личности и способствуют формированию работогольного мышления со сниженными возможностями истинной самореализации.

Работоголик оказывает влияние на других членов семьи, не получающих от него эмоциональной поддержки. Члены семьи либо видят в нем пример, либо не принимают и идут по пути более деструктивныхаддикций. Дети работоголиков часто злоупотребляют ПАВ.

Между тем следует учитывать, что работоголизм может явиться «спасительной» аддикцией для бывших наркоманов и алкоголиков на этапе реабилитации (Егоров А. Ю., 2004; Hatcher, 1989).

5. Интернет-зависимости

Последние два десятилетия ознаменовались повсеместным распространением Интернета как в профессиональной, так и обыденной жизни десятков миллионов людей. Через Интернет делаются покупки, происходит общение, берется информация о всех аспектах жизни, реализуются сексуальные и игровые пристрастия и многое другое. Как справедливо замечают израильские психологи Y. Amichai-Hamburger и E. Ben-Artzi (2003), «кажется, нет такого аспекта в жизни, который не затронул бы Интернет».

В связи с возрастающей компьютеризацией и «интернетизацией» российского общества стала актуальной проблема патологического использования Интернет, за рубежом возникшая еще в конце 1980-х. Речь идет о так называемой «интернет-зависимости» (синонимы: интернет-аддикция, нетаголизм, виртуальная аддикция, интернет поведенческая зависимость, избыточное/патологическое применение интернета). Для обозначения новых форм нехимических (поведенческих) аддикций, связанных с высокими технологиями, М. Гриффитс (Griffiths, 1995) предложил термин «технологические зависимости», которые разделил на пассивные (например, зависимость от телевизора) и активные (интернет-игры).

Первыми с интернет-зависимостью столкнулись врачи-психотерапевты, а также компании, использующие в своей деятельности Интернет и несущие убытки в случае, если у сотрудников появляется патологическое влечение к пребыванию в сети он-лайн. Родоначальниками психологического изучения феноменов зависимости от Интернета могут считаться два американца: клинический психолог К. Янг и психиатр И. Гольдберг. В 1994 году К. Янг (Young, 2000) разработала и поместила на веб-сайте специальный опросник. В результате были получены почти 500 заполненных анкет, из которых около 400 были отправлены, согласно выбранному ею критерию, аддиктами. В середине 90-х гг. прошлого века для обозначения этого явления I. Goldberg (1996) предложил термин “Интернет-аддикция” (современные синонимы: нетаголизм, виртуальная аддикция, Интернет-поведенческая зависимость, избыточное/патологическое использование интернета и др.), а также набор диагностических критериев для определения зависимости от Интернета, построенный на основе признаков патологического пристрастия к азартным играм (гемблинга) (см. выше).

М. Орзак (Orzack, 1998) выделила следующие психологические и физические симптомы, характерные для интернет-зависимости:

Психологические симптомы:

  • Хорошее самочувствие или эйфория за компьютером.

  • Невозможность остановиться.

  • Увеличение количества времени, проводимого за компьютером.

  • Пренебрежение семьей и друзьями.

  • Ощущения пустоты, депрессии, раздражения не за компьютером.

  • Ложь работодателям или членам семьи о своей деятельности.

  • Проблемы с работой или учебой.

Физические симптомы:

  • Синдром карпального канала (туннельное поражение нервных стволов руки, связанное с длительным перенапряжением мышц).

  • Сухость в глазах.

  • Головные боли по типу мигрени.

  • Боли в спине.

  • Нерегулярное питание, пропуск приемов пищи.

  • Пренебрежение личной гигиеной.

  • Расстройства сна, изменение режима сна.

Согласно исследованиям К. Янг (Young, 1998), опасными сигналами (предвестниками интернет-зависимости) являются:

  • Навязчивое стремление постоянно проверять электронную почту.

  • Предвкушение следующего сеанса он-лайн.

  • Увеличение времени, проводимого он-лайн.

  • Увеличение количества денег, расходуемых на интернет.

Признаками наступившей интернет-аддикции согласно К. Янг (2000) являются следующиекритериии:

  • всепоглощенность Интернетом;

  • потребность проводить в сети все больше и больше времени;

  • повторные попытки уменьшить использование Интернета;

  • при прекращении пользования Интернетом возникают симптомы отмены, причиняющие беспокойство;

  • проблемы контроля времени;

  • проблемы с окружением (семья, школа, работа, друзья);

  • ложь по поводу времени, проведенном в сети;

  • изменение настроения посредством использования Интернета.

Распространенность этого расстройства составляет от 1 до 5% населения (Griffits, 2000; Young, 1998), причем более подвержены ему гуманитарии и люди, не имеющие высшего образования, нежели специалисты по компьютерным сетям. По данным корейских исследователей, среди старших школьников возможная Интернет-аддикция регистрируется у 38% (Kimetal., 2005). Как показывают данные мониторинга аудитории пользователей Интернета (www.monitoring.ru) в России с 1992 по 2004 гг. удельный вес подростков увеличился с 2% до 25%, т.е. подростки становятся все более активными пользователями сети, в связи с чем и увеличиваются случаи Интернет-аддикции среди молодежи.

К. Янг (Young, 1998) охарактеризовала пять основных типов интернет-зависимости:

  1. Обсессивное пристрастие к работе с компьютером (играм, программированию или другим видам деятельности).

  2. Компульсивная навигация по WWW, поиск в удаленных базах данных.

  3. Патологическая привязанность к опосредованным Интернетом азартным играм, он-лайновым аукционам или электронным покупкам.

  4. Зависимость от социальных применений Интернета, то есть от общения в чатах, групповых играх и телеконференциях, что может в итоге привести к замене имеющихся в реальной жизни семьи и друзей виртуальными.

  5. Зависимость от «киберсекса», то есть от порнографических сайтов в Интернете, обсуждения сексуальной тематики в чатах или закрытых группах «для взрослых».

В пилотажном исследовании, проведенном К. Янг и Р. Роджерс (Young, Rodgers, 1998), 259 человек, из них 130 мужчин (средний возраст 31 год) и 129 женщин (средний возраст 33 года), заполнили в он-лайновом режиме 16-факторный личностный опросник (16PF) Р. Кеттела и составленный Янг опросник интернет-зависимости. В соответствии с полученными данными аддикты характеризовались как обладающие высоким уровнем абстрактного мышления и уверенные в себе индивидуалисты, чувствительные и эмоционально реагирующие на других людей, настороженные и не проявляющие конформного поведения.Как утверждают исследователи, будучи индивидуалистами, аддикты легко адаптируются к длительным периодам относительной изоляции и способны довольствоваться лишь опосредствованными контактами с другими людьми; некоторые из них склонны гипертрофированно (резко негативно или, наоборот, с пылким одобрением) реагировать на слова удаленных собеседников — с таким накалом эмоций, который не поощряется или табуируется в более традиционных формах общения («лицом к лицу»).

М. Шоттон (Shotton, 1989) разработала типологию зависимости от компьютера, включив туда три разновидности такой зависимости. Во-первых, это «сетевики» (networkers): они оптимистичны, в наибольшей степени — сравнительно с другими типами зависимости — социально активны и позитивно настроены к другим людям, имеют друзей, в том числе противоположного пола, поддерживают нормальные отношения с родителями. Компьютер для них — нечто вроде хобби: они могут интересоваться поиском в удаленных базах данных или, к примеру, играть в ролевые групповые игры типа MUD, однако при этом они меньше, чем другие выделенные типы зависимых от компьютеров людей, самостоятельно программируют, в меньшей степени интересуются приложениями, в частности, компьютерной графикой, или аппаратным обеспечением.

Во-вторых, это «рабочие» (workers) — самая малочисленная группа. Они владеют наиболее современными и дорогими компьютерами. Процесс программирования у них четко спланирован, программы пишутся ими для достижения нужного результата. Как правило, представители этой группы прекрасно учились или учатся, причем их не удовлетворяет стандартная программа обучения, и они посещают дополнительные учебные курсы. Для них характерна весьма строгая «рабочая этика»: например, неприемлем всякий род «компьютерного пиратства».

В-третьих, это «исследователи» (explorers) — самая многочисленная группа. Для них программирование сродни интеллектуальному вызову и одновременно развлечению. Они пишут сверхсложные программы, зачастую даже не доводя их до конца и принимаясь за новые, более сложные. Представители этой группы с удовольствием занимаются отладкой программ; компьютерное пиратство и хакерство они приемлют, полагая их «честной игрой» против других программистов (разработчиков программ) и/или администраторов вычислительных систем. С формальной стороны, уровень образования у них ниже, чем, скажем, у «рабочих», — при этом они не только не отстают от имеющих более весомые дипломы коллег, но и зачастую превосходят их объемом знаний. Амбиций также немного: ни высокие должности, ни большие оклады не играют для них главенствующей роли. Таким образом, к социальным критериям жизненного преуспевания они довольно равнодушны. Для «исследователей» компьютер — своего рода партнер и друг, он одушевлен, с ним проще взаимодействовать, нежели с людьми.

Среди Интернет-зависимых отмечается более высокий уровень аффективных с преобладанием депрессии и обсессивно-компульсивных расстройств (Krautetal., 1998; Shapiraetal., 2000), а также маскированной депрессии в рамках малопрогредиентной шизофрении (Джолдыгулов и др., 2005). Корейские исследователи обнаружили у старших школьников с Интернет-аддикцией более частую депрессию с повышенным риском суицида (Kimetal., 2005). Изучая личностные особенности с помощью опросника Айзенка у Интернет-зависимых, Y. Hamburger и E. Ben-Artzi (2000) обнаружили, что интроверты и эктраверты используют разные ресурсы Интернета, при этом у мужчин экстраверсия положительно коррелирует с использованием Интернета «для развлечения», а нейротизм отрицательно связан с использованием информационных сайтов. У женщин экстраверсия негативно коррелировала, а нейротизм – положительно с использованием информационных ресурсов Интернета. Позже те же авторы установили, что для Интернет-аддиктов, преимущесвенно женского пола, характерно ощущение одиночества, которое они стараются снизить проводя время за общением в чатах (Amichai-Hamburger, Ben-Artzi; 2003). Американский исследователь S. Caplan (2002) выделяет следующие особенности личности Интернет-зависимых лиц: депрессия, одиночество, скромность и самолюбие. Обобщив результаты разных исследований, Н.В. Чудова (2002) приводит следующий список черт Интернет-аддикта: сложности в принятии своего физического «Я» (своего тела); сложности в непосредственном общении (замкнутость); склонность к интеллектуализации; чувство одиночества и недостатка взаимопонимания (возможно, связанное со сложностями в общении с противоположным полом); низкая агрессивность; эмоциональная напряженность и некоторая склонность к негативизму; наличие хотя бы одной фрустрированной потребности; независимость выступает как особая ценность; представления об идеальном «Я» недифференцированы, завышены или даже нереалистичны; самооценка занижена; склонность к избеганию проблем и ответственности.

У интернет-зависимых людей проявляются скрытые формы других аддикций: сексуальная аддикция переходит «киберсекс»; коммуникативные зависимости, такие как псевдология, крусодерство (Менделевич В. Д., 2003), проявляются в «кибернет-отношениях»; пристрастия к азартным играм находит выход в своеобразном интернет-гемблинге. Д. Гринфилд (Greenfield, 1999) подчеркивает, что зависимости от интернета очень часто (в 20% случаев, по его данным) сопутствует сексуальнаяаддикция. Экран монитора, пишет он, действует гипнотически и вводит пользователей в трансоподобные состояния, отчего, скажем, любовные послания приобретают особую эффективность: побочным эффектом является фиксация зависимости от интернета.

М.Griffiths (1998) выдвинул гипотезу, что Интернет-аддикция может формироваться на базе различных форм использования Интернета: возможного средства коммуникации при отсутствии контакта лицом к лицу, интереса к непосредственному содержанию сайта (напр., порносайты), онлайновой социальной активности (напр., общение в чатах или игры с участием нескольких человек). Полемизируя с К. Янг, М. Griffiths (1999) утверждает, что многие интенсивные пользователи Интернета не являются собственно Интернет-аддиктами, а используют сеть для реализации других аддикций. В отличие от М. Гриффитса, J. Kandell (1998) определил Интернет-аддикцию как патологическую зависимость от Интернета вне связи с формой активности в сети.

Расширяя дефиниции Интернет-аддикции К. Янг, R. Davis (2001) предложил когнитивно-поведенческую модель патологического использования Интернета. Он выделил две формы Интернет-аддикции, которые обозначил как специфическое патологическое использование Интернета (SpecificPathologicalInternetUse) и генерализованное патологическое использование Интернета (GeneralizedPathologicalInternetUse). Первая форма представляет собой зависимость от какой-либо специфической функции Интернета (онлайновые сексуальные службы, онлайновые аукционы, онлайновая продажа акций, онлайновыйгемблинг). Тематика аддикции сохраняется, а также может быть реализована и вне Интернета. Вторая форма представляет собой неспециализированное, многоцелевое избыточное пользование Интернетом и включает проведение большого количества времени в сети без ясной цели, общение в чатах, зависимость от электронной почты, т.е. в значительной степени связана с социальными аспектами Интернета.

На наш взгляд, феномен интернет-аддикции представляет собой сборную групп разных поведенческих зависимостей (работогольную, общения, сексуальную, любовную, игровую и т. д.), где компьютер является лишь средством их реализации, а не объектом.

Следует выделить еще один важный аспект, связанный с интернет-аддикцией и влияющий на становление иных форм девиантного поведения. Это серьезные опасности, с которыми дети и подростки могут встретиться, непосредственно находясь в режиме он-лайн:

  • эксплуатация доверия к детям: их могут соблазнить на совершение непристойных действий;

  • доступ к порнографии: дети могут наткнуться на порнографию ввиду ее широкого распространения в сети. Программное обеспечение, ограничивающее доступ детей в такие сайты, не всегда срабатывает, а часто вообще отсутствует: его может не быть в школе, в библиотеке;

  • неподходящие контент-сайты с деструктивным содержанием, например, с инструкциями по изготовлению бомбы или наркотических веществ. Родителям следует интересоваться сайтами, которые посещают дети, и быть внимательными к любым изменениям поведения ребенка;

  • увлечение играми типа DOOM, QUAKE, сетевыми играми с насилием, повышает агрессивность детей. Родителям надо знать, в какие игры играет ребенок, быть готовыми предложить конструктивную альтернативу.

Совершенно очевидно, что с ростом компьютеризации в странах СНГ будет увеличиваться число и интернет-аддиктов, особенно среди молодой части населения.

6. Спортивнаяаддикция (аддикция упражнений)

В современной науке о спорте принято различать спорт для здоровья (то, что раньше называлось физической культурой) и спорт высших достижений (профессиональный). Кроме того, выделяют и так называемые экстремальные виды спорта, которые в наши дни завоевывают все большую популярность. Именно спорт высших достижений и экстремальный спорт несут в себе наибольший аддиктивный потенциал.

В последние десятилетия в западной литературе появляются публикации, посвященные аддикции упражнений. Аддикция упражнений впервые была упомянута П. Бэкеланд (Baekeland, 1970), когда он исследовал эффект депривации физической нагрузки на паттерны сна. В дальнейшем концепция аддикции упражнений была популяризирована и разрабатывалась М. Сакс и Д. Паргман (Sachs, Pargman, 1984), которые предложили термин «аддикция бега» (runningaddiction). Авторы описали своеобразный синдром отмены, который развивается при депривации бега: тревога, напряжение, раздражительность, мышечные подергивания и т. д. В обзоре, посвященном аддикции упражнений, М. Мерфи (Murphy, 1994) указывает на три психофизиологических объяснения возникновения аддикции упражнений: термогеническая гипотеза, катехоламиновая гипотеза и эндорфиновая гипотеза. Термогеническая гипотеза предполагает, что упражнения увеличивают температуру тела, что снижает тонус мышц и снижает соматическую тревогу. Катехоламиновая и эндорфиновая гипотезы находятся в русле современных воззрений на нейрофизиологическую и нейрофармакологическую природу возникновения всех химических зависимостей.

Помимо бега, в современной литературе имеются описания клинических случаев возникновения спортивной аддикции при занятиях разными видами спорта (Murphy, 1994; Griffiths, 1997), включая то, что мы называет спортом для здоровья (Kjelsasetal., 2003). В работе Е. Кьелсас с сотр. (Kjelsas, Augestad, Flanders, 2003) в результате использования специального опросника на аддикцию упражнений было показано, что у женщин существует прямая зависимость между количеством часов в неделю, уделяемых спорту, и риском развития зависимости.

Что касается занятий экстремальными видами спорта, то следует признать, что это возможный путь создания социально приемлемой формы зависимости при проведении профилактической и реабилитационной работы у детей и подростков с аддиктивным поведением (Егоров А. Ю. и др., 2001). Вместе с тем следует помнить, что спортивная аддикция, как и любая другая зависимость, легко может менять форму и переходить в другую, в том числе и химическую. Именно с этим связан высокий процент алкоголизма и наркомании среди бывших спортсменов. Поэтому экстремальный спорт может быть признан альтернативой химической зависимости, но альтернативой, таящей в себе определенную опасность.

7. Аддикция к трате денег (покупкам)

Хотя неконтролируемое влечение совершать покупки упоминалось еще в работах Э. Крепелина и Е. Блейера, на современном этапе научный интерес к этой проблеме возник относительно недавно. Фабер иО’Гуин (Faber, O'Guinn, 1992) предложили шкалу из семи пунктов для выявления данной аддикции. Аддикция к трате денег была описана и типизирована также в соответствии с диагностическими критериями DSM-III-R для обсессивно-компульсивного и аддиктивного расстройств в 1990-х годах (McElroyetal., 1994, 1995). Авторы предложили четыре ее критерия, причем для диагностики достаточно наличие одного из них:

Часто возникает озабоченность покупками или внезапные порывы что-либо купить, ощущаемые как непреодолимые, навязчивые и/или бессмысленные.

  • Регулярно совершаются покупки не по средствам, часто покупаются ненужные вещи, или хождение по магазинам занимает значительно больше времени, чем изначально планировалось.

  • Озабоченность покупками, внезапные порывы купить или связанные с этим особенности поведения сопровождаются ярко выраженным дистрессом, неадекватной тратой времени, становятся серьезной помехой как в повседневной жизни, так и в профессиональной сфере, или влекут за собой финансовые проблемы (напр., долги или банкротство).

  • Чрезмерное увлечение покупками или хождением по магазинам необязательно проявляется в периоды гипомании или мании.

Аддикция к трате денег проявляется повторным, непреодолимыми желанием совершать множество покупок. В промежутках между покупками нарастает напряжение, которое может быть ослаблено очередной покупкой, после чего обычно возникает чувство вины. В целом, характерен широкий спектр негативных эмоций, свойственных аддиктам, положительные эмоции вплоть до эйфории возникают только в процессе совершения покупки (Miltenbergeretal., 2003). У этой категории аддиктов растут долги, возникают проблемы во взаимоотношениях с семьей, могут быть проблемы с законом. Иногда аддикция реализуется через интренет-покупки, которые совершаются не в супермаркетах, а в виртуальных магазинах.

Фабер иО’Гуин (Faber, O'Guinn, 1992; цит. по: Lejoyeuxetal., 2002) сообщают, что этим видом аддикции страдают 1,1% населения, средний возраст которых составляет 39 лет.Аддикция к трате денег начинается обычно в возрасте 30 лет, ею страдают преимущественно женщины (92% из всех аддиктов). Милтенбергер с коллегами (2003) сообщают, что аддикция к покупкам начинается в более молодом возрасте — средний возраст обследованных ими женщин составил 17,5 лет. Блэк (Black, 1996) приводит данные, что эта аддикция встречается у 2–8% в общей популяции, из которых женщины составляют 80–95%.

Аддикция к трате денег часто сочетается с аффективными расстройствами (50%), химической зависимостью (45,8%), в том числе алкоголизмом (20%) и пищевыми аддикциями (20,8%). Высказывается предположение, что аддикция к трате денег может быть включена в семейный и, возможно, генетический «клинический спектр» расстройств, куда относятся аддиктивные и аффективные расстройства (Lejoyeuxetal., 2002). Подтверждением могут служить данные о том, что, в свою очередь, 8% больных депрессией сообщили об эпизодах неконтролируемой траты денег для совершения покупок, причем все эти больные оказались женщинами (Lejoyeuxetal., 1995).

8. Аддикция отношений

В чистом виде характеризуется привычкой человека к определенному типу отношений. Аддикты отношений создают «группу по интересам». Члены этой группы постоянно и с удовольствием встречаются, ходят друг к другу в гости, где проводят много времени. Жизнь между встречами сопровождается постоянными мыслями о предстоящем свидании с друзьями.

Следует отметить, что привязанность человека к определенной группе может перейти в аддикцию отношений. Реабилитационные терапевтические сообщества, такие как АА (анонимные алкоголики), АН (анонимные наркоманы), АК (анонимные кокаинисты) и др., при всей безусловной пользе в плане воздержания от приема ПАВ делают их членов аддиктами общения в данном сообществе. Выход из сообщества, как правило, заканчивается рецидивом. Жизнь, в том числе даже проведение досуга, отпуска, становится немыслимой без постоянного общения с себе подобными. Нечто похожее мы наблюдаем и в ряде реабилитационных центров, особенно религиозной направленности, вне которых бывшие химические зависимые практически не могут существовать. В них можно констатировать возникновение аддикции отношений наряду с религиознойаддикцией. Высказанные мысли ничуть не умаляют необходимости проведения реабилитационных мероприятий с зависимыми от ПАВ. Это еще лишь одно напоминание, что «выздоровление» от химической зависимости в большинстве случаев сопровождается возникновением замещающей нехимической зависимости, в лучшем случае, максимально социально приемлемой (Егоров А. Ю., 2004).

9. Другие нехимические аддикции

Ургентная аддикция. Проявляется в привычке находиться в состоянии постоянной нехватки времени. Пребывание в каком-то ином состоянии способствует развитию у человека чувства дискомфорта и отчаяния (Короленко Ц. П., Дмитриева Н. В., 2000).

Духовный поиск. Эта форма нехимической аддикции была описана В. В. Постновым и В. А. Деречей (2004) на основании наблюдений за 9 больными алкоголизмом, находившимися в ремиссии и в процессе психотерапевтических занятий пытавшихся освоить различные духовные практики. При этом никто из больных не связывал эти занятия с реабилитационной программой, считая свои проблемы с алкоголизмом «уже решенными». Все больные до алкогольного срыва успели по несколько раз поменять направление «духовных поисков». Еще одной особенностью этих больных был неизбежный срыв ремиссии после этапа выраженных расстройств адаптации в виде нарастания межличностных конфликтов, нервозности, раздражительности и вспышек немотивированной агрессии,

Направления духовного поиска были самые различные — группы личностного роста, голотропное дыхание, телесно–ориентированная терапия, группы встреч, эзотерические и религиозные знания.

На наш взгляд, духовный поиск является вариантом, иногда сочетанием, религиозной аддикции и аддикции отношений и вряд ли должен выделяться как самостоятельная форма аддиктивного поведения. Альтернативным может быть предложение называть «духовным поиском» все варианты аддиктивного поведения, связанного с духовным ростом и самосовершенствованием. В этом плане он будет перекрываться с различными формами фанатизма.

Состояние перманентной войны. Эта форма аддиктивного поведения была описана теми же авторами (Постнов В. В. и др., 2004) у больных алкоголизмом ветеранов боевых действий, находившихся в состоянии ремиссии. Будучи в ремиссии, эти лица стремились к созданию опасных ситуаций, неоправданного риска — «хотелось встряхнуться, давно не воевал». В этих ситуациях больные нередко совершали асоциальные и криминальные действия. Состояние перманентной войны, на наш взгляд, по своему генезу близко к аддиктивному занятию экстремальными видами спорта и, безусловно, является вариантом саморазрушающего поведения (см. Личко А. Е., Попов Ю. В., 1990).

10. Аддикции к еде (пищевыеаддикции)

Переедание и голодание относятся к группе промежуточныхаддикций. В литературе можно встретить расширенное толкование пищевых аддикций, куда относят и нервную анорексию, и булимию (КороленкоЦ.П., ДмитриеваН. В., 2000; Goldetal., 1997; Reid, Burr, 2000).Более того, ряд авторов высказывают точку зрения, что пищевые расстройства по своей сути есть исключительно женский вариант аддикции, в то время как химическая зависимость и гемблинг — более мужские (Orbach, 1986; Bordo, 1990). Действительно, расстройства пищевого поведения (нервная анорексия и булимия) значительно чаще встречаются у женщин, чем у мужчин. Однако такая точка зрения не выдерживает критики, поскольку фактически миллионы женщин страдают от химической зависимости, а случаи пищевых нарушений встречаются и у мужчин (Kjelsas, Augestad, Gotestam, 2003). Кроме того, нельзя смешивать расстройства пищевого поведения и пищевые аддикции.

На наш взгляд, нервная анорексия и булимия являются иными психопатологическими феноменами, нежели аддикция к еде. Причина нервной анорексии это, как правило, дисморфофобические переживания, связанные с недовольством собственной внешностью, в том числе и излишним весом. «Недостатки» фигуры, с точки зрения больного, настолько бросаются в глаза окружающим, что они всячески «дают понять», насколько они уродливы и отвратительны. В рамках нервной анорексии встречается булимическая форма. Кроме того, булимия встречается как психопатологический симптом в рамках разнообразных психических расстройств: органических заболеваний головного мозга, умственной отсталости, шизофрении и т. д. В основе же возникновения пищевой аддикции, как и любой другой, лежит положительное эмоциональное подкрепление, которое вызывается перееданием или голоданием.

Отдельно следует остановиться на так называемой «аддикции к шоколаду» («chocolateaddiction», «chocoholism» — в терминологии зарубежных авторов). После известной статьи В. ДиМарцо и его коллег в журнале «Nature» (1998), где говорилось, что шоколад и продукты из какао бобов обладают аддиктивным действием из-за присутствия в них соединений, близких к эндогенным каннабиоидам, появилось большое количество работ, посвященных «шоколадной аддикции» (см. Rogers, Smith, 2000).

Широко распространено мнение, что важным мотивом для поедания шоколада является улучшение настроения. Действительно, употребление шоколада влияет на настроение, но влияние это далеко не однозначно. Как пишут в своем обзоре британские исследователи Роджерс и Смит (Rogers, Smith, 2000), употребление шоколада может приводить как к усилению положительных эмоций и снижению тревоги, так и возникновению чувства вины, негативных эмоций, злости, депрессии при переедании. Авторы подвергают критике мнение ряда исследователей об аддиктивном действии шоколада как психоактивного вещества, поскольку концентрации в нем химических веществ, обладающих этим действием, ничтожно мало, по сравнению с тем же чаем и кофе. В исследовании «шоколадной» аддикции, проведенном П. Розин (Rozinetal., 1991), было установлено, что она более распространена в женской популяции и имеет прямую связь с месячным циклом — поедание шоколада усиливается во время предменструального напряжения для снятия негативных эмоциональных переживаний.

Тем не менее, Роджерс и Смит (Rogers, Smith, 2000), проанализировав большое количество публикаций, приходят к выводу, что «шоколадной» аддикции как самостоятельной формы не существует. Отвечая на вопрос, почему некоторые люди называют себя «шокоголиками», авторы объясняют это ведущей ролью психологического процесса самоограничения в пище, амбивалентного отношения к ее поеданию и приписывания ей определенных характеристик, которые сосуществуют с нормальными механизмами контроля за аппетитом, гедонистическим эффектом конкретной пищи наряду с социально и культурально детерминированным восприятием использования данной пищи. Амбивалентность («приятно, но грешно») по отношению к шоколаду происходит из того, что это очень вкусная пища, но сильно недиетическая, поэтому, несмотря на «угощение», должна поедаться скрытно. Вместе с тем скрытность процесса поедания еще больше усиливает желание, которое и именуется «тягой». Таким образом, в основе «тяги к шоколаду», по мнению авторов, лежит культурально обусловленная необходимость поедать его скрытно. Говоря о пищевойаддикции в целом, авторы также высказывают сомнения в ее существовании.

Другая точка зрения представлена в более позднем обзоре М. Пельчат (Pelchat, 2002) из Филадельфии, США, которая считает, что существуют сходные механизмы развития пищевой и химической зависимости. В отличие от своих коллег, автор уверена, что именно понимание самим человеком наличия аддикции, в том числе и пищевой, является лучшим показателем ее присутствия. Свою точку зрения она аргументирует данными по нейрохимическим исследованиям различных форм аддикции. В пользу общих механизмов пищевой и химической аддикции свидетельствуют и данные Морабиа с коллегами (Morabia, 1989) о предпочтении и эпизодах неконтролируемого влечения к сладостям у алкоголиков и наркоманов, находящихся в ремиссии.

Переедание. Аддикция к еде возникает тогда, когда еда используется в виде аддиктивного агента, применяя который человек уходит от субъективной реальности (Короленко Ц. П., Дмитриева Н. В., 2000). Во время фрустрации возникает стремление «заесть» неприятность. Это удается, поскольку происходит фиксация на вкусовых ощущениях и вытеснение неприятных переживаний. Может появиться стремление затянуть процесс еды во времени: дольше и больше есть. Согласно одному из исследований, проведенных в США, почти 100% мододых женщин и около 70% молодых мужчин сообщили, что у них был хотя бы один эпизод неодолимой тяги к пище в течение последнего года. У пожилых лиц (после 65 лет) частота таких эпизодов снижается (Pelchat, 1997)

Согласно одной из гипотез, пища обладает аддиктивным потенциалом, если в ней содержится повышенное содержание карбонгидрата, который усиливает выработку серотонина в мозгу, тем самым повышая настроение (Wurtmanetal., 1981; Wurtman, Wurtman, 1992). Таким образом, переедание сводится к «самолечению» пониженного настроения с помощью карбонгидрата, находящегося в пищевых продуктах (его больше в высококалорийных продуктах, таких как картофельные чипсы, гамбургеры и т. д.). Действительно, диета, в которой отсутствует триптофан (аминокислота, из которой в мозге производится серотонин), приводит к снижению настроения, но этот эффект весьма пролонгирован во времени (Youngetal., 1985). Поэтому эмоциональный эффект карбонгидрата как химической субстанции, возникающий сразу после приема пищи представляется весьма сомнительным.

Кроме того, высказывалась точка зрения, что употребление пищи активирует и эндогенную опиоидную систему, поскольку прием блокаторов опиатных рецепторов снижает аппетит и объем поедаемой пищи, а также гедонистическое восприятие вида и запахов еды. Вместе с тем были и исследования, не подтвердившие эти данные (Pelchat, 2002).

Аддикция к еде — это, с одной стороны, психологическая зависимость, а с другой — утоление голода. По мере того как еда приобретает все больший аддиктивный потенциал, происходит искусственное стимулирование чувства голода. Переедающий человек входит в зону повышенного обменного баланса. Чувство голода начинает появляться сразу с падением концентрации глюкозы в крови после очередного приема пищи. Физиологические механизмы рассогласовываются. Человек начинает есть слишком много и слишком часто. На каком-то этапе он уже стыдится переедания и стремится скрыть факт аддикции. Аддиктначинает есть в одиночку, в промежутках между любой активной деятельностью. Все это приводит к опасным для здоровья последствиям: нарастанию веса, нарушению обмена веществ и потере контроля, в результате чего человек употребляет количество пищи, представляющее опасность для жизни. В принципе, можно «заесть» себя до смерти.

ГолоданиеСуществуют два механизма возникновения аддикции к голоданию: медицинский и немедицинский (Короленко Ц. П., Дмитриева Н. В., 2000). При медицинском варианте используется разгрузочная диетотерапия. Фаза вхождения в голод характеризуется трудностями, связанными с необходимостью подавить аппетит. Затем состояние меняется — появляются новые силы, аппетит исчезает, повышается настроение, усиливается двигательная активность, невротические проявления редуцируются. Некоторым пациентам нравится состояние голода, когда уже исчез аппетит, и они стремятся его продлить. Повторное голодание осуществляется уже самостоятельно. На уровне достигнутой голоданием эйфории происходит потеря контроля и человек продолжает голодать даже тогда, когда это становится опасным для его здоровья, теряется критика к своему состоянию.

При немедицинском варианте голодать начинают самостоятельно с целью похудеть и, отдавая дань моде, использовать для этого необычную диету. Одним из психологических механизмов, провоцирующих голодание, является желание изменить себя физически, выглядеть лучше, в соответствии с модным на сегодняшний момент имиджем. Другой механизм, запускающий голодание и имеющий большое значение, заключается в самостоятельной постановке задачи и возникновении чувства самоудовлетворенности и гордости от ее выполнения. По мере голодания появляются признаки физического истощения. Контроль за ситуацией уже потерян, поэтому попытки окружающих повлиять на ситуацию ни к чему не приводят. Аддикты живут в воображаемом мире; у них возникает отвращение к еде, выраженное в такой степени, что жевательную резинку или зубную пасту, попавшую в рот во время чистки зубов, они считают достаточным для себя количеством еды (Короленко Ц. П., Дмитриева Н. В., 2000).

Итак, из всего вышеизложенного создается впечатление, что нехимические зависимости в значительной степени покрывают весь спектр поведенческих актов человека, все стороны его жизни: секс, любовь, работа, деньги, спорт и т.д. Получается, что любой человеческий поведенческий акт таит в себе угрозу возникновения зависимости к нему. Как ни парадоксально это звучит, но все многообразие нашей жизни – это богатство потенциальныхаддикций. «Примерный» с социальной точки зрения человек успешно сочетает в себе варианты социально приемлемых форм зависимостей – превалировать должна работогольная зависимость, для счастья необходимо некоторое количество любовной и сексуальной, для нравственности – религиозной, хобби могут выражаться в аддикции отношений, в вариантах компьютерной зависимости и иногда чуть-чуть в гемблинге и т.д. Допускаются даже элементы химической зависимости – традиционное для нашей страны употребление алкоголя.

Углубленное изучение нехимическихаддикций должно помочь в лечении и реабилитации химической зависимости. По существу, лечение социально неприемлемой аддикции (наркомании, алкоголизма, гемблинга) во многом сводится к переводу зависимого в социально приемлемую форму аддикции (работогольной, отношений, религиозной, спортивной и т.д.). Такое состояние в наркологии называется устойчивой ремиссией. На наш взгляд, в основе реабилитации в наркологии должен быть строго индивидуальный поиск, а потом закрепление социально приемлемой формы замещающей нехимической зависимости. Важно обратить внимание на необходимость индивидуальной работы с каждым зависимым: приемлемость лично для него нехимической аддикции является обязательным условием, иначе опять начнется собственный «поиск», заканчивающийся рецидивом социально неприемлемой химической или нехимической зависимости.
























Родительское собрание: «Компьютерная зависимость»


Цель: профилактика компьютерной зависимости подростков.

Процессы компьютеризации в нашей стране с 90-х годов прошлого века происходили очень бурно, что повлекло за собой развитие различных форм взаимодействия с компьютером, в частности, увлечение пользователей компьютерными играми. У некоторых индивидов это взаимодействие приобрело формы, схожие по своему содержанию с психологической зависимостью. Поскольку компьютерная индустрия в будущем будет, вероятно, только развиваться, а компьютерные технологии становиться все более доступными для широких слоев населения, то, как мне кажется, проблема со временем будет приобретать все большую остроту.

Впервые о компьютерной зависимости заговорили в начале 80-х годов американские ученные, однако сам феномен формирования патологической связи между человеком и компьютером стал очевиден и приобретает все больший размах.

У компьютерной зависимости те же корни, что и у игромании (лудомании). Компьютерная зависимость - патологическое пристрастие человека к работе или проведению времени за компьютером, потребность взаимодействия с данным устройством в игровой, рабочей или исследовательской формах.

Перечислим основные причины возникновения компьютерной зависимости у подростков.

1. Отсутствие или недостаток общения и тёплых эмоциональных отношений в семье. Когда родители (или иные близкие родственники) не уделяют ребёнку времени, необходимого для ежедневного выражения искреннего участия в жизни ребёнка, не интересуются состоянием душевного мира, мало спрашивают о его мыслях и чувствах, о том, что действительно волнует и тревожит ребёнка, не слышат его.

2. Отсутствие у подростка серьезных увлечений, интересов, хобби, привязанностей, не связанных с компьютером.

3. Неумение ребёнка налаживать желательные контакты с окружающими, отсутствие друзей.

4. Общая неудачливость ребёнка. Например, ребёнок и в школе учится неважно, с ребят и с родителями отношения не складываются. Если такое положение вещей не устраивает ребёнка, он вполне может впасть в зависимость от компьютерных игр, где он - главный герой, он на вершине успеха, он победитель, властитель, первый разрушитель (или созидатель). В сети Интернет такой подросток может создать себе образ, противоположный реальному: другое имя, другая внешность, другая, более «выгодная» самопрезентация.

Выделим следующие основные типы компьютерной зависимости:

1. Зависимость от Интернета (сетеголизм)

Сетеголиками (зависимость от Интернета) проявляются бесконечным пребыванием человека в сети. Иногда они находятся в виртуальном мире по 12-14 часов в сутки, заводя виртуальные знакомства, скачивая музыку, общаясь в чатах. Это неряшливые, неуравновешенные люди, которые наплевательски относятся к близким.

Есть некоторые признаки сетеголика:

- навязчивое стремление постоянно проверять электронную почту;

- предвкушение следующего сеанса онлайн;

- увеличение времени, проводимого онлайн;

- увеличение количества денег, расходуемых онлайн.

2. Зависимость от компьютерных игр.

Зависимость от компьютерных игр подразделяется на группы в зависимости от характера той или иной игры:

1. Ролевые компьютерные игры. Именно они дают больше всего возможностей для реализации потребности в принятии роли и ухода от реальности.

2. Не ролевые компьютерные игры. Игрок не принимает на себя роль компьютерного персонажа, то есть формирование зависимости, и влияние игр на личность человека не так выражены. Основные мотивации: азарт достижения цели, "прохождение" игры и/или набор очков.

Компьютерная зависимость имеет следующие признаки:

- значительное улучшение настроения от работы за компьютером;

- нежелание оторваться от работы или игры на компьютере;

- если Вы отрываете больного от компьютера, он испытывает раздражение, даже проявляет некоторую агрессию по отношению к окружающим;

- пренебрежение домашними делами в пользу компьютера;

- при общении с окружающими сведение любого разговора к компьютерной тематике.

Значительное число людей, которые могут характеризоваться той или иной степенью зависимости от компьютера составляют подростки. Сегодня многие сферы повседневной жизни уже трудно представить без использования компьютера. В течение последних десяти лет процесс информатизации оказал существенное влияние на подростковую культуру, трансформировав структуру досуга и информационное пространство современного подростка.

Компьютерные технологии занимают одну из главных сфер жизни подростка, наряду с общением с друзьями. То есть небольшое количество подростков имеют определенное хобби, досуг современной молодежи очень скуден. Подростки стараются тратить на компьютер и общение с друзьями одинаковое количество времени, но чем меньше подросток общается со своими друзьями, тем больше значимости принимает для него компьютер. Общение с виртуальными друзьями, которые примут молодого человека таким, каким он захочет выглядеть повышает время нахождения подростка в этом виртуальном окружении.

Итак,

1.                      Компьютерная зависимость – явление, набирающее скорость развития в современном информационном и компьютеризованном мире, которое негативно влияет на формирование психики, социальных  и физических качеств подростка.
2.                      Наиболее подверженная риску компьютерной зависимости является категория детей и подростков в возрасте от 10 до 18 лет, так как       в этот период идет первичная социализация подростка, формирование его психики, мировоззрения.
3.                      Чрезмерное пребывание за компьютером способно нарушать некоторые психические свойства подростков, а именно коммуникабельность, открытость, желание общения, чувство сострадания. Это приводит к замкнутости, обособленности подростка; утрате интереса к социальной жизни, нарушению межличностных отношений.
Таким образом, проблема формирования компьютерной зависимости у подростков является действующей, важной и социально значимой.
Человечество погружается в компьютеры и компьютерные сети, с каждым днем все больше и больше людей (особенно детей и подростков) становятся психологически зависимыми от компьютерных игр. Это проблема. Можно только предполагать, к чему она может привести человечество в своем дальнейшем развитии. Мы должны задуматься над этим уже сегодня. Разные научные дисциплины должны объединиться в исследовании этой области, а психология должна стать во главе этих работ - работ по исследованию психологических аспектов взаимодействия человека с компьютером.

Говоря о профилактике компьютерной зависимости у подростков, следует обратить внимание на то, что его воспитание  должно сводиться по большей части к тому, что компьютер - это лишь часть жизни, а не самый главный подарок за хорошее поведение.
Единственным на настоящий момент проверенным способом не дать подростку оказаться в зависимости от компьютера - это привлечь его в процессы, не связанные с компьютерной деятельностью, чтобы электронные игры и процессы не стали заменой реальности. Показать растущему человеку, что существует масса интересных развлечений помимо компьютера, которые не только позволяют пережить острые ощущения, но также тренируют тело и нормализуют психологическое состояние.

Приложение:

Родительское собрание «Компьютерная зависимость»

Анкета № 1:

1. Сколько времени Вы тратите на работу за компьютером (кроме Интернета и комп. игр)?

2. Сколько времени Вы тратите в день на общение с друзьями вживую (кроме школы?

3. Какую роль для вас играет компьютер?

Варианты ответов:

Есть много вещей, которые для меня много значат не меньше

Никакой роли он для меня не играет

Компьютер для меня все или почти все

4. Какие чувства вызывают у Вас компьютерные игры?

Варианты ответа:

Интерес

Сопереживание героям игр

5. Что Вы ощущаете, находясь вне сети?

Варианты ответа:

Спокойствие

Нервозность

Умиротворенность

Депрессию

Подавленность


Анкета № 2.
1. Как часто ты обнаруживаешь, что задержался в сети дольше, чем задумывал?
2. Сколько времени в день ты проводишь за компьютером?
3. Как часто из-за времени, проведенном за компьютером, страдает образование?
4. Как часто Вы раздражаешься, кричишь, если что-то отрывает тебя, когда ты находишься в сети?
5. Как часто ты предпочитаешь находиться в сети вместо того, чтобы встретиться с людьми?
6. Как часто ты чувствуешь подавленность, плохое настроение, нервничаешь, когда ты не в сети, что вскоре исчезает, стоит тебе выйти в Интернет?
7. Как часто ты теряешь сон, когда поздно находишься  в сети?
8. Как часто ты сопротивляешься разговору или скрываешь, если тебя спрашивают о том, что ты делал в сети?
9. Как часто ты отодвигаете на второй план неприятные мысли о своей жизни, заменяя их успокаивающими мыслями о проведении времени за компьютером?















Тематическое выступление на родительском собрание.

«Ребёнок и компьютер. Опасная грань»


Многие конфликтные ситуации школьного возраста – идентификация себя с определёнными типами людей, страх отвержения, выбор личностного сценария – подростку удаётся решить при помощи компьютерной игры или Интернет-активности. Опыт наблюдения и лечения подростков с ПК и Интернет-зависимостями, котрыйимееся у сотрудников государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского Росздрава Н. Вострокнутова и Л. Перегожина показал, что онлайн-коммуникация имеет деперсонифицирующий эффект, т.е. даёт возможность ребёнку присутствовать при диалоге других, не вмешиваясь в него, оставаться незамеченным. Такая коммуникация в режиме реального времени позволяет менять имена и роли, создавать разные виртуальные образы, У ребёнка возникает потребность втакого рода самореализации, что очень часто приводит к зависимости. В результате подросток с зависимостью от ПК-игр и онлайн общением с друзьями по сети становиться проблемным ребёнком для семьи. Бесцельное времяпровождение вызывает озабоченность у родителей. Сам же подросток, как правило, убеждён, что никакой зависимости у него нет. Веские аргументы об увеличении времени на игру, о смене настроения вне игры вплоть до скуки и пустоты, постоянное желание бросить всё и вновь начать играть, почти полная утрата интересов к семейной и школьной жизни, снижение учебной успеваемости – всё это не имеет для него определяющего значения.

Спектр социально-психологических отклонений в значимых для ребёнка сферах жизнедеятельности и основные расстройства возрастного психического развития.

СЕМЬЯ:

• отклонения в семейных взаимоотношениях;

• материнская депрессия;

• излишняя тревожность родителей;

• неопределённость родительских требований;

• постоянные внутрисемейные конфликты с вовлечением в них ребёнка;

• противопоставление родительских и семейных ценностей ценностям ребёнка.

ШКОЛА:

• учебнаянеуспешность и конфликты с учителями;

• частая смена школ в связи с конфликтными ситуациями;

• неприятие одноклассников;

• экстернатное обучение.

МЕЖЛИЧНОСТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ:

• отвержение сверстниками;

• привлекательность и давление субкультуры ПК-игр и онлайн-общения;

• вовлечённость в виртуальное сообщество с принятием его ценностей, языка, отличительных знаков.

У таких подростков имеются отдельные характерные признаки психических расстройств:

• появление задержанного развития;

• личностный инфантилизм;

• расстройства привязанности;

• синдром дефицита внимания и гиперактивности;

• аддиктивное поведение;

• расстройства научения, определяющие своеобразие интеллектуального развития (дислексические проблемы при хороших компьтерных навыках).


Признаки зависимости с характерными особенностями психического состояния:

• поглащенность общения с друзьями по сети;

• сверхценное отношение к ПК-играм;

• изменение эмоциональности подростка. Возникновение восхищения, радости, досады в игровом пространстве и утрата чувст удовольствия, любознательности вне игровой ситуации;

• снижение познавательной активности и мотивации в ситуациях, не связанных с компьютерными играми;

• избирательные расстройства научения (проблемы дислексии, пространственной ориентировки);

• инфантилизм, как личностная незрелость;

• расстройства сна, боли и напряжение в мышцах.


Основные признаки Интернет-зависимости:

• чрезмерное, ничем не мотивированное злоупотребление временем работы в сети, не связанное с профессиональной, научной или иной созидательной деятельностью;

• использование Интернета как преобладающего средства общения;

• создание и эксплуатация виртуальных образов, крайне далёких от реальных характеристик;

• влечение к Интернет-играм и создание вредоносных программ (без какой-либо цели);

• субъективно воспринимаемая невозможность обходиться без работы в сети;

Все эти признаки ПК-зависимости могут сочетаться с серьёзными патологическими расстройствами личности, которые определяют устойчивость аддикции. При условии обнаружения родителями ребёнка подобных симптомов, необходимо обратиться к специалисту.

Тематическое беседа для педагогов причины возникновения аддиктивного поведения у несовершенолетних


За последние десять лет средства мультимедиа превратились в существенный фактор индивидуального развития и трансформации личности. Среди многих проблем, стоящих перед российским образованием, одно из важных мест занимает проблема возникновения аддиктивного поведения у несовершеннолетних в образовательной среде.

Аддиктивное поведение (от англ. Addiction – пагубная привычка, порочная склонность) – одна из форм отклоняющегося, девиантного поведения с формированием стремления к уходу от реальности. Такой уход осуществляется путём искусственного изменения своего психического состояния при помощи различных средств: химических (алкоголь, табакокурение, наркотики) и нехимических (компьютерная, интернет, теле и телефонная, игровая) зависимостей. Аддиктивное поведение является переходной стадией и характеризуется изменениями в поведении ребёнка, который «кричит» о необходимости оказать ему экстренную помощь. Нередко нарушения в поведении ребёнка становятся такими глубокими, что начинают носить криминальный характер.

Решая важную задачу по предупреждению возникновения аддикции у несовершеннолетних психологи, педагоги, социальные педагоги образовательного учреждения тем самым создают условия для сохранения психологической безопасности образовательной среды.

Ребёнок может быть зависим от различных форм поведения и это находит подтверждение в нашей повседневной жизни. Как правило, классные руководители и педагоги конкретного образовательного учреждения знают тех детей, которые слишком много времени проводят в Интернете, или чрезмерно увлекаются тренировками, или всё свободное время и не только его тратят на компьютерные игры, или буквально не отходят от телевизора. По мнению медицинских работников, а в частности врачей-наркологов и психиатров, нехимические аддикции встречаются довольно часто и по своим последствиям они так же опасны, как и химические зависимости.

Одной из причин формирования нехимических аддикций у несовершеннолетних являются нарушения во внутрисемейных отношениях. Поэтому при подборе средств и методов по предупреждению возникновения аддиктивного поведения необходимо учитывать все факторы, а к процессу профилактических мероприятий активно привлекать родителей ребёнка.

Риск формирования аддиктивного поведения у несовершеннолетних происходит при соотношении характерологических особенностей, личностных свойств и социальных факторов. Педагогам-психологам образовательных учреждений необходимо иметь соответствующий инструментарий для определения наличия аддикции у несовершеннолетних. В этот инструментарий в обязательном порядке должна входить диагностика по определению характерологических особенностей личности, опросники и тесты по определению степени нехимической аддикции у ребёнка.

Имеется ряд причин, по которым ребёнок приходит к аддиктивному поведению:

1. Любопытство.

2. Следование правилам взаимоотношений в группе сверстников (быть как все).

3. Лёгкая форма общения (уход от реального общения к виртуальному). Снижение чувства ответственности.

4. Уход от неприятных эмоций

5. Сопротивление требованиям окружающих (назло учителю, родителям и т.д.).


В результате ребёнок откладывает решение важных для себя проблем на потом, достигая комфортного состояния здесь и сейчас путём аддиктивной реализации. Другими словами, меняется личность подростка.

Наличие одной аддикции, как правило, ведёт к возникновению другой, либо к психическим отклонениям. Например, Интернет-аддикция у несовершеннолетнего не считается официальным диагнозом, а часто является симптомом других серьёзных проблем в жизни ребёнка (трудности в общении, депрессии и т.д.).

Психолог Эрик Штайн считает, что одна из задач растущей личности – научиться отличать фантазию от реальности, совершаемого в воображении от совершаемого на самом деле.

Зависимая аддиктивная личность имеет общие характеные черты в реальной жизни:

• Отсутствие самоконтроля и самостоятельности;

• Признаки навязчивости;

• Неумение сказать «нет»;

• Боязнь быть отвергнутым;

• Болезненное восприятие критики;

• Физическое истощение (головные боли, бессонница, расстройства желудочно-кишечного тракта, снижение уровня зрения, боли в спине и суставах);

• Психическое истощение (дефицит внимания, снижение функции памяти, тревожные и депрессивные расстройства);

• Материальное и духовное обнищание;

Для создания психологической безопасности в образовательной среде такого рода аддикции несут косвенные потери:

• Снижение уровня общей успеваемости;

• Распространение субкультуры аддиктивного поведения в среде несовершеннолетних;

• Искажение социальных и позитивных ценностей среди учащихся;

• ухудшение обстановки в образовательной и микросоциальной среде.


В настоящее время системность и эффективность мер по предупреждению психосоциальных расстройств, к которым относится аддиктивное поведение несовершеннолетних, связанное с компьютерной, игровой, Интернет, зависимостью, поможет педагогам, психологам, социальным педагогам, специалистам сферы психического здоровья адекватно оценить возможности первичной профилактики.

Особенности мер по предупреждению возникновения аддиктивного поведения:

1. Меры первичной профилактики, используемые в социокультурном контексте (культура использования масс-медиа и высоких технологий);

2. Исследование многочисленных причин психо-социальных расстройств, отличающихся по происхождению, последствиям, механизмам действия и временным параметрам.

3. Профилактическая деятельность должна отражать понимание того, что решающим фактором является поведение ребёнка.


Для эффективного предупреждения формирования аддиктивного поведения среди несовершеннолетних изменения необходимы не только в поведении и установках отдельных детей, но и в социальных системах, каковыми являются образовательные учреждения.

Использование системы первичной профилактики аддиктивного поведения среди несовершеннолетних, как одна из задач создания психологической безопасности образовательной среды сводится к воспитанию разносторонней гармоничной личности. Чем богаче духовный мир подростка, тем меньше вероятность развития любой зависимости.























Материал для тематических бесед для родителей «Влияние компьютера на здоровье ребёнка»


Подавляюще большинство современных детей и подростков активно вовлечено в мир компьютерных технологий. Без умения пользоваться данными технологиями ребёнок не сможет состоятся, не сможет достичь определённого положения в современном мире.

Дети, достаточно быстро осваивая новые компьютерные технологии, используют их не только для достижения конкретной практической цели (поиск необходимой информации, набор текста, создание презентации), но и для свободного времяпрепровождения (игры, чаты, Интернет-сайты). Виртуальная реальность очень быстро поглощает ребёнка целиком и он становиться зависимым.

Основные признаки компьютерной зависимости и рекомендации для родителей:


1. 1. УВЛЕЧЁННОСТЬ НА СТАДИИ ОСВОЕНИЯ.

Признаки:

• Долгое сидение у компьютера.

• Высокая концентрация внимания

• Эмоциональное возбуждение во время и после игры.


Что необходимо предпринимать родителям:

• Настаивать на соблюдении временного режима (количество времени, которое ребёнок может проводить за компьютером без ущерба для здоровья).

• Предложить ребёнку что-то более интересное.

• Переключить его на другой вид деятельности (помощь по дому, выполнение важного поручения и т.д.).

• Ненавязчивая цензура компьютерных игр (сайтов в Интернете), в которые играет ребёнок.


1. 2. СОСТОЯНИЕ ВОЗМОЖНОЙ ЗАВИСИМОСТИ.

Признаки:

• Сильная погружённость в игру (или Интернет), нахождение за компьютером более 3 часов в день.

• Снижение интереса к учёбе, падение успеваемости.

• Негативное реагирование на любые препятствия, мешающие игре в компьютерные игры.

• Сужение круга общения (разговоры только о компьютере).

• Потеря аппетита, плохой сон, жалобы на головные боли, проблемы с желудком.


Что необходимо предпринимать родителям:

• Осуществлять ненавязчивый контроль за другой деятельностью ребёнка (посещение кружков, секций, участие в общественной жизни класса или школы).

• Настаивать на соблюдении временного режима нахождения ребёнка за компьютером.

• Не позволять ребёнку выходить в Интернет бесконтрольно.

• Больше общаться с ребёнком, вовлекая его в процесс решения реальных проблем.

• Обращение к психологу, специалисту по нехимическим зависимостям.


1. 3. ВЫРАЖЕННАЯ ЗАВИСИМОСТЬ

Признаки:

• Ребёнок не контролирует себя.

• Явная эмоциональная неустойчивость (при нежелательном прекращении игры может бурно реагировать, или не реагировать никак, выглядеть так, словно погружён сам в себя).

• Уходы из дома с целью поиграть в компьютерные игры у друзей или в компьютерном клубе.

• Угасание интереса к общению, полная замена друзей компьютером.


Что необходимо предпринимать родителям:

• Ребёнок нуждается в квалифицированной помощи специалиста, т.к. в дальнейшем очень быстро может перейти на стадию клинической зависимости, при которой помощь оказывается врачом-психиатром в стационаре.



ЛУЧШИЙ РЕЦЕПТ ПРОФИЛАКТИКИ ЗАВИСИМОСТИ У ВАШЕГО РЕБЁНКА – ЛИЧНЫЙ ПРИМЕР САМИХ РОДИТЕЛЕЙ !











«Значение игры в жизни ребёнка»


Игры нужны детям как воздух, и школьникам тоже. В игре формируется не только активный, жизнеутверждающий, эмоциональный настрой, но и умения принимать решения в непредсказуемых, каждый раз меняющихся ситуациях, где взаимодействуют несколько человек. У ребёнка развивается способность соблюдать и принимать различные «роли», что обеспечивает гибкость в общении, лучше понимать собеседника, его чувства и переживания, развивается умение следовать общепринятым нормам и правилам. В итоге, поведение становится более уверенным, непосредственным и гибким, что позволяет ребёнку избегать ненужных конфликтов и напряжений. Игра с детьми весьма эффективна с 5 до 10 лет.


Иначе дело складывается, если родители не только не играют с детьми, но и вообще не допускают в отношении с ними открытости, откровенности, непосредственности – только запреты, строгости и наказания по любому поводу. Ребёнок привыкает делать всё изподтишка, а то и озлобляется, становиться недружелюбным и агрессивным, восполняет в играх со сверстниками то, что запрещают дома. И «вредность» ребёнка не уменьшается, а увеличивается, перерастая в подростковом возрасте в открытую враждебность к окружающим.

Есть у современных детей ещё один вид проведения досуга – компьютерные игры и Интернет-чаты. Ребёнок с удовольствием окунается в виртуальный мир, который гораздо ярче и красочнее реального. Родители нередко разделяют и поощряют новое увлечение своих детей, не замечая, как их дети всё больше и больше становятся зависимыми от виртуальной реальности, отдавая предпочтение экранным героям, а не настоящему, живому общению с друзьями. Дети начинают вести себя как настоящие наркоманы. Оставаясь один на один с компьютерным героем, ребёнок останавливается на стадии манипуляции с объектами. В дальнейшем принцип манипулятивного общения он использует и в ситуациях реального общения с окружающими.

Психологи единодушно считают, что не нужно лишать ребёнка компьютерных игр вообще. Запреты не решат проблемы. Необходимо разумное сочетание: грамотный подбор компьютерных игр, соответствующих возрасту ребёнка и обязательное присутствие в его жизни настоящих, реальных, интересных, подвижных игр со сверстниками. Подвижных игр должно быть больше.

Главное не в том, строги родители или снисходительны, а в том, насколько они доброжелательны и терпимы, способны ли вступать с детьми в открытый диалог, принимать критику в свой адрес и делать соответствующие выводы. Это и есть обратная психологическая связь, без которой развитие детей будет обеднено, а то и разрушено. Не только родители воспитывают детей, но и дети воспитывают родителей, их умение сопереживание и сочувствие.







Материал для тематических бесед для родителей«Детское одиночество»

Первое чувство одиночества может возникать в период детства. Это происходит у ребёнка тогда, когда он приходит к выводу, что отдельное существо. Когда внешнее окружение и внешние цели, которые ставит перед собой ребёнок, подводят его, мир вокруг начинает рушиться, и ребёнок оказывается наедине с внутренней пугающей пустотой – один.

Выбор между внутренней и внешней целью у ребёнка формируется при активном участии окружающих его людей. Чем больше выбор ограничивается искусственными требованиями извне (родители, педагоги и др.), тем больше нарастает внутреннее напряжение, неудовлетворённость. Например, когда учат музыке при отсутствии музыкальных способностей.

Напряжение переходит в чувство вражды и агрессии. Но тревога, враждебность не допускаются в сознание ребёнка, вытесняются у поля внимания внутренней реальности. Ребёнок учиться принимать навязанную цель и формировать защитное поведение. Каждая форма такого поведения носит оттенок социальной желательности. Но чувство оторванности и покинутости у ребёнка остаётся.

Поэтому даже при успешном достижении ложных навязанных целей ребёнок глубоко внутри ощущает одиночество. Для решения данной проблемы взрослым совместно с психологом необходимо помочь ребёнку.как это сделать?

Во-первых: изменить отношение ребёнка к своему одиночеству. Помочь ему посмотреть на одиночество как на ожидание перемен, возможность осмыслить прошлое. Здесь важно не оставлять ребёнка наедине с самим собой – одиноким, а пытаться общаться с ним на его языке. Спросить ребёнка, где он чувствует себя наиболее одиноким – среди людей или наедине с собой.

Во – вторых: помочь ребёнку изменить отношение к себе. Указать ему на его способности, помочь развить их, чтобы привлечь к себе других детей. В результате ребёнок станет более привлекательным, сможет вступать в отношения, чтобы отдавать, а не брать.

В – третьих: научить ребёнка общаться с людьми, для которых привлекательны его цели. Научить его интересоваться целями других детей.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ТРЕНИНГ ДЛЯ УЧАЩИХСЯ

ДАВАЙТЕ ГОВОРИТЬ

Разминка. Приветствие.

Игра «Загадки по картинкам». Всем участникам выдаётся по картинке с изображением отдельных предметов. Каждый участник по очереди описывает свою картинку так, чтобы другие отгадали, что на ней изображено. После описания картинки, если ответ не найден, разрешается задавать любые вопросы.

Упражнение «Правда – неправда». Направлено на развитие речи, внимания и слуховой модальности.

Ведущий просит каждого участника по очереди рассказать о том, что он делал сегодня. В этот рассказ разрешается включать реальные события и вымышленные (совершенно нереальные, которые никак не могли произойти). После рассказа остальные участники отгадывают, что было правдой, а что неправдой.

Игра «Муха смеётся». Развитие творческого мышления.

Игра происходит в кругу. Ведущий бросает мяч любому участнику и называет существительное. Получивший мяч должен подобрать глагол, который не сочетается или почти не употребляется с данным существительным, а затем называет новое существительное и бросает мяч другому игроку. Тот, кому бросили мяч, продолжает отвечать аналогичным образом.

В заключительной части тренинга проводится обсуждение всего занятия.

ПОЗИТИВНАЯ ВИРТУАЛЬНОСТЬ


Участникам тренинга предлагается составить правила позитивной виртуальности. Обсуждается каждый пункт правил.

12 правил позитивной виртуальности:

1. Используйте виртуальную реальность только тогда, когда нужно расширить ваш кругозор (выбор).

2. Определите своё место в реальном, а не в виртуальном мире. Виртуальная реальность – это всего лишь инструмент. Ищите реальные пути быть тем, кем хочется. Помните, что бесплатный сыр только в мышеловке.

3. Не заполняйте виртуальной реальностью «дыры» в своей жизни. Используйте её для усиления, а не для заплаток.

4. Воспринимайте и используйте компьютер только как инструмент, усиливающий ваши способности, облегчающий продвижение к целям реального мира. Никогда не допускайте, чтобы виртуальная реальность стала иллюзорной заменой реального мира. Относитесь к компьютеру как творец, а не как потребитель.

5. Развивайте свои реальные навыки и способности. Не ограничивайтесь пределами виртуальной реальности. Откажитесь от использования компьютера, если это не ведёт к развитию способностей и достижению целей за пределами виртуальной реальности. Никогда не развивайте в виртуальной реальности то, что не имеет для вас значения в обычной жизни.

6. Всегда проводите чёткую границу между виртуальной реальностью и действительностью. Не позволяйте им слиться в одно целое. Не одушевляйте компьютер. Проводите чёткую границу между виртуальной реальностью и жизнью:

• между собой и компьютером;

• между тем, с кем вы взаимодействуете за компьютером и своими представлениями.

Учитывайте, что восприятие других людей в гиперпространстве не всегда объективно. Другие люди – это другие люди, а не продолжение ваших убеждений или призраки в компьютере.

7. Используйте виртуальные отношения для обогащения реальных отношений, а не для их замещения. Стремитесь перевести виртуальные отношения в реальные, а не наоборот. Ищите друзей в реальности. Виртуальный мир даёт только иллюзию, и не развивает никаких действительных навыков общения. Решите проблему с чувством одиночества. Определитесь с пониманием со стороны людей.

1. Ищите причины возникающей зависимости от компьютера не в виртуальной реальности, а в своей жизни.

2. Избегайте виртуальной реальности, в которой вас привлекают такие вещи, как:

1. доступность достижения цели, отсутствие препятствий к её удовлетворению;

2. возможность контролировать взаимодействие за счёт анонимности и лживости;

3. возможность получить комфортное состояние, не предпринимая действий в реальном мире, подмена реальных поступков виртуальными;

4. желание уходить от того, что есть сейчас, в фантазии или воспоминания.

5. Учитесь находить в реальной жизни приятные моменты и удовлетворяющие вас взаимодействия. Не используйте виртуальную реальность для бегства от жизни, успокоения и «прикрытия».

6. Находите возможность играть в реальности обычной жизни. Ищите независимость в реальном мире, а не за компьютером. Помните, что иллюзия самостоятельности за компьютером на самом деле уводит от самостоятельности в жизни.

7. Всегда заранее планируйте время использования компьютера, и не превышайте его ни при каких условиях. Не используйте компьютер тогда, когда вы вынуждены это использование скрывать от людей. Сократите время за компьютером, если вы страдаете от него (несделанные дела в реальной жизни и физический дискомфорт – головные боли).


ТЕХНИКА НЕЗАВИСИМОГО ВХОЖДЕНИЯ В ВИРТУАЛЬНУЮ РЕАЛЬНОСТЬ

Компьютер – помощник и ускоритель для выполнения любых задач, дающий небывалый простор для творчества на пути достижения истинной, реальной цели.

Техника «Я-высказывание».

«Я использую компьютер как один из способов развития. Мои способности развиваются при помощи компьютера и продолжают развиваться без компьютера. Компьютер помогает мне решить задачу, усиливает моё действие. Компьютер не заменяет моих собственных действий, он их совершенствует. Компьютер не устраняет препятствия к моей цели, он помогает их преодолеть, дополняя мои усилия. Используя компьютер, я расширяю свой выбор. Мой компьютер упрощает мои действия, но не упрощает моих целей. Компьютер не заменяет радостей моей жизни, он помогает сделать эти радости разнообразнее.

Я пользуюсь результатами работы за компьютером в реальности».











Материал к тематическому классному часу «Компьютер. За и Против»

(для учащихся 5-6 класса)А. Лопатина

Для чтения и обсуждения с детьми:

В плену у компьютера

– Володенька, погуляй во дворе. Денек-то какой славный, солнечный, – предложила мама. – Завтра пойдем на рыбалку, я же тебе давно обещал, – раздался голос папы.

Володя сидел у компьютера и молчал, отвечать было некогда. Армия инопланетян вторглась на Землю. Летающие тарелки кружили в воздухе. Володе выдали новое мощное оружие!

– Что ты, внук, прилип к компьютеру? На улицу третий день не выходишь. Выключай свой ящик, пойдем на рынок. Поможешь мне, – послышался голос бабушки.

– Ба, отстань, – попросил мальчик. – У меня земля погибает. Инопланетяне ворвались в город.

– Я сейчас выключу электричество и всех твоих врагов сразу уберу, – рассердилась бабушка.

«Что делать? Если бабушка выключит электричество, я не успею закончить игру. Помоги, ты же самый умный», – умолял Володя компьютер. Мальчику показалось, что компьютер понимает его. Картина улицы приблизилась. Из-за угла показался инопланетянин. Он рогами вышиб из рук мальчика оружие, и выпустила в него ядовитую струю. Володя словно провалился сквозь стену.

Дальнейшие события Володя помнил с трудом. Он бегал, стрелял, кого-то спасал. Очнулся мальчик возле старинной крепости. Володя страшно устал и лег на траву возле каменной стены.

«Странно, здесь нет запахов», – подумал Володя. Мальчик вспомнил, как сладко пахнут цветы.

– Нельзя лежать. В правилах игры этого нет, – раздался металлический голос компьютера.

– Но я хочу полежать на травке, – возразил Володя. – Хотя на твоей траве лежать неинтересно. Она искусственная. Нет жуков, муравьев, разных цветочков. Даже разглядывать нечего.

– Разглядывать траву не нужно, – возразил металлический голос. – Создай свою армию, дерись…

– Я больше не хочу драться. Если бы ты знал, как хорошо на речке летом, в воде плескаться.

– Не понимаю, – перебил мальчика компьютер, – от воды все портится.

– Здорово смотреть на костер. Пламя играет, сверкает, – вспомнил мальчик.

– Не понимаю, где пламя? – заволновался металлический голос.

– Я просто мечтаю, – объяснил Володя. – Мечтаю поехать на рыбалку.

– Ты должен драться…, – голос компьютера задрожал и попросил:

– Расскажи мне про рыбалку.

– Я уже сто лет не был на рыбалке. Все с тобой играл.

– Этого не может быть. Тебя не было сто лет назад, а мне всего два года, – возразил компьютер, но мальчик только рукой махнул в ответ.

Голос замолчал. Перед глазами Володи начали появляться картинки, одна интереснее другой: гробницы с сокровищами, подводные царства, космические станции. Мальчик закрыл глаза и стал вспоминать запах маминых духов.

Вдруг все закружилось, и Володя увидел над собой испуганные лица мамы, папы и незнакомой женщины в белом халате.

– Спасибо, доктор, что привели его в чувство, – встревожено сказала мама.

– Не волнуйтесь, обморок прошел, – ответила доктор. – Пусть посидит дома.

Володя испуганно подскочил:

– Нет, я не хочу сидеть дома, папа обещал, что мы завтра на рыбалку поедем.

– Но ты слишком слабый, – попыталась возразить доктор.

– Слово мужчины нарушать нельзя, – подмигнул папа сыну.

Компьютерная зависимость: вопросы для беседы

• Почему мальчик не мог оторваться от компьютера?

• Почему мальчику стало скучно жить в компьютерном мире?

• Расскажи о том, что человек не может сделать без компьютера.

• Расскажи о том, что компьютер не может дать человеку.

• Легко ли тебе прервать интересную игру на компьютере, если надо делать другие дела?

• Что надо делать, чтобы, играя не уйти «во внутрь компьютера» и не забыть о реальной жизни?

















Памятка для родителей «Влияние средств массовой информации на психологическое здоровье детей».


Всякое телевидение – образовательное.

Вопрос лишь в том, чему оно учит.

СМИ – явление социально – психологическое. Психологическое воздействие информации проявляется в эмоциях, мыслях, возможных решениях, обуславливающих конкретные поведенческие акты. Так или иначе в процессе приёма информации участвуют – познавательные процессы – ощущения, память, внимание, мышление, чувства, эмоции. Через когнитивную(познавательную), аффективную(эмоционально – волевую), а также конативную (поведенческую) сторону идёт воздействие на установки, интересы, потребности, притязания, т.е. на личность.

Одна из психологических проблем связанная со СМИ – это СМИ как источник агрессии.

Наблюдаемый в настоящее время рост числа преступлений, связанных с насилием, особенно среди детей и подростков, заставляет задуматься о том, какие социальные условия ведут к этому. Исследования показали, что всплеск физического насилия по времени совпал с учащением появления в СМИ, особенно на телевидении, кровавых сцен моделирование поведения зависит от «научения», которое в свою очередь, в основном идёт через информативную функцию. Другими словами, наблюдая образец, обучаемые приобретают символические образы моделируемой деятельности, которая является прототипом для соответствующего или несоответствующего поведения. Этот процесс регулируется четырьмя взаимосвязанными компонентами:

Внимание – человек следит за поведением модели и точно воспринимает это поведение

Память – поведение модели, сохраняется в долговременной памяти (задействованы все виды запоминания, слуховое, зрительное, эмоциональное)

Моторика – человек переводит закодированные в символах воспоминания о поведении модели в форму поведения (соответствующие движения)

Мотивация – если потенциально присутствует позитивное подкрепление, человек усваивает моделируемое поведение.

Очевидно, что не вся предлагаемая информация ведёт к социально приемлемым формам поведения. Человек может научиться нежелательным и даже антиобщественным формам поведения.

Сейчас телевизор прочно вошёл в быт наших современников. В среднестатистической семье он работает до семи часов в сутки. Какие типы социального поведения моделируются в эти часы? Две из каждых трёх программ содержат сюжеты насилия. Таким образом. К моменту окончания средней школы ребёнок просматривает по телевидению около 8 тыс. сцен с убийствами и 100 тыс. др. действий с применением насилия. Длительная экспозиция насилия по телевидению может: увеличить агрессивность, уменьшить факторы, сдерживающие агрессию, притуплять чувствительность к агрессии, формировать у зрителей образ социальной реальности. Не вполне адекватной действительности.

Другие исследования показывают, кто был склонен к агрессивности в детстве. К 30 годам имели не только неприятности с законом, но и проявляли жестокость в отношении своих жён и детей.

И так социальное насилие вызывается не только наблюдением самого насилия, а возбуждением, которое возникает в результате такого наблюдения. Наблюдение насилия растормаживает. Наблюдение насилия активизирует мысли, связанные с агрессивным поведением. Отображение насилия в СМИ вызывает подражание (приравниваемое к социальной норме). Так полицейские, милиционеры стреляют из пистолетов почти в каждом эпизоде, в реальной жизни, в среднем один раз в несколько лет. Неоднократный просмотр насилия делает наблюдателя безразличным к нему в будущем.

Другая проблема, напрямую связанная с агрессией – страх. Люди, смотрящие телевизор не менее 4-х часов в день, боле уязвимы для агрессии со стороны других и считают мир более опасным, чем те которые смотрят телевизор два часа в день и меньше. Сообщение о насилии оказывают большое влияние на возникновение у людей страхов.

Статистические и экспериментальные исследования позволяют сделать вывод, что просмотр насилия по телевидению, ведёт к межличностным проблемам. Кроме того, просмотр насилия по телевидению снижает чувствительность зрителей к агрессии, ослабляет сдерживающие внутренние силы и изменяет восприятие действительности.

В этой связи актуально звучит вопрос, заданный согражданам Платоном ещё в 4 веке до нашей эры: «Разве можем мы так легко допустить, чтобы дети слушали и воспринимали душой какие попала мифы, выдуманные кем попало и большей частью, противоречащие тем, истинам, которые, как мы считаем, должны быть у них, когда они повзрослеют?».

Несмотря на сказанное выше, сами дети, имеют, чуть ли не маниакальное пристрастие к просмотру сцен насилия, криминала и т.д.

Формирование подобной зависимости имеет двоякую природу: чисто физиологическую и психологическую. Когда человек испытывает большие потрясения (страх, ужас, азарт, ликование), его организм вырабатывает специальные гормоны. Эмоциональные потрясения, переживаемые часто, а тем более ежедневно, вызывают привыкание индивида к повышенному содержанию гормональных веществ у себя в крови организм начинает испытывать потребность в них, как в пище, воде, воздухе, сне и отдыхе. Вот и просиживает ребёнок у телеэкрана, переключая канал за каналом, в поисках сильных эмоций. Если такой способ не приносит удовлетворения, то ребёнок начинает заниматься подстрекательством, т. е. провоцированием взрослых и сверстников на такие действия, которые заставляют биться сильнее сердце. Это могут быть семейные скандалы, потасовки, опасные шалости и т.п.

Психологическая зависимость формируется на базе физиологической. И агрессия здесь идёт не врождённой или вызванной, а социализированной.

Рекомендации:

Вместо вечера у телевизора или видеомагнитофона – прогулка всей семьёй или игра, совместное приготовление ужина, мытьё посуды. Постарайтесь меньше времени оставлять ребёнка одного, в такие моменты ребёнок чувствует себя не нужным, начинает себя рассматривать в качестве обузы или помехи.






Получите в подарок сайт учителя

Предмет: Психологу

Категория: Прочее

Целевая аудитория: Прочее.
Урок соответствует ФГОС

Скачать
ПРОФИЛАКТИКА НЕХИМИЧЕСКИХ ЗАВИСИМОСТЕЙ детей и подростков с умственной отсталостью

Автор: Линникова Людмила Николаевна

Дата: 31.10.2017

Номер свидетельства: 435797

Получите в подарок сайт учителя

Видеоуроки для учителей

Курсы для учителей

ПОЛУЧИТЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО МГНОВЕННО

Добавить свою работу

* Свидетельство о публикации выдается БЕСПЛАТНО, СРАЗУ же после добавления Вами Вашей работы на сайт

Удобный поиск материалов для учителей

Ваш личный кабинет
Проверка свидетельства