kopilkaurokov.ru - сайт для учителей

Создайте Ваш сайт учителя Курсы ПК и ППК Видеоуроки Олимпиады Вебинары для учителей

Роль древнерусской литературы в духовно-нравственном становлении ребёнка

Нажмите, чтобы узнать подробности

Древнерусская литература является средоточием русской духовности и патриотизма. Специфика ее нравственного воздействия и заключается в том, что читатель имеет возможность познакомиться с событиями древней истории Руси, сверить свои оценки жизни с мудрыми оценками писателей того далекого времени. В процессе восприятия древнерусских произведений учащиеся могут усваивать сложные мировоззренческие понятия о месте человека в жизни, о его целях и устремлениях, убеждаться в истинности тех или иных нравственных решений, получать опыт нравственной оценки.

Безусловно, духовно-нравственное воспитание - это долгий и кропотливый процесс, но вся система работы над художественным произведением, а также внеклассная работа способствует формированию духовных ценностей учащихся. Нравственно-эстетический потенциал древнерусской культуры и литературы, творчества Аввакума, летописцев Нестора и Сильвестора очень высок, степень эмоционального воздействия на наших учеников исключительна, глубина нравственной проблематики неисчерпаема. Это воистину – «неупиваемая чаша» нашей духовности.

Возвращение к вековым духовным ценностям, к национальным традициям – насущная потребность нашего времени. И то, состоится ли это возвращение, станет ли явью, личностной потребностью каждого, а не просто данью моде, зависит во многом (хотелось бы надеяться) от учителей-словесников.

Это особенно актуально в наше время, когда Россия переживает глубокие преобразования, сопровождающиеся серьезными духовными потерями. За школьными партами сидят дети 90-х годов, принявшие на свои неокрепшие плечи все последствия политических и социальных реформ, расслоение общества, безработицу. Мы в ответе за них потому, что им предстоит наследовать страну; за их нравственность, так как народ безнравственный обречен на гибель и уничтожение.

Народ жив, пока жива его национальная культура: язык, обычаи, предания, легенды, искусство и, конечно, литература. Поэтому главные задачи учителя – это обогащение учеников разносторонними и глубокими знаниями о своем народе, его прошлом, традициях, культуре.

Только  в процессе взаимодействия, сотрудничества и сотворчества педагога и учащихся возможно истинное погружение и постижение духовно-нравственного потенциала древнерусской литературы - поистине «неупиваемой чаши» нашей духовности.

Просмотр содержимого документа
«Роль древнерусской литературы в духовно-нравственном становлении ребёнка »


Роль древнерусской литературы в духовно-нравственном становлении ребёнка


ВВЕДЕНИЕ


В современных условиях на литературу как учебный предмет возлагается особая миссия – воспитание духовно-нравственной личности, обладающей высокой степенью сознания себя гражданином России. В общественной атмосфере сегодняшнего дня, когда романтизм не в моде, когда бескорыстие, милосердие, доброта, патриотизм стали дефицитом, духовно-нравственное возрождение человека – это проблема, от решения которой зависит будущее страны

Нашим детям не всегда легко ориентироваться в таком многозначном мире. Все это говорит о необходимости совершенствовать воспитательную работу на уроках литературы; использовать максимально все возможности данного предмета для формирования духовно богатой, гармонически развитой личности, с высокими нравственными идеалами и эстетическими потребностями.

Русская литература всегда была гордостью, совестью народа, потому, что для нашей национальной психологии характерно повышенное внимание к душе, совестливости, к яркому и меткому слову, которым можно убить и воскресить, втоптать в землю и вознести до небес. Литература в школьном изучении полифункциональна по своим целям и задачам, полифонична по содержанию: в ней звучат голоса писателей, исторических эпох и литературных направлений. В художественных произведениях поднимаются вопросы этики, эстетики, политики, а иногда даже стратегии и тактики боевых сражений. Но самое главное – проблема души и духа отдельного человека и целого народа.

Важнейшее в нашей отечественной словесности – её православное миропонимание, религиозный характер отображения реальности. Религиозность же литературы не в какой-то связи с церковной жизнью проявляется, а в особом способе воззрения на мир. Литература нового времени принадлежит секулярной (светской) культуре, она и не может быть сугубо церковной. Однако литература нового времени восприняла от литературы X – XVII вв. ее учительный характер, ее нравственную основу и ее „философичность”, т.е. соединение философии с общими явлениями культуры — искусством, наукой и пр. Отечественная литература X – XVII вв называется древнерусской литературой.

Современная литература сохранила самое ценное, что было в литературе Древней Руси: высокий уровень нравственного начала, интерес к мировоззренческим проблемам, богатство языка».

Древнерусская литература задачу свою и смысл существования видела в возжигании и поддерживании духовного огня в сердцах человеческих. Вот откуда идет и признание совести мерилом всех жизненных ценностей. Свое творчество писатели Древней Руси осознавали как служение пророческое. Именно поэтому произведения того времени – это выражение совести народа, его традиций, нужд и чаяний, его души. Вскрывая все наболевшее, она ставит перед обществом жгучие, требующие ответа вопросы, учит решать их гуманными средствами, призывает к добру, взаимопониманию и состраданию, она воспитывает лучшие качества человека.

Древнерусская литература является средоточием русской духовности и патриотизма. Специфика ее нравственного воздействия и заключается в том, что читатель имеет возможность познакомиться с событиями древней истории Руси, сверить свои оценки жизни с мудрыми оценками писателей того далекого времени. В процессе восприятия древнерусских произведений учащиеся могут усваивать сложные мировоззренческие понятия о месте человека в жизни, о его целях и устремлениях, убеждаться в истинности тех или иных нравственных решений, получать опыт нравственной оценки.

Безусловно, духовно-нравственное воспитание - это долгий и кропотливый процесс, но вся система работы над художественным произведением, а также внеклассная работа способствует формированию духовных ценностей учащихся. Нравственно-эстетический потенциал древнерусской культуры и литературы, творчества Аввакума, летописцев Нестора и Сильвестора очень высок, степень эмоционального воздействия на наших учеников исключительна, глубина нравственной проблематики неисчерпаема. Это воистину – «неупиваемая чаша» нашей духовности.

Возвращение к вековым духовным ценностям, к национальным традициям – насущная потребность нашего времени. И то, состоится ли это возвращение, станет ли явью, личностной потребностью каждого, а не просто данью моде, зависит во многом (хотелось бы надеяться) от учителей-словесников.

Это особенно актуально в наше время, когда Россия переживает глубокие преобразования, сопровождающиеся серьезными духовными потерями. За школьными партами сидят дети 90-х годов, принявшие на свои неокрепшие плечи все последствия политических и социальных реформ, расслоение общества, безработицу. Мы в ответе за них потому, что им предстоит наследовать страну; за их нравственность, так как народ безнравственный обречен на гибель и уничтожение.

Народ жив, пока жива его национальная культура: язык, обычаи, предания, легенды, искусство и, конечно, литература. Поэтому главные задачи учителя – это обогащение учеников разносторонними и глубокими знаниями о своем народе, его прошлом, традициях, культуре.

Только в процессе взаимодействия, сотрудничества и сотворчества педагога и учащихся возможно истинное погружение и постижение духовно-нравственного потенциала древнерусской литературы - поистине «неупиваемой чаши» нашей духовности.


Цель работы:

Показать роль древнерусской литературы в духовно-нравственном становлении ребёнка путем использования разнообразных форм, методов и приёмов при изучении памятников литературы X – XVII вв.


Задачи работы:

  1. Изучить труды ученых в области древнерусской литературы.

  2. Определить предпосылки возникновения, периодизацию и жанровую специфику литературы Древней Руси.

  3. Раскрыть наиболее эффективные формы работы, приёмы и методы при изучении древнерусской литературы.



Экспериментальная работа опиралась на анализ и обобщение передового опыта ведущих педагогов и методистов и личного педагогического опыта.






















Глава 1. Древнерусская литература, как часть культуры.


    1. . Возникновение древнерусской литературы.

В конце X века, возникла литература Древней Руси, литература, на основе которой развилась литература трёх братских народов – русская, украинская и белорусская. Древнерусская литература возникла вместе с принятием христианства и первоначально была призвана обслуживать потребности церкви: обеспечивать церковный обряд, распространять сведения по истории христианства, воспитывать общества в духе христианства. Этими задачами определялась и жанровая система литературы, и особенности её развития. Литература возникла на Руси одновременно с принятием христианства. Её развитие неоспоримо свидетельствует о том, что и христианизация страны, и появление письменности определялись, прежде всего, государственными потребностями. Приняв христианство, Древняя Русь одновременно получила и письменность и литературу.

Древнерусские книжники оказались перед лицом сложнейшей задачи: нужно было в возможно кратчайший срок обеспечить создаваемые на Руси церкви и монастыри необходимыми для богослужения книгами, нужно было ознакомить новообращенных христиан с христианской догматикой, с основами христианской морали, с христианской историографией в самом широком смысле этого слова: и с историей Вселенной, народов и государств, и с историей церкви, и, наконец, с историей жизни христианских подвижников1.

В результате древнерусские книжники уже в течение первых двух веков существования своей письменности познакомились со всеми основными жанрами и основными памятниками византийской литературы.

Необходимо было рассказать о том, как – с христианской точки зрения – устроен мир, объяснить смысл целесообразно и мудро «устроенной богом» природы. Словом, нужно было незамедлительно создавать литературу, посвященную сложнейшим мировоззренческим вопросам. Книги, привезенные из Болгарии, не могли обеспечить все эти разносторонние потребности молодого христианского государства, и, следовательно, нужно было переводить, переписывать, размножать произведения христианской литературы. Вся энергия, все силы, все время древнерусских книжников на первых порах были поглощены выполнением этих первоочередных задач.

Процесс письма был длительным, материал письма (пергамен) дорогим, и это не только делало каждый книжный фолиант трудоемким, но и придавало ему особый ореол ценности и значительности. Литература воспринималась как нечто очень важное, серьезное, предназначенное обслуживать наиболее высокие духовные потребности.

Письменность была необходима во всех сферах государственной и общественной жизни, в междукняжеских и международных отношениях, в юридической практике. Появление письменности стимулировало деятельность переводчиков и переписчиков, а главное – создало возможности для появления оригинальной литературы, как обслуживающей нужды и потребности церкви (поучения, торжественные слова, жития), так и сугубо светской (летописи). Однако совершенно естественно, что в сознании древнерусских людей того времени христианизация и возникновение письменности (литературы) рассматривались как единый процесс.

В статье 988 г. древнейшей русской летописи – «Повести временных лет» непосредственно за сообщением о принятии христианства говорится, что киевский князь Владимир, «послав, нача поимати у нарочитые чади [у знатных людей] дети, и даяти нача на ученье книжное»2.

В статье 1037 г., характеризуя деятельность сына Владимира – князя Ярослава, летописец отмечал, что он «книгам прилежа, и почитая е [читая их], часто в нощи и в дне. И собра писце многы и прекладаше от грек на словеньское писмо [переводя с греческого языка]. И списаша книгы многы, имиже поучащеся вернии людье наслажаются ученья божественаго». Далее летописец приводит своеобразную похвалу книгам: «Велика бо бываеть полза от ученья книжного: книгами бо кажеми и учими есмы пути покаянью [книги наставляют и учат нас покаянию], мудрость бо обретаем и въздержанье от словес книжных. Се бо суть рекы, напаяюще вселеную, се суть исходища [источники] мудрости; книгам бо есть неищетная глубина». С этими словами летописца перекликается первая статья из одного из старейших древнерусских сборников – «Изборника 1076 года»; в ней утверждается, что, подобно тому как корабль не может быть построен без гвоздей, так и праведником нельзя стать, не читая книг, дается совет читать медленно и вдумчиво: не стараться быстро дочитать до конца главы, но задуматься над прочтенным, трижды перечитать одну и ту же главу, пока не постигнешь ее смысла.

Знакомясь с древнерусскими рукописями XI-XIV вв., устанавливая источники, использованные русскими писателями – летописцами, агиографами (авторами житий), авторами торжественных слов или поучений, мы убеждаемся, что в летописи перед нами не отвлеченные декларации о пользе просвещения; в X и первой половине XI в. на Руси была проделана огромная по своим масштабам работа: была переписана с болгарских оригиналов или переведена с греческого огромная литература1.

Древнерусскую литературу можно рассматривать как литературу одной темы и одного сюжета. Этот сюжет – мировая история, и эта тема – смысл человеческой жизни.

Не то чтобы все произведения были посвящены мировой истории (хотя этих произведений и очень много): дело не в этом! Каждое произведение в какой-то мере находит свое географическое место и свою хронологическую веху в истории мира. Все произведения могут быть поставлены в один ряд друг за другом в порядке совершающихся событий: мы всегда знаем, к какому историческому времени они отнесены авторами.

Литература рассказывает или, по крайней мере, стремится рассказать не о придуманном, а о реальном. Поэтому реальное – мировая история, реальное географическое пространство – связывает между собой все отдельные произведения.

В самом деле, вымысел в древнерусских произведениях маскируется правдой. Открытый вымысел не допускается. Все произведения посвящены событиям, которые были, совершились или, хотя и не существовали, но всерьез считаются совершившимися. Древнерусская литература вплоть до XVII в. не знает или почти не знает условных персонажей. Имена действующих лиц – исторические: Борис и Глеб, Феодосии Печерский, Александр Невский, Дмитрий Донской, Сергий Радонежский, Стефан Пермский... При этом древнерусская литература рассказывает по преимуществу о тех лицах, которые сыграли значительную роль в исторических событиях: будь то Александр Македонский или Авраамий Смоленский.

Одна из самых популярных книг Древней Руси – "Шестоднев" Иоанна Экзарха Болгарского. Книга эта рассказывает о мире, располагая свой рассказ в порядке библейской легенды о создании мира в шесть дней. В первый день был сотворен свет, во второй – видимое небо и воды, в третий – море, реки, источники и семена, в четвертый – солнце, луна и звезды, в пятый – рыбы, гады и птицы, в шестой – животные и человек. Каждый из описанных дней – гимн творению, миру, его красоте и мудрости, согласованности и разнообразию элементов целого.

Древняя русская литература – это цикл. Цикл, во много раз превосходящий фольклорные. Это эпос, рассказывающий историю вселенной и историю Руси.

Ни одно из произведений Древней Руси – переводное или оригинальное не стоит обособленно. Все они дополняют друг друга в создаваемой ими картине мира. Каждый рассказ – законченное целое, и вместе с тем он связан с другими. Это только одна из глав истории мира. Даже такие произведения, как переводная повесть "Стефанит и Ихнилат" (древнерусская версия сюжета "Калилы и Димны") или написанная на основе устных рассказов анекдотического характера "Повесть о Дракуле", входят в состав сборников и не встречаются в отдельных списках. В отдельных рукописях они начинают появляться только в поздней традиции в XVII и XVIII в.в2.

Происходит как бы беспрерывная циклизация. Даже записки тверского купца Афанасия Никитина о его "Хожении за три моря" были включены в летопись. Записки эти становятся сочинением историческим – повестью о событиях путешествия в Индию. Такая судьба не редка для литературных произведений Древней Руси: многие из рассказов со временем начинают восприниматься как исторические, как документы или повествования о русской истории: будь то проповедь игумена Выдубецкого монастыря Моисея, произнесенная им по поводу построения монастырской стены, или житие святого.

Произведения строились по "анфиладному принципу". Житие дополнялось с течением веков службами святому, описанием его посмертных чудес. Оно могло разрастаться дополнительными рассказами о святом. Несколько житий одного и того же святого могли быть соединены в новое единое произведение. Новыми сведениями могла дополняться летопись. Окончание летописи все время как бы отодвигалось, продолжаясь дополнительными записями о новых событиях (летопись росла вместе с историей). Отдельные годовые статьи летописи могли дополняться новыми сведениями из других летописей; в них могли включаться новые произведения. Так дополнялись также хронографы, исторические проповеди. Разрастались сборники слов и поучений. Вот почему в древнерусской литературе так много огромных сочинений, объединяющих собой отдельные повествования в общий "эпос", о мире и его истории.

Христианская литература знакомила русских людей с новыми нормами морали и нравственности, расширяла умственный кругозор и сообщала многие сведения исторического, географического характера.

Обстоятельства возникновения древнерусской литературы, ее место и функции в жизни общества определили систему ее исходных жанров, то есть тех жанров, в рамках которых началось развитие оригинальной русской литературы.

На первых порах, по выразительному определению Д. С. Лихачева, это была литература «одной темы и одного сюжета. Этот сюжет – мировая история, и эта тема – смысл человеческой жизни»1. И действительно, этой теме и этому сюжету были посвящены все жанры древнерусской литературы.

Нет сомнений в том, что Крещение Руси было событием огромной исторической важности не только в политическом и социальном отношении, но и в культурном. История древнерусской литературы началась после принятия Русью христианства, и дата Крещения Руси 988 год становится начальной точкой отсчёта национально-исторического развития России.

Начиная с Крещения Руси, русская культура то и дело становилась перед сложным, драматическим, трагическим выбором своего пути. С точки зрения культурологии важно не только датировать, но и документировать, то или иное историческое событие.













1.2. Периоды истории древней литературы.


История древнерусской литературы не может не рассматриваться в отрыве от истории самого русского народа и Русского государства. Семь столетий (XI-XVIIIвв.), в течение которых развивалась древнерусская литература, насыщены значительными событиями в исторической жизни русского народа. Литература Древней Руси – свидетельство жизни. Сама история установило несколько периодов истории литературы.

Первый период – это литература древнерусского государства, период единства литературы. Он длится век (XI и начало XII вв.). Это век формирования исторического стиля литературы. Литература этого периода развивается в двух центрах: на юге Киева и на севере Новгорода. Характерной чертой литературы первого периода является руководящая роль Киева, как культурного центра всей Русской земли. Киев является важнейшим экономическим звеном на мировом торговом пути. К этому периоду относится “Повести временных лет”.

Второй период, середина XII в. – первая треть XIII в. Это период появление новых литературных центров: Владимира Залесского и Суздаля, Ростова и Смоленска, Галича и Владимира Волынского. В это период возникают местные темы в литературе, появляются разные жанры. Это период начало феодальной раздробленности.

Далее наступает короткий период монголо-татарского нашествия. В этот период создаются повести “Слова о погибели Русской земли”, “Житие Александра Невского”. В это период в литературе рассматривается одна тема, тема вторжения монголо-татарских войск на Русь. Этот период считается самым коротким, но и самым ярким.

Следующий период, конец XIV в. и первая половина XV в., это период патриотического подъема в литературе, период летописания и исторического повествования. Этот век совпадает с экономическим и культурным возрождением Русской земли перед и после Куликовской битвы 1380г. В середине XV в. в литературе появляются новые явления: переводная литература, возникают “Повесть о Дракуле”, “Повесть о Басарге”. Все эти периоды, с XIII в. по XV в. можно объединить в один период и определить как период феодальной раздробленности и объединение Северо – Восточной Руси. Так как литература второго периода начинается с захвата Крестоносцами (1204 г.) Константинополя, и когда основная роль Киева уже закончилась и из единой древнерусской народности складывается три братских народа: русский, украинский и белорусский.

Третий период – это период литературы Русского централизованного государства XIV – XVII вв. Когда государство играет активную роль в международных отношениях своего времени, а также отражает дальнейший рост Русского централизованного государства. И с XVII в. начинается новый период русской истории.

В древнерусской литературе огромное количество литературных памятников, написанных в 11-17 веках. Произведения древнерусской письменности разделялись на «мирские» и «духовные». Последние всячески поддерживались и распространялись, так как содержали непреходящие ценности религиозной догматики, философии и этики и основными хранителями и переписчиками книг в древней Руси были монахи, а первые, за исключением официальных юридических и исторических документов, объявлялись «суетными». Благодаря этому мы и представляем нашу древнюю литературу в большей степени церковной, чем она была на самом деле.

Приступая к изучению древнерусской литературы, необходимо учитывать ее специфические черты, отличные от литературы нового времени.

Характерной особенностью древнерусской литературы является рукописный характер ее бытования и распространения. При этом то или иное произведение существовало не в виде отдельной, самостоятельной рукописи, а входило в состав различных сборников, преследовавших определенные практические цели. «Все, что служит не ради пользы, а ради прикрасы, подлежит обвинению в суетности». Эти слова Василия Великого во многом определяли отношение древнерусского общества к произведениям письменности. Значение той или иной рукописной книги оценивалось с точки зрения ее практического назначения, полезности. Произведения переписывались, добавлялось что-то свое, поэтому можно говорить о вариативности древнерусских произведений.

Другой особенностью нашей древней литературы является анонимность, имперсональность ее произведений. Это было следствием религиозно-христианского отношения феодального общества к человеку, и в частности к труду писателя, художника, зодчего. В лучшем случае нам известны имена отдельных авторов, «списателей» книг, которые скромно ставят свое имя либо в конце рукописи, либо на ее полях, либо (что гораздо реже) в заглавии произведения. При этом писатель не приминет снабдить свое имя такими оценочными эпитетами, как «худый», «недостойный», «многогрешный». В большинстве же случаев автор произведения предпочитает оставаться неизвестным, а порой и скрыться за авторитетным именем того или иного «отца церкви» — Иоанна Златоуста, Василия Великого и др.1

Рассматривая произведения Древней Руси, необходимо упомянуть такой термин, как литературный этикет, т.е. в Древней Руси взаимоотношения между людьми подчинялись особому этикету или традиции (жизнь четко нормирована). Этот термин ввёл академик Дмитрий Сергеевич Лихачев. Этикет существовал и в искусстве, особенно в живописи (изображения на иконах располагались в строго определенных положениях - рост зависел от известности), события из жизни святых подчинялись также этикету. Автор древнерусских произведений прославлял или порицал то, что принято прославлять или порицать. Им создавались в произведениях такие ситуации, какие необходимы по этикету (в «Слове о полку Игореве» отправляется в поход князь, значит необходимо показать обращение его к дружине, и его молитва богу, князь расписывается в парадных положениях; обычно русское войско изображается малочисленным, а войско врага многочисленным, чтобы показать силу войска и т.д.). Литературный этикет есть в любом произведении.




























_______________________________________________________________________________


Кусков В.В. История древнерусской литературы: Учеб. для филол. спец. Вузов/ В.В. Кусков.- 7-е изд.-М.: Высш. шк., 2003.


1.3. Жанровая специфика литературы Древней Руси.


Говоря о системе жанров древнерусской литературы, необходимо отметить еще одно важнейшее обстоятельство: эта литература долгое время, вплоть до XVII в., не допускала литературного вымысла. Древнерусские авторы писали и читали только о том, что было в действительности: об истории мира, стран, народов, о полководцах и царях древности, о святых подвижниках. Даже передавая откровенные чудеса, они верили в то, что это могло быть, что существовали фантастические существа, населяющие неведомые земли, по которым прошел со своими войсками Александр Македонский, что в мраке пещер и келий бесы являлись святым отшельникам, то искушая их в образе блудниц, то устрашая в облике зверей и чудовищ.

Рассказывая об исторических событиях, древнерусские авторы могли сообщить разные, порой взаимоисключающие версии: иные говорят так, скажет летописец или хронист, а иные – иначе. Но это в их глазах было всего лишь неосведомленностью информаторов, так сказать, заблуждением от незнания, однако мысль, что та или иная версия могла быть просто придумана, сочинена, и тем более сочинена с чисто литературными целями – такая мысль писателям старшей поры, видимо, казалась неправдоподобной. Это непризнание литературного вымысла также в свою очередь определяло систему жанров, круг предметов и тем, которым могло быть посвящено произведение литературы. Вымышленный герой придет в русскую литературу сравнительно поздно – не ранее XV в., хотя и в то время он долго еще будет маскироваться под героя далекой страны или давнего времени.

В древнерусской литературе, не знавшей вымысла, историчной в большом или малом, сам мир представал как нечто вечное, универсальное, где и события и поступки людей обусловлены самой системой мироздания, где вечно ведут борьбу силы добра и зла, мир, история которого хорошо известна (ведь для каждого события, упоминаемого в летописи, указывалась точная дата – время, прошедшее от «сотворения мира»!) и даже будущее предначертано: широко распространены были пророчества о конце мира, «втором пришествии» Христа и Страшном суде, ожидающем всех людей земли1.

Чтобы понять особенность и самобытность оригинальной русской литературы, оценить смелость, с которой русские книжники создавали произведения, такие, как «Слово о полку Игореве», «Поучение» Владимира Мономаха, «Моление» Даниила Заточника и подобные им, для всего этого необходимо познакомиться хотя бы с некоторыми образцами отдельных жанров древнерусской литературы.

Жанром называют исторически сложившийся тип литературного произведения, отвлеченный образец, на основе которого создаются тексты конкретных литературных произведений. Система жанров литературы Древней Руси существенно отличалась от современной. Древнерусская литература складывалась во многом под влиянием византийской литературы и заимствовала у нее систему жанров, переработав их на национальной почве: специфика жанров древнерусской литературы состоит в их связи с традиционным русским народным творчеством. Жанры древнерусской литературы принято делить на первичные и объединяющие.

Первичными жанры называются потому, что они служили строительным материалом для объединяющих жанров. Первичные жанры:

  • Житие

  • Повесть

  • Летопись

  • Хожение

  • Слово

  • Поучение

  • Апокрифы

Житие


Житие – один из самых устойчивых и традиционных жанров русской литературы.

Слово «житие» буквально соответствует греческому («жизнь»), латинскому vita. И в литературе византийской, и в средние века на Западе и у нас на Руси термин этот стал обозначать определённый жанр: биографии, жизнеописания знаменитых епископов, патриархов, монахов – основателей тех или иных монастырей, но только тех, которых церковь считала святыми. Жития, следовательно, - биография святых. Отсюда жития в науке часто обозначаются также термином «агиография» ( от agios – «святой» и grafo – «пишу»). Агиография – это вся литература и искусство, представляющее собой сюжетное повествование о человеке, которого церковь за его подвиги возвела в степень “святого”.

Жития описывают жизнь святых князей и княгинь, высших иерархов русской церкви, потом подчиненных ее служителей, архимандритов, игуменов, простых иноков, всего реже лиц из белого духовенства, всего чаще основателей и подвижников монастырей, выходивших из разных классов древнерусского общества, в том числе и из крестьян.1

Люди, о которых повествуют жития, были все более или менее исторические лица, привлекшие на себя внимание современников или воспоминание ближайшего потомства, иначе мы и не знали бы об их существовании. Но житие - не биография и не богатырская былина. От последней оно отличается тем, что описывает действительную жизнь только с известным подбором материала, в потребных типических, можно было бы сказать стереотипных, ее проявлениях. У агиографа, составителя жития, свой стиль, свои литературные приемы, своя особая задача.2

Житие - это целое литературное сооружение, некоторыми деталями напоминающее архитектурную постройку. Оно начинается обыкновенно пространным, торжественным предисловием, выражающим взгляд на значение святых жизней для людского общежития3.

Потом повествуется деятельность святого, предназначенного с младенческих лет, иногда еще до рождения, стать богоизбранным сосудом высоких дарований; эта деятельность сопровождается чудесами при жизни, запечатлевается чудесами и по смерти святого. Житие заканчивается похвальным словом святому, выражающим обыкновенно благодарение господу богу за ниспослание миру нового светильника, осветившего житейский путь грешным людям. Все эти части соединяются в нечто торжественное, богослужебное: житие и предназначалось для прочтения в церкви на всенощном бдении накануне дня памяти святого. Житие обращено собственно не к слушателю или читателю, а к молящемуся. Оно более чем поучает: поучая, оно настраивает, стремится превратить душеполезный момент в молитвенную наклонность. Оно описывает индивидуальную личность, личную жизнь, но эта случайность ценится не сама по себе, не как одно из многообразных проявлений человеческой природы, а лишь как воплощение вечного идеала.4

Образцом для русской агиографии служили византийские жития, но уже в начальный период развития древнерусской литературы появляется два типа агиографических текстов: княжеские жития и монашеские жития. Княжеские жития в целом тяготеют к агиографической схеме. Таково, например, созданное в начале XII в. монахом Киево-Печерского монастыря Нестором, житие под заглавием «Чтение о Борисе и Глебе». Это произведение написано по строгим требованиям классического византийского жития. Нестор, следуя традиции, рассказал о детстве князей Бориса и Глеба, о женитьбе Бориса, о том, как братья молились Богу.

Цель жития - наглядно на отдельном существовании показать, что все, чего требуют от человека заповеди, не только исполнимо, но не раз и исполнялось, стало быть, обязательно для совести, ибо из всех требований добра для совести необязательно только невозможное. Художественное произведение по своей литературной форме, житие обрабатывает свой предмет дидактически: это - назидание в живых лицах, а потому живые лица являются в нем поучительными типами. Житие не биография, а назидательный панегирик в рамках биографии, как и образ святого в житии не портрет, а икона. Потому в ряду основных источников древнерусской истории жития святых Древней Руси занимают свое особое место.5

Житие строилось по определенным канонам, от которых не отходили вплоть до 15-16 веков.

КАНОН (греч. - норма, правило) - совокупность правил, предопределяющих форму и содержание средневекового искусства; знак-модель умонепостигаемого духовного мира, т.е. конкретная реализация принципа несходного подобия (образа). На практическом уровне канон выступает как структурная модель художественного произведения, как принцип конструирования известного множества произведений в данную эпоху.1 По отношению к книгам житийного жанра слово “канон” употребляется для обозначения богодухновенности определенного сборника книг, составляющих Святую Библию.

Житие святого - повествование о жизни святого, созданием которого обязательно сопровождается официальное признание его святости (канонизация). Как правило, в житии сообщается об основных событиях жизни святого, его христианских подвигах (благочестивой жизни, мученической смерти, если таковая была), а также особых свидетельствах Божественной благодати, которой был отмечен этот человек (к ним относятся, в частности, прижизненные и посмертные чудеса). Жития святых пишутся по особым правилам (канонам). Так, считается, что появление отмеченного благодатью ребёнка чаще всего происходит в семье благочестивых родителей (хотя бывали случаи, когда родители, руководствуясь, как им казалось, благими побуждениями, мешали подвигу своих чад, осуждали их - см., например, житие св. Феодосия Печёрского, св. Алексия человека Божия). Чаще всего святой с ранних лет ведёт строгую, праведную жизнь (хотя иногда святости достигали и раскаявшиеся грешники, например св. Мария Египетская). В “Повести” Ермолая-Еразма некоторые черты святого прослеживаются скорее у князя Петра, чем у его супруги, которая к тому же, как следует из текста, совершает свои чудесные исцеления скорее собственным искусством, нежели по воле Бога.2

Житийная литература вместе с православием пришла на Русь из Византии. Там к концу I тысячелетия выработались каноны этой литературы, выполнение которых было обязательным. Они включали следующее:

  1. Излагались только «исторические» факты.

  2. Героями житий могли быть только православные святые.

  3. Житие имело стандартную сюжетную структуру:

а) вступление;
б) благочестивые родители героя;
в) уединение героя и изучение святого писания;
г) отказ от брака или, при невозможности, сохранение в браке «чистоты телесной»;
д) учитель или наставник;
е) уход в «пустынь» или в монастырь;
ж) борьба с бесами (описывалась при помощи пространных монологов);
з) основание своего монастыря, приход в монастырь «братии»;
и) предсказание собственной кончины;
к) благочестивая смерть;
л) посмертные чудеса;
м) похвала

Следовать канонам было необходимо еще и потому, что эти каноны были выработаны многовековой историей агиографического жанра и придавали житиям отвлеченный риторический характер.

4. Святые изображались идеально положительными, враги - идеально отрицательными. Попавшие на Русь переводные жития использовались с двоякой целью:

а) для домашнего чтения (Минеи);

б) для богослужений (Прологи, Синаксарии)3

Синаксарии - внебогослужебные церковные собрания, которые посвящались псалмопению и благочестивому чтению (главным образом, житийной литературе); были широко распространены в раннехристианскую эпоху. Это же название было присвоено особому сборнику, который содержал избранные места из житий святых, расположенные в порядке календарного поминовения, и предназначался для чтения в подобных собраниях.1

Именно такое двоякое использование вызвало первое серьезное противоречие. Если делать полное каноническое описание жизни святого, то каноны будут соблюдены, но чтение такого жития сильно затянет богослужение. Если же сократить описание жизни святого, то чтение его уложится в обычное время богослужения, но будут нарушены каноны. Или на уровне физического противоречия: житие должно быть длинным, чтобы соблюсти каноны, и должно быть коротким, чтобы не затягивать богослужение.

Решено противоречие было переходом к бисистеме. Каждое житие писалось в двух вариантах: коротком (проложном) и длинном (минейном). Короткий вариант быстро читался в церкви, а длинный затем читался вслух вечерами всей семьей.2

Проложные варианты житий оказались настолько удобными, что завоевали симпатии церковнослужителей. (Сейчас бы сказали — стали бестселлерами.) Они становились все короче и короче. Появилась возможность в течение одного богослужения зачитывать несколько житий. И тут стала очевидной их похожесть, однообразность.

Каноническая общая для всех часть житий должна быть, чтобы сохранить канон, и не должна быть, чтобы не затягивать чтение.

Решено было это противоречие переходом в надсистему. Каноническая часть была сохранена, но сделана общей для всех житий. А разными были только подвиги разных монахов. Возникли так называемые Патерики — рассказы о собственно подвигах. Постепенно общая каноническая часть становится все менее значимой и в конце концов исчезает, уходит в «айсберг». Остаются просто занимательные рассказы о подвигах монахов.3

Жития формировали взгляды древнерусских читателей на идеал святости, на возможность спасения, воспитывали филологическую культуру (в лучших своих образцах), создавали идеальные формы выражения подвига святого в том виде, каким он представлялся для современников и, в свою очередь, формируют воззрения верующих последующих поколений на подвиг.4


Военная повесть


Повесть – это текст эпического характера, повествующий о князьях, о воинских подвигах, о княжеских преступлениях.

Воинские повести были проникнуты патриотическим пафосом, благородной идеей служения Родине. На многочисленных примерах самых драматических событий истории здесь создавался особый тип героя - идеального князя-воина, смысл жизни которого заключался в борьбе за свободу Руси. Для воинских повестей, независимо от времени их написания, характерна своя, присущая только этой разновидности исторической беллетристики эстетика, свой тип идеалов, свои принципы в отборе реального исторического материала. Сюжеты воинских повестей (подобно житиям и другим жанрам древнерусской литературы) «компоновались» из материалов двух разновидностей: факты, взятые из реальной действительности, и формулы и эпизоды, позаимствованные из разнообразных источников. Заимствованный материал в сюжете произведений выполнял не менее важную функцию, чем материал, взятый непосредственно из жизни: чаще всего именно он был своеобразным «ключом» к пониманию событий современности. Воинские повести имели «индивидуальные» атрибуты (прежде всего - набор устойчивых воинских формул) и принципы подбора фактов, подлежащих изображению. В них реализовался особый тип провиденциального сюжета со своеобразными (иными, чем, например, в житиях) принципами построения. «Ведущими компонентами» воинских повестей являются следующие ситуации: «1. Описание войска, готовящегося к бою; 2. Ночь накануне сражения; 3. Речь предводителя перед сражением, обращенная к воинам; 4. Самое сражение и его конец (победа - в этом случае преследование неприятеля -или поражение); 5. Подсчет потерь».

В большей части русских воинских повестей рассказывается о событиях русской истории. Реже авторы интересовались тем, что происходило за пределами русских княжеств. Одним из немногих иностранных государств, всегда находившихся в круге зрения русских летописцев, была Византия, с историей которой по переведенным в первые века христианства хроникам на Руси были знакомы не хуже, а, возможно, даже и лучше, чем с историей своего государства. Так, в XIII в. русские летописцы откликнулись на захват Константинополя крестоносцами подробной, а главное - достоверной «Повестью о взятии Константинополя крестоносцами в 1204 год». Она была создана вскоре после самого события и сохранилась в древнейшей (XIII в.) Новгородской I летописи. Повесть написана простым и выразительным языком летописи, точна в изложении событий, беспристрастна в оценке действий фрягов-крестоносцев и осажденных ими греков.

Воинские повести рассказывали о битвах с врагами Русской земли или о междоусобных войнах. Средневековые авторы видели свою задачу в том, чтобы истолковать их смысл. С этой целью они обращались к более отдаленным временам и практически всегда пытались объяснить настоящее с помощью прошлого. Поэтому важнейшей задачей автора был поиск аналогов к событиям и героям своего времени в прошлом. Авторы воинских повестей искали и находили такие параллели в мировой (прежде всего - в библейской) и русской истории.

Функционально воинские повести были предназначены не столько для сохранения достоверной информации, сколько для пристрастного, дозированного ознакомления широкого круга читателей с событиями далекого и недавнего прошлого Русского государства. Для всех русских воинских повестей характерна жесткая детерминированность сюжета, обусловленная общегосударственной (или удельно-княжеской) политической позицией автора, предопределявшей и тенденциозный отбор фактического материала, и его тенденциозную интерпретацию.

В зависимости от исхода центрального события произведения - войны — повести можно разделить на две тематические группы. Первую группу составят произведения о поражениях христианского (русского) войска, вторую — о его победах. О разгроме татарами объединенного русского и половецкого войска в 1223 г. рассказывается в «Повести о битве на реке Калке»; в «Повести о разорении Рязани Батыем» (далее ПР) - о гибели в 1237 г. русского города Рязани; в «Повести о взятии Царьграда турками» - о завоевании в 1453 г. турками Константинополя и т.д. Победам над врагами Руси новгородского князя Александра посвящено «Житие Александра Невского» (далее ЖАН), поражению татар в 1380 г. на Куликовом поле - «Сказание о Мамаевом побоище» и т.п. Все эти события - и победы, и поражения - средневековые русские авторы использовали для создания единой, логически обоснованной всем ходом русской истории идеологической концепции.

Основные этапы формирования жанра воинской повести можно представить следующим образом. У ее истоков лежат предания о первых русских князях. Единственным письменным источником этих преданий является Повесть временных лет, содержащая немногочисленные и лаконичные легендарные «рассказы» о воинских походах князей-язычников Аскольда, Дира, Олега, Святослава, Игоря и многих других. В этих преданиях зафиксированы лишь самые выдающиеся события первых веков существования Русского государства и деяния первых русских князей: их походы на Византию, битвы с врагами-половцами, междоусобные войны. Отсутствие других русских источников не позволяет проверить, насколько точны в отражении реальных событий были эти летописные предания


Летописание


Летописями принято называть «памятники исторической письменности и литературы Древней Руси. Повествование в них велось по годам в хронологической последовательности (рассказ о событиях каждого года начинался словами «в лето:» - отсюда и название «летопись».

Летописи — это средоточие истории Древней Руси, ее идеологии, понимания ее места в мировой истории — являются одним из важнейших памятников и письменности, и литературы, и истории, и культуры в целом. За составление летописен, т. е. погодных изложений событий, брались лишь люди самые грамотные, знающие, мудрые, способные не просто изложить разные дела год за годом, но и дать им соответствующее объяснение, оставить потомству видение эпохи так, как ее понимали летописцы.

Летопись была делом государственным, делом княжеским. Поэтому поручение составить летопись давалось не просто самому грамотному и толковому человеку, но и тому, кто сумел бы провести идеи, близкие той или иной княжеской ветви, тому или иному княжескому дому. Тем самым объективность и честность летописца вступали в противоречие с тем, что мы называем «социальным заказом». Если летописец не удовлетворял вкусам своего заказчика, с ним расставались и передавали составление летописи другому, более надежному, более послушному автору. Увы, работа на потребу власти зарождалась уже на заре письменности и не только на Руси, но и в других странах.

Каждый летописный список имеет свое условное название. Чаще всего оно давалось по месту хранения (Ипатьевский, Кёнигсбергский, Академический, Синодальный, Археографический списки и т. п.) либо по фамилии прежнего владельца (Радзивиловский список, список Оболенского, Хрущевский список и др.). Иногда летописи называются по имени их заказчика, составителя, редактора или переписчика (Лаврентьевский список, Никоновская летопись) либо по летописному центру, в котором они были созданы (Новгородская летопись, Московский свод 1486 г.). Однако последние наименования обычно даются не отдельным спискам, а целым редакциям, в которые объединяется ряд епископ. 1

Летописание появилось на Руси вскоре после введения христианства. Первая летопись, возможно, была составлена в конце X в. Она была ­­призвана отразить историю Руси со времени появления там новой династии Рюриковичей и до правления Владимира с его впечатляющими победами, с введением на Руси христианства. Уже с этого времени право и обязанность вести летописи были даны деятелям церкви. Именно в церквах и монастырях обретались самые грамотные, хорошо подготовленные и обученные люди — священники, монахи. Они располагали богатым книжным наследием, переводной литературой, русскими записями старинных сказаний, легенд, былин, преданий; в их распоряжении были и великокняжеские архивы. Им сподручней всего было выполнить эту ответственную и важную работу: создать письменный исторический памятник эпохи, в которой они жили и работали, связав ее с прошлыми временами, с глубокими историческими истоками.

Ученые считают, что, прежде чем появились летописи — масштабные исторические сочинения, охватывающие несколько веков русской истории, существовали отдельные записи, в том числе церковные, устные рассказы, которые поначалу и послужили основой для первых обобщающих сочинений. Это были истории о Кие и основании Киева, о походах русских войск против Византии, о путешествии княгини Ольги в Константинополь, о войнах Святослава, сказание об убийстве Бориса и Глеба, а также былины, жития святых, проповеди, предания, песни, разного рода легенды.

Вторая летопись была создана при Ярославе Мудром в пору, когда он объединил Русь, заложил храм Святой Софии. Эта летопись вобрала в себя предшествующую летопись, другие материалы.

___________________________________________________________


Литература и культура Древней Руси: Словарь-справочник /Под ред. В. В. Кускова.-М.,1994.


Позднее, уже в пору существования летописей к ним при соединялись все новые рассказы, сказания о впечатляющих событиях на Руси, вроде знаменитой распри 1097 г. и ослеплении молодого князя Василька, или о походе русских князей на половцев в 1111 г. Летопись включила в свой состав и воспоминания Владимира Мономаха о жизни — его «Поучение детям».

Уже на первом этапе создания летописей стало очевидным, что они представляют собой коллективное творчество, являются сводом предшествующих летописных записей, документов, разного рода устных и письменных исторических свидетельств. Составитель очередного

летописного свода вы ступал не только как автор соответствующих заново написанных частей летописи, но и как составитель и редактор. Вот это и его умение направить идею свода в нужную сторону высоко ценилось киевскими князьями.

Очередной летописный Свод был создан знаменитым Иларионом, который писал его, видимо, под именем монаха Никона, в 60-70-е годы XI в., после смерти Ярослава Мудрого. А потом появился Свод уже во времена Святополка в 90-е годы XI в.

Свод, за который взялся монах Киева-Печерского монастыря Нестор и который вошел в нашу историю под именем «Повести временных лет», оказался, таким образом, по меньшей мере, пятым по счету и создавался в первое десятилетие XII в. при дворе князя Святополка. И каждый свод обогащался все новыми и новыми материалами, и каждый автор вносил в него свой талант, свои знания, эрудицию. Свод Нестора был в этом смысле вершиной раннего русского летописания.

В первых строках своей летописи Нестор поставил вопрос «Откуда есть пошла Русская земля, кто в Киеве начал первым княжить и откуда Русская земля стала есть». Таким образом, уже в этих первых словах летописи говорится о тех масштабных целях, которые поставил перед собой автор. И действительно, летопись не стала обычной хроникой, каких немало было в ту пору в мире — сухих, бесстрастно фиксирующих факты, но взволнованным рассказом тогдашнего историка, вносящего в повествование философско-религиозные обобщения, свою образную систему, темперамент, свой стиль. Происхождение Руси, как мы об этом уже говорили, Нестор рисует на фоне развития всей мировой истории. Русь — это один из европейских народов.

Используя предшествующие своды, документальные материалы, в том числе, например, договоры Руси с Византией, летописец развертывает широкую панораму исторических событий, которые охватывают как внутреннюю историю Руси — становление общерусской государственности с центром в Киеве, так и международные отношения Руси с окружающим миром. Целая галерея исторических деятелей проходит на страницах Несторовой летописи — князья, бояре, посадники, тысяцкие, купцы, церковные деятели. Он рассказывает о военных походах, об организации монастырей, закладке новых храмов и об открытии школ, о религиозных спорах и реформах внутрирусской жизни. Постоянно касается Нестор и жизни народа в целом, его настроений, выражений недовольства княжеской политикой. На страницах летописи мы читаем о восстаниях, убийствах князей и бояр, жестоких общественных схватках. Все это автор описывает вдумчиво и спокойно, старается быть объективным, насколько вообще может быть объективным глубоко религиозный человек, руководствующийся в своих оценках понятиями христианской добродетели и греха. Но, прямо скажем, его религиозные оценки весьма близки к общечеловеческим оценкам. Убийство, предательство, обман, клятвопреступление Нестор осуждает бескомпромиссно, но превозносит честность, смелость, верность, благородство, другие прекрасные человеческие качества. Вся летопись была проникнута чувством единства Руси, патриотическим настроением. Все основные события в ней оценивались не только с точки зрения религиозных понятий, но и с позиций этих общерусских государственных идеалов. Этот мотив звучал особенно значительно в преддверии начавшегося политического распада.

В 1116—1118 гг. летопись снова была переписана. Княживший тогда в Киеве Владимир Мономах и его сын Мстислав были недовольны тем, как Нестор показал роль в русской истории Святополка, по заказу которого в Киево-Печерском монастыре и писалась «Повесть временных лет». Мономах отнял летописание у печерских монахов и передал его в свой родовой Выдубицкий монастырь. Его игумен Сильвестр и стал автором нового Свода.

В дальнейшем по мере политического распада Руси и возвышения отдельных русских центров летописание стало дробиться. Кроме Киева и Новгорода появились свои летописные своды в Смоленске, Пскове, Владимире-на-Клязьме, Галиче, Владимире-Волынском, Рязани, Чернигове, Переяславле-Русском. В каждом из них отражались особенности истории своего края, на первый план выносились собственные князья. Так, Владимиро-Суздальские летописи показывали историю правления Юрия Долгорукого, Андрея Боголюбского, Всеволода Большое Гнездо; Галицкая летопись начала XIII в. стала по существу биографией знаменитого князя-воина Даниила Галицкого; о черниговской ветви Рюриковичей повествовала в основном Черниговская летопись. И все же и в местном летописании четко просматривались общерусские культурные истоки. История каждой земли сопоставлялась со всей русской историей.

Сохранение общерусской летописной традиции показал Владимиро-Суздальский летописный свод начала XIII в., охвативший историю страны от легендарного Кия до Всеволода Большое Гнездо.

Хожение

Этот жанр - жанр хожений – описаний средневековых путешествий – начал свое развитие с хожений паломнических. Путевые записки — хожения пользовались в Древней Руси особой популярностью. Они переходили от одного поколения к другому в рукописных сборниках, их с интересом читали в княжеских теремах и в домах посадских людей, в монастырских кельях и боярских покоях. Об их былой популярности говорит дошедшее до нас большое количество как самих произведений этого жанра, так и их списков, составленных в различных сословиях феодальной Руси. Самым ранним образцом произведений древнерусской очерковой литературы было описание путешествия к святым местам, совершенного в начале XII в. игуменом одного из черниговских монастырей Даниилом.

Когда возникла древнерусская литература, основной разновидностью этого жанра были именно паломнические хожения.

Хожения как литературный жанр отличались определенным предметом повествования, структурой, некоторым языковым своеобразием и особым типом повествователя-путешественника.

В истории жанра древнерусских записок о путешествиях три произведения занимают особое место. Это поистине новаторские произведения. К ним относятся хожения игумена Даниила, Игнатия Смольнянина и Афанасия Никитина.

При всей скромности древнерусского писателя его образ хорошо прочитывается в произведениях. И первое, что нужно отметить,— он во многом воплощает в себе народные качества. Это не созерцатель, стремящийся к одиночеству, отгораживающийся от внешнего мира. Это и не проповедник-моралист, призывающий к аскетическому воздержанию от житейских соблазнов. Писатель-путешественник — личность волевая, беспокойная. Он руководствуется в жизни широко распространенной в Древней Руси притчей о ленивом рабе, которую не раз цитируют авторы хожений с доброй руки основателя этого жанра игумена Даниила. Он убежден также, что не достойно предавать забвению все поучительное, что он увидел в чужих странах. Ему, русскому человеку, чуждо пренебрежительное и высокомерное отношение к другим народам, их верованиям, обычаям, нравам и культуре. Обладая чувством собственного достоинства, он с уважением пишет о чужеземцах. Он придерживается того исконно русского жизненного правила, которое было сформулировано еще Феодосием Печерским в XI веке: «Аще ли видеши нага, или голодна, или зимою или бедою одержима, еще ли будет жидовин, или срацин, или болгарин, или еретик, или латинянин, или ото всех поганых,— всякого помилуй и от беды избави яко же можеши».

Однако такая терпимость не означала, что русские писатели-путешественники были безразличны к религиозным верованиям, которые, как уже говорилось, в средние века являлись формой выражения национальных, философско-идеологических и государственных интересов. Повествователи в хожениях — это яркие представители своего времени, своего народа, выразители его идеологических и эстетических представлений и идеалов.

С развитием исторической жизни менялся и русский путешественник-повествователь. В Киевской Руси и в период феодальной раздробленности и монголо-татарского ига типичным путешественником был паломник по местам христианских достопримечательностей Ближнего Востока. Разумеется, в эту историческую эпоху были торговые и дипломатические путешествия в различные страны, но они не нашли явного отражения в литературе.

В период объединения Северо-Восточной Руси, наряду с паломниками по восточно-христианским странам появляется новый тип путешественника, более предприимчивого, пытливого,— это посол по государственно-церковным делам и гость торговый. В эту эпоху появляются путевые записки о Западной Европе, мусульманском Востоке и далекой Индии. Путешественник удивляется иноземным диковинкам, восторженно и деловито пишет о необычных для русского человека явлениях экономики, торговли, культуры, быта, природы, примеряет, что из иноземного годно и что не годно для русской жизни. Но страницы рукописей говорят, что никакие соблазны и новшества, увиденные в других странах, даже в малой степени во все времена не притупляли у русских путешественников чувства привязанности и любви к родному краю.

В XVI—XVIII веках появляется путешественник — землепроходец, открывающий новые пути и необжитые земли на северных и восточных границах Руси. Землепроходцы несколько напоминают облик Афанасия Никитина. Не ради наживы или славы шли они в неведомые края и страны. Народные пытливость, удаль, свободолюбие заставляли их пускаться в рискованные путешествия. И понятно, что землепроходцами были главным образом выходцы из социальных низов, особенно из среды беспокойного казачества.

Авторы хожений XI—XV веков принадлежали к духовенству, купечеству и «служилым людям» (чиновничеству), однако некоторые их представители, несмотря на социально-сословную принадлежность, не теряли связи с пародом. Хожения игумена Даниила, Анонима, Игнатия Смольнянина и особенно Афанасия Никитина по мировоззренческим позициям и по форме повествования прочно связаны с народными взглядами и представлениями.

Жесткие, канонические требования к жанру, столь характерные для древнерусской литературы, суживали, но не уничтожали творческие возможности писателя. Хожения различаются своеобразием содержания и стиля. Даже при посещении одних и тех же мест, при описании одних и тех же «святынь» писатели-путешественники не повторяли друг друга. В каждом хожений проглядывает индивидуальный нравственный облик писателя, сказывается степень его литературной одаренности и глубины мысли.

Повествование в хожениях ведется от первого лица. Такая манера изложения вытекает из природы жанра. Монологическая речь повествователя лежит в основе построения хожений: очерковые зарисовки в хожениях объединены между собою не только логикой самого путешествия, но и единым монологическим повествованием, плавным и неторопливым, эпически величавым.

В древнерусской литературе вообще отдается большая дань традициям. И хожения начинаются с традиционного вступления, которое рассчитано на вкусы и запросы современников. По традиции во вступлении, завоевывая доверие читателя, автор заверяет его в своей благочестивости и в том, что все, о чем он повествует, есть не вымысел, а истина, и что все рассказанное сам путешественник видел «очима своима грешньша».

В одних вступлениях, кратких, указывается имя путешественника (но много хожений безымянных), иногда его сословная принадлежность и сообщается, куда и зачем он путешествовал (хожения гостя Василия, Варсонофия, Афанасия Никитина).

Другие вступления более подробны. В них раскрываются обстоятельства, в которых совершалось путешествие, причины, побудившие автора написать «свое грешное хожение», даются морально-религиозные наставления читателю (хожения Даниила, Зосимы, Игнатия Смольнянина).

Вслед за вступлением идет цепь описаний или зарисовок, изредка сопровождаемых сдержанными лирическими вставками или краткими, скудными оценочными замечаниями. Чувство скромности как требование эпохи отложило отпечаток на лирических отступлениях и авторских оценках виденного в пути. Все внимание автора направлено на объективное описание событий, предметов и лиц. Последовательность описаний основывается, как правило, на одном из двух принципов —пространственном или временном. Первый композиционный принцип обычно лежал в основе паломнических хожений, в которых описания памятников христианской культуры и «святынь» соотносились с топографией местности.

Принцип временной последовательности лежал в основе «светских», то есть торговых и дипломатических, хожений. Описания в них размещались в соответствии со временем совершения путешествия, нередко с датировкой пребывания путешественника в тех или иных местах, встреч с лицами и происшедших событий. Такой композиционный принцип в значительной мере зависим от первоначальных дневниковых записей, которые нередко вели путешественники и которые впоследствии подвергали переработке.

Композиция паломнических хожений отличается и тем, что в них встречаются вставные эпизоды легендарно-библейского содержания, чего нет в хожениях дипломатических и торговых. Обычно легендарные и библейские эпизоды эти писатели соотносят или с географическими местами, или со «святынями» и памятниками христианской культуры.

Задачи жанра потребовали от древнерусских писателей-путешественников разработать и систему стилистических приемов описаний увиденного. Эта система несложна, нередко она нарушалась в частностях, но в основных своих принципах соблюдалась. Как правило, описания строились на нескольких основных приемах, используемых в различных сочетаниях и с предпочтением одного из них.

Любопытен другой традиционный стилистический прием, который условно можно назвать «нанизыванием». Он применялся в описании сложного объекта. Сначала назывался более объемный предмет, за ним следует цепь предметов с уменьшающейся объемностью. Истоки этого приема лежат глубоко в народном творчестве, он напоминает игрушечные «матрешки» и сказочный прием типа: дуб, на дубу — сундук, в сундуке ~ утка, в утке — яйцо, в яйце — иголка. Прием этот широко распространен в новгородских хожениях.

Аноним с помощью этого приема так рассказывает о памятниках культуры Царьграда, разрушенных крестоносцами: «Оттоле на царев двор на полдень: есть царьвь двор Константинов над морем над Великым; есть на цареве дворе узорочье. Над мором высоко поставлен столп камеи, а на столпе 4 столпци каменных, а на тых столпцех положен камеи синего аспида, а в том камени вырезаны псы крылаты и орли крылаты камены и бораны камени; боранам рога збиты да и столпы обиты...».

Приемы эти просты, лапидарны и традипионны.

Язык хожений в основе своей народный, разговорный. По своему синтаксическому строю и лексическому составу лучшие произведения этого жанра (хожения Даниила, Анонима, Стефана Новгородца, Игнатия, Афанасия Никитина и др.) были доступны самому широкому кругу читателей — настолько прост, точен и вместе с тем выразителен их язык.

Древнерусские хожения как жанр, как устоявшаяся литературная форма не исчезают бесследно и в литературе нового времени. Они врастают в русскую литературу путешествий первой половины XVIII века и, трансформируясь, принимают новые жанровые качества в последней четверти XVIII века («Письма русского путешественника» Карамзина, «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева). Имеются основания утверждать, что в конце XVIII века не только под влиянием западноевропейской литературы, но и на богатой основе национальных многовековых традиций складываются разнообразные формы отечественной литературы «путешествий». И, безусловно, жанр современного путевого очерка, широко распространенного в советской литературе, своими корнями уходит в глубину веков.


Слово


Слово – является разновидностью жанра древнерусского красноречия. Примером политической разновидности древнерусского красноречия служит «Слово о полку Игореве». Это произведение вызывает множество споров по поводу его подлинности. Все потому, что первоначальный текст «Слова о полку Игореве» не сохранился. Он был уничтожен пожаром 1812 года. Сохранились лишь копии. С этого времени вошло в моду опровергать его подлинность. Слово рассказывает о военном походе князя Игоря на половцев, который имел место в истории в 1185 году. Исследователи предполагают, что автором «Слова о полку Игореве» был один из участников описываемого похода. Споры о подлинности этого произведения велись в частности и потому, что оно выбивается из системы жанров древнерусской литературы необычностью используемых в нем художественных средств и приемов. Здесь нарушен традиционный хронологический принцип повествования: автор переносится в прошлое, затем возвращается в настоящее (это было не характерно для древнерусской литературы), автор делает лирические отступления, появляются вставные эпизоды (сон Святослава, плач Ярославны). В слове очень много элементов традиционного устного народного творчества, символов. Ощущается явное влияние сказки, былины. Политическая подоплека произведения налицо: в борьбе с общим врагом русские князья должны быть едины, разрозненность ведет к смерти и поражению.

Другим примером политического красноречия может служить «Слово о погибели Русской земли», которое создавалось сразу после того, как на Русь пришли монголо-татары. Автор прославляет светлое прошлое и оплакивает настоящее.

Образцом торжественной разновидности древнерусского красноречия является «Слово о Законе и Благодати» митрополита Иллариона, которое создано в первой трети 11 века. Слово было написано митрополитом Илларионом по случаю окончания строительства военных укреплений в Киеве. В слове проводится идея о политической и военной независимости Руси от Византии. Под «Законом» Илларион понимает Ветхий Завет, который дан иудеям, а русскому и другим народам он не подходит. Поэтому Бог дал Новый Завет, который и называется «Благодатью». В Византии почитают императора Константина, который способствовал распространению и утверждению там христианства. Илларион говорит, что князь Владимир Красно Солнышко, крестивший Русь, ничуть не хуже византийского императора и должен также почитаться русским народом. Дело князя Владимира продолжает Ярослав Мудрый. Основная идея «Слова о Законе и Благодати» в том, что Русь также хороша, как и Византия.


Поучение


Поучение – разновидность жанра древнерусского красноречия. Поучение – это жанр, в котором древнерусские летописцы пытались представить модель поведения для любого древнерусского человека: и для князя, и для простолюдина. Самым ярким образцом этого жанра является включенное в состав «Повести временных лет» «Поучение Владимира Мономаха». В «Повести временных лет» «Поучение Владимира Мономаха» датируется 1096 годом. В это время распри между князьями в битве за престол достигли апогея. В своем поучении Владимир Мономах дает советы о том, как следует организовывать свою жизнь. Он говорит, что нет необходимости искать спасения души в затворничестве. Служить Богу необходимо, помогая нуждающимся. Отправляясь на войну, следует молиться – Бог обязательно поможет. Эти слова Мономах подтверждает примером из своей жизни: он принимал участие во многих сражениях – и Бог его хранил. Мономах говорит о том, что следует посмотреть, как устроен мир природы, и стараться устраивать общественные отношения по образцу гармоничного мироустройства. Поучение Владимира Мономаха обращено к потомкам.

Апокрифы


Постоянный интерес у древнерусских книжников, начиная с древнейшей поры истории русской литературы, вызывали апокрифы – легенды о библейских персонажах, не вошедшие в канонические (признанные церковью) библейские книги, рассуждения на темы, волновавшие средневековых читателей: о борьбе в мире добра и зла, о конечной судьбе человечества, описания рая и ада или неведомых земель «на краю света».

Большинство апокрифов – это занимательные сюжетные рассказы, которые поражали воображение читателей либо неизвестными им бытовыми подробностями о жизни Христа, апостолов, пророков, либо чудесами и фантастическими видениями. Церковь пыталась бороться с апокрифической литературой. Составлялись специальные списки запрещенных книг – индексы. Однако в суждениях о том, какие произведения являются безусловно «отреченными книгами», то есть недопустимыми для чтения правоверными христианами, и какие лишь апокрифическими (буквально апокрифические – тайные, сокровенные, то есть рассчитанные на искушенного в богословских вопросах читателя), у средневековых цензоров не было единства.

Индексы различались по составу; в сборниках, порой весьма авторитетных, мы встречаем рядом с каноническими библейскими книгами и житиями также апокрифические тексты. Иногда, впрочем, и здесь их настигала рука ревнителей благочестия: в некоторых сборниках листы с текстом апокрифов вырваны или текст их зачеркнут. Тем не менее апокрифических произведений существовало очень много, и они продолжали переписываться в течение всей многовековой истории древнерусской литературы.




















































Глава 2. История изучения памятников древнерусской литературы


Русская литература до XVIII в. традиционно именуется «древней». За это время историческая жизнь России прошла древний период своего существования, затем средневековый, а примерно с XVII в., по определению В. И. Ленина, вступает в новый период своего развития. Таким образом, наиме­нование русской литературы до XVIII в. «древней», не согласую­щееся с хронологическим делением русского исторического про­цесса по периодам, в значительной степени является условным, обозначающим лишь то, что она характеризуется существенными качественными особенностями, отличающими её от литературы последующей, которую мы называем новой.

В деле освоения нашего литературного наследства, являющегося частью наследства общекультурного, древней русской литературе принадлежит значительное место, определяемое прежде всего тем, что она была начальным этапом в развитии великой русской ли­тературы, приобретшей мировое значение. Высокая идейность, Присущая новой русской литературе, её народность, живая связь с насущными вопросами общественной жизни характеризуют и древнюю русскую литературу в её наиболее значительных дости­жениях. Древняя русская литература, как и новая, по своей направленности была в основном публицистична и злободневна в силу того, что она принимала самое непосредственное участие в идейной и политической борьбе своего времени, отражавшей клас­совую борьбу в русском обществе.

Самое понятие художественной литературы как области фор­мально автономной и отграниченной от других областей культуры в древности у нас не существовало, по крайней мере, если иметь в виду литературу письменную, а не устное творчество. Это обстоя­тельство особенно ощутительно позволяет нам вскрывать те исто­рические и социальные связи, какие существовали между древне­русскими литературными памятниками и эпохой, их породившей.1

Собирание памятников древнерусской письменности начинается еще в XVIII в. Много внимания их изучению уделяют В. Татищев, Г. Миллер, А. Шлецер. Замечательный труд В. Н. Татищева «Российская история с древнейших времен» не потерял своего источниковедческого значения и в наши дни. Его создатель пользовался целым рядом таких материалов, которые затем были безвозвратно утрачены.

Во второй половине XVIII в. начинается публикация некоторых памятников древней письменности. Отдельные произведения нашей старинной литературы включает в свою «Древнюю российскую вифлиофику» II И. Новиков (первое издание вышло в 1773—1774 гг. в 10 частях, второе — в 1778 —1791 гг. в 20 частях). Ему же принадлежит «Опыт исторического словаря о российских писателях» (1772), в котором были собраны сведения о жизни и творчестве более трехсот писателей XI—XVIII вв.

Важным событием в истории изучения древнерусской литературы явилась публикация в 1800 г. «Слова о полку Игореве», пробудившая в русском  обществе живой интерес к прошлому. «Колумбом древней России», по определению А. С. Пушкина, явился Н. М. Карамзин. Его «История государства Российского» создавалась на основе изучения рукописных источников, а в комментариях помещались драгоценные выписки из этих источников, часть которых затем погибла (например, Троицкая летопись).

Большую роль в собирании, публикации и изучении памятников древнерусской письменности сыграл в первую треть прошлого столетия кружок графа Н. Румянцева.

Члены румянцевского кружка опубликовали ряд ценных научных материалов. В 1818 г. К. Калайдович издал «Древнероссийские стихотворения Кирши Данилова», в 1821 г.— «Памятники российской словесности XII века», а в 1824 г. вышло в свет исследование «Иоанн экзарх болгарский».

Колоссальный труд по созданию библиографических справочников взял на себя Евгений Болховитинов. Опираясь на изучение рукописного материала, он в 1818 г. публикует «Словарь исторический бывших в России  писателей духовного чина греко-российской церкви», в 2 томах,


______________________________________________________________

  1. Гудзий Н.К. История древней русской литературы. – 7-е изд.- М., 1966 г.

включающий 238 имен («Словарь» был переиздан в 1827 г. и в 1995 г.). Вторая его работа — «Словарь русских светских писателей, соотечественников и чужестранцев, писавших в России» —была из­дана уже посмертно: начало «Словаря» -  в 1838 г., а полностью — в 1845 г. М. П. Погодиным (репринтное переиздание 1971 г.).

Начало научному описанию рукописей было положено А. Востоковым, выпустившим в свет в 1842 г. «Описание русских и словенских рукописей Румянцевского музеума».

К концу 30-х годов XIX в. ученые-энтузиасты собрали огромное количество рукописного материала. Для его изучения, обработки и  публикации при Российской Академии наук в 1834 г. была создана Археографическая комиссия. Эта комиссия начала публикацию важ­нейших памятников: полного собрания русских летописей (с 40-х годов прошлого века до наших дней опубликовано 39 томов), юридических, агиографических памятников, в частности начата публикация «Вели­ких Четьих-Миней» митрополита Макария.

В 40-х годах XIX в. при Московском университете активно дейст­вует «Общество истории и древностей российских», публиковавшее свои материалы в специальных «Чтениях» (ЧОИДР). Возникает «Общество любителей древней письменности» в Петербурге. Трудами членов этих обществ издаются серии «Памятники древней письмен­ности», «Русская историческая библиотека».

Первую попытку систематизации историко-литературного матери­ала предпринял в 1822 г. Н. И. Греч в «Опыте краткой истории русской литературы».

Значительным шагом вперед явилась «История древней русской словесности» (1838) М. А. Максимовича, профессора Киевского уни­верситета. Здесь дана периодизация литературы в соответствии с периодизацией гражданской истории. Основная часть книга посвящена изложению общих библиографических сведений о составе письменности данного периода.

Популяризации произведений древней русской литературы и народной  словесности способствовала публикация И. П. Сахаровым  «Сказаний русского народа» во второй половине 30-х — начале 40-х годов. Характер этого издания был обстоятельно прорецензирован на страницах «Отечественных записок» В. Г. Белинским.1

Древнерусской литературе был посвящен специальный курс лекций, прочитанный в Московском университете  профессором С.П.Шевыревым. Этот курс под названием «История русской словесности» впервые увидел свет во второй половине 40-х годов и затем был дважды переиздан: в 1858—1860 гг.  в 1887 г. С.П. Шевырев собрал большой фактический материал, но к его трактовке подходил со славянофильских позиций. Однако его курс обобщал все, что было накоплено исследователями к 40-м годам. Систематическое изучение древнерусской литературы начинает­ся с середины прошлого столетия. Русская филологическая наука в это время представлена выдающимися учеными Ф. И. Буслаевым, А. Н. Пыпиным, Н.С. Тихонравовым, А. Н. Веселовским.            

Наиболее значительными работами Ф. И. Буслаева в области древней письменности являются «Историческая хрестоматия церковно­славянского и древнерусского языков» (1861) и «Исторические очерки русской народной словесности и искусства» в 2 томах (1861).

Хрестоматия Ф. И. Буслаева стала выдающимся явлением не только своего времени. В ней были помещены тексты многих памятников древней письменности на основании рукописей с приведением их вариантов. Ученый старался представить древнюю русскую письменность во всем многообразии ее жанровых форм, включал в хрестоматию с литературными произведениями памятники деловой и церко­вной письменности.

«Исторические очерки» посвящены исследованию произведений устной народной словесности (1-й том) и древнерусской литературы и  искусства (2-й том). Разделяя точку зрения

так называемой «исторической школы», созданной братьями Гримм и Боппом, Буслаев, однако, пошел дальше своих учителей. В произведениях фольклора, древней литературы он не


_______________________

1 Белинский В.Г. Полн. собр. соч.: В 13 т.  М., 1954.




только искал их «историческую» — мифологическую — основу, но и связывал их анализ с конкретными историческими явлениями русской жизни, бытом, географической средой.

Буслаев одним из первых в нашей науке поставил вопрос о необходимости  эстетического изучения произведений древнерусской литературы. Он обратил внимание на характер ее поэтической образности, отметив ведущую роль символа. Много интересных наблюдений было сделано ученым в области взаимосвязей древней литературы и фольклора, литературы и изобразительного искусства, он по-новому попытался решить вопрос народности древней русской литературы.

К 70-м годам Буслаев отходит от «исторической» школы и начинает разделять позиции школы «заимствования», теоретические положения которой были разработаны Т. Бенфеем в «Панчатантре». Свою новую теоретическую позицию Ф. И. Буслаев излагает в статье «Перехожие повести» (1874), рассматривая историко-литературный процесс как историю заимствования сюжетов, мотивов, которые переходят от одних народов к другим.

С изучения древней русской литературы начал научную деятель­ность А. Н. Пыпин. В 1858 г. он опубликовал свою магистерскую диссертацию «Очерк литературной истории старинных повестей и сказок русских», посвященную рассмотрению преимущественно пере­водных древнерусских повестей.

Затем внимание А. Н. Пыпина привлекли к себе апокрифы, и он первым ввел в научный оборот этот интереснейший вид древнерусской письменности, посвятив апокрифам ряд научных статей и опубликовав их в третьем выпуске «Памятников старинной русской литературы», издаваемых Кушелевым-Безбородко, «Ложные и отреченные книги русской старины».

Итог своего многолетнего изучения русской литературы А. Н. Пыпин подвел в четырехтомной «Истории русской литературы», первое изда­ние которой вышло в 1898—1899 гг. (первые два тома были посвящены литературе древнерусской).                

Разделяя взгляды культурно-исторической школы, А. Н. Пыпин фактически не выделяет литературу из общей культуры. Он отказыва­ется от хронологического распределения памятников по векам, утвер­ждая, что «вследствие условий, в каких образовалась наша письменность, она почти не знает хронологии». В своей классификации памятников А. Н. Пыпин стремится «соединить однородное, хотя разновременное по происхождению».

В разработке научной текстологии не только древней, но и новой русской литературы большое значение имеют труды академика Н. С. Тихонравова. С 1859 по 1863 г. им было издано семь выпусков «Летописей русской литературы и древностей», где был опубликован целый ряд памятников. В 1863 г. Н. С. Тихонравов выпускает 2 тома «Памятников отреченной русской литературы», выгодно отличаю­щееся по полноте и качеству текстологической работы от публикации А. Н. Пыпина. Тихонравовым было начато изучение истории русского театра и драматургии конца XVII — первой четверти XVIII в., резуль­татом чего явилась публикация в 1874 г. текстов русских драматических произведений 1672—1725гг. в 2 томах.

Огромный вклад в отечественную филологическую науку был внесен академиком А. Н. Веселовским. Он большое внимание уделял вопросам взаимосвязи литературы и фольклора, посвятив им такие интересные работы, как «Опыты по истории развития христианской легенды» (1875 —1877) и «Разыскания в области русского духовного стиха» (1879—1891). В последней работе он применил принцип социологического изучения литературных явлений, ставший ведущим в наиболее значительных теоретических работах ученого.

Общая литературоведческая концепция Веселовского носила идеалистический характер, но в ней содержалось много рациональных зерен, много верных наблюдений, которые затем были использованы советским литературоведением. Говоря об истории изучения древнерусской литературы в конце XIX — начале XX вв., нельзя не о таком замечательном русском филологе и историке, как академик А. А. Шахматов. Широта познаний, необычайная филологическая одаренность, скрупулезность текстологического анализа дали возможность добиться блестящих результатов в изучении судеб  древнейшего русского летописания.

Успехи, достигнутые русской филологической наукой в области изучения древней письменности к началу XX столетия, были закреплены в историко-литературных курсах П. Владимирова «Древняя русская литература киевского периода (XI—XIII вв.)» (Киев, 1901),  А.С.   Архангельского «Из лекций по истории русской литературы» (т.1, 1916), Е. В. Петухова «Русская литература. Древний период» (3-е изд. Пг.,  1916), М. Н. Сперанского «История древней русской литературы» (3-е изд. М., 1920). Здесь уместно отметить книгу В.Н. Перетца  «Краткий очерк методологии истории русской литературы», последний раз изданную в 1922 г.

Все эти труды, отличающиеся большой содержательностью помещенного в них фактического материала, давали лишь статическое представление о древней русской литературе. Историю древней литературы  рассматривали как историю смены влияний: византийского, первого южнославянского, второго южнославянского, западноевропейского (польского). К литературным явлениям не применялся классовый анализ. Такие важные факты развития демократической лите­ратуры XVII в., как сатира, вовсе не рассматривались.

Большое значение в создании научной истории древнерусской литературы имели труды академиков А. С. Орлова и Н. К. Гудзия. «Древняя русская литература XI—XVI вв. (курс лекций)» А. С. Орлова (книга была дополнена, переиздана и получила название «Древнерус­ская литература XI—XVII Веков» /1945/) и «История древней русской литературы» Н. К. Гудзия (с 1938 по 1966 г. книга выдержала семь изданий) сочетали историзм подхода к явлениям литературы с их классовым и социологическим анализом, обращали внимание, особен­но книга А. С. Орлова, на художественную специфику памятников. Каждый раздел учебника Н. К. Гудзия был снабжен богатым справоч­ным библиографическим материалом, который систематически попол­нялся автором.

В последние годы в качестве центральной была выдвинута проблема изучения художественной специфики древнерусской литературы: метода, стиля, жанровой системы, взаимосвязей с изобразительным искусством. В разработку этих вопросов большой вклад был внесен В. П. Адриановой-Перетц, Н. К. Гудзием, О. А Державиной, Л. А. Дмитриевым, И. П. Ереминым, В. Д. Кузьминой, Н. А. Мещерским,  А. В. Позднеевым, Н. И. Прокофьевым, В. Ф. Ржигой.

Неизмеримы заслуги в разработке этих проблем Д. С. Лихачева. Дмитрий Сергеевич не раз говорил, что древнерусская литература «еще молчит», еще не стала хорошо знакомой и понятной современному читателю. Действительно, изучающим в школе историю родной письменности и словесности могло казаться, что кроме «Слова о полку Игореве» в древнерусской литературе почти ничего нет или от нее почти ничего не сохранилось. Поэтому для миллионов своих сограждан (не говоря уже о зарубежных читателях) Дмитрий Сергеевич стал одним из первооткрывателей древнерусской литературы — этого огромного культурного материка, который сам ученый считал духовной родиной всей русской культуры.

Академик Д.С. Лихачев считал наибольшей ценностью древнерусской литературы то, что в Древней Руси она «была больше чем литература». В статье «Разное о литературе» он делает потрясающие выводы: «Ни в одной стране мира с самого начала ее возникновения литература не играла такой огромной государственной и общественной роли, как у восточных славян». «В пору упадка политического единства и военного ослабления литература заменила собой государство. Отсюда с самого начала и на протяжении всех веков громадная общественная ответственность наших литератур — русской, украинской и белорусской».

«Литература поднялась над Русью громадным защитным куполом — стала щитом ее единства, щитом нравственным».1

Как ученый Дмитрий Сергеевич пытался разобраться в духовных истоках и литературных источниках этого великого подвига-явления: почему же древнерусская литература смогла осуществить столь важную миссию, что сделало возможным такое высокое ее служение? Рассматривая достоинства русской литературы Нового времени, ученый дал следующий ответ: «Литература Нового времени восприняла от древнерусской ее учительный характер, ее нравственную основу и ее „философичность”, т.е. соединение философии с общими явлениями культуры — искусством, наукой и пр.


______________________________________________________

1 Лихачёв Д.С. Разное о литературе // Заметки и наблюдения: из записных книжек разных лет. - Л.: Сов. писатель. Ленингр. отд-ние, 1989.

Литература Нового времени сохранила самое ценное, что было в литературе Древней Руси: высокий уровень нравственного начала, интерес к мировоззренческим проблемам, богатство языка».

«Когда-нибудь, когда русские читатели станут больше интересоваться своим прошлым, — величие литературного подвига русской литературы станет для них совершенно ясным и невежественное охаивание Руси сменится осведомленным уважением к ее нравственным и эстетическим ценностям».

Любовь к Родине, питавшая собой в Древней Руси и радость, и боль, защита добра и противодействие злу, стремление сохранить свои национальные традиции и жажда нового — все это, по мнению ученого, «было великой славой древней русской литературы, создавшей добрую почву для рассвета литературы новой. По существу, — писал Дмитрий Сергеевич, — все произведения древней русской литературы благодаря единству своей направленности и приверженности к исторической основе („историзму”) представляли собой в совокупности единое огромное произведение — о человечестве и о смысле его существования».

Древнерусская литература возникает как бы внезапно, считает Д.С. Лихачев. «Перед нами как бы сразу произведения литературы зрелой и совершенной, сложной и глубокой по содержанию, свидетельствующей о развитом национальном и историческом самосознании».

Ученый имеет в виду внезапное, на первый взгляд, «появление таких произведений древнерусской литературы, как „Слово о Законе и Благодати“ митрополита Илариона, как „Начальная летопись“ с различным кругом произведений, в нее входящих, как „Поучения Феодосия Печерского“, как „Поучение князя Владимира Мономаха“, „Жития Бориса и Глеба“, „Житие Феодосия Печерского“ и т. д.». 1

Еще одна теоретическая проблема волновала Д.С.Лихачева и многократно привлекала его внимание — это проблема жанровой системы древнерусской литературы и шире — всех славянских литератур средневековья. Эта проблема была поставлена и разработана им в докладах на международных съездах славистов «Система литературных жанров Древней Руси» (1963), «Древнеславянские литературы как система» (1968) и «Зарождение и развитие жанров древнерусской литературы» (1973). В них впервые была представлена во всей своей сложности панорама жанрового разнообразия, выявлена и исследована иерархия жанров, поставлена проблема тесной взаимообусловленности жанров и стилистических приемов в древних славянских литературах.

Перед историей литературы возникает особая задача: изучать не только отдельные жанры, но и те принципы, на которых осуществляются жанровые деления, изучать их историю и самую систему, призванную обслуживать определенные литературные и нелитературные потребности и обладающую некоей внутренней устойчивостью. Широкий план изучения системы жанров XI–XVII вв., развернутый Дмитрием Сергеевичем, включает и выяснение взаимоотношений литературных жанров с фольклорными, связи литературы с другими видами искусств, литературы и деловой письменности. Важное значение работ Дмитрия Сергеевича заключается именно в том, что он четко сформулировал основные задачи исследования и своеобразие самого понятия «жанр» в применении к литературе Древней Руси.

Он изучал летописи, их рост и изменение способов летописания, их обусловленность своеобразием русского исторического процесса. В этом проявился характерный для всего творчества Дмитрия Сергеевича глубокий интерес к проблеме художественного мастерства древнерусской литературы, причем стиль литературы и изобразительного искусства он рассматривает как проявление единства художественного сознания. По-новому представляет он связь летописи XI–XII вв. с народной поэзией и живым русским языком; в составе летописей XII–XIII вв. вскрывает особый жанр «повестей о феодальных преступлениях»; отмечает своеобразное возрождение в Северо-восточной Руси политического и культурного наследия древнерусского государства после Куликовской победы; показывает взаимосвязь отдельных сфер русской культуры XV–XVI вв. с исторической обстановкой того времени и с борьбой за построение

______________________________________________


1 Лихачёв Д.С. Возникновение русской литературы. М., 1952.

централизованного Русского государства.

Цикл работ Д.С.Лихачева, посвященных русскому летописанию, представляет ценность, прежде всего тем, что они дали верное направление исследованиям художественных элементов

летописания на разных этапах его развития; они окончательно утвердили за летописями почетное место среди литературных памятников исторического жанра. Кроме того, тщательное изучение особенностей летописного повествования позволило Дмитрию Сергеевичу разработать вопрос о пограничных с литературой формах творчества — о воинских и вечевых речах, о деловых формах письменности, о символике этикета, который возникает в быту, но существенно влияет на саму литературу.

Д.С.Лихачева прежде всего интересовали способы изображения человека — его характера и внутреннего мира. 1

В 1958 г. Д.С.Лихачев выпустил в свет книгу «Человек в литературе Древней Руси». В этой книге «проблема характера» исследуется не только на материале исторических жанров: с конца XIV в. привлекается агиография; «новое» в разработке этой проблемы широко показано на образцах различных видов демократической литературы XVII в. и стиля «барокко». Исчерпать все литературные источники в одном исследовании автор, естественно, не мог, однако в пределах изученного материала он отразил историческое развитие таких основных понятий, как характер, тип, литературный вымысел. Он наглядно показал, какой трудный путь прошла русская литература, прежде чем обратилась к изображению внутреннего мира человека, его характера, т.е. к художественному обобщению, ведущему от идеализации к типизации.

Книга «Человек в литературе Древней Руси» — серьезный вклад не только в изучение истории древнерусской литературы. Положенный в ее основу метод научного исследования и те важные обобщения, которые она содержит, представляют огромный интерес и для искусствоведа, и для исследователя новой русской литературы, и для теоретика литературы и эстетики в широком смысле слова.

Литература — не естественнонаучная теория, не учение и не идеология. Литература учит жить, изображая. Она учит видеть, видеть мир и человека. Значит, древнерусская литература учила видеть человека способным к добру, учила видеть мир как место приложения человеческой доброты, как мир, который может измениться к лучшему. Поэтому одна из духовно-нравственных заповедей Дмитрия Сергеевича гласит:«Будь совестлив: вся мораль в совести».2




          













______________________________________________________

1 Лихачёв Д.С. Человек в литературе Древней Руси. М., 1958

2 Памятники отреченной русской литературы / Собраны и изданы Н. Тихонравовым. Т. I. СПб., 1863; Т. II. М., 1863




ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ РАБОТА

В практической работе мной были систематизированы и обобщены все знания, полученные из методических трудов, приведённых выше. В приведённой ниже работе анализируются действующие программы по литературе, и предоставляется опыт преподавания древнерусской литературы.


О ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ В ШКОЛЕ


Древняя литература наделена высокими нравственными началами, она прославляет идеалы духовной красоты человека, идеалы подвижничества, богатырства и величия Русской земли. Это могучий источник нравственного воспитания, вселяющий чувство национальной гордости, веры в созидательные силы русского народа. «Полнее сознавая прошедшее, мы уясняем современность, глубже опускаясь в смысл былого — раскрываем смысл будущего; глядя назад — шагаем вперед» (А.И. Герцен).

Изучение художественных памятников позволяет проследить традиции древней русской литературы в литературе XVIII и XIX вв., помогает разрешить важнейшие проблемы литературного процесса — проблему самобытности и национальной специфики, проблему взаимодействия литературы и фольклора. А многообразие литературных памятников свидетельствует о возникновении в этот период целого ряда литературных форм (агиография, риторика, хождение-путешествие, публицистика, повесть, стихотворство, драма).

Изучение древней литературы имеет целый ряд особенностей. Прежде всего надо иметь в виду, что памятники литературы древнего периода были рукописными и сохранились далеко не в полном объеме. Рукописная традиция вела к созданию большого количества вариантов, ибо переписчик обычно произвольно изменял текст, приспосабливая его к потребностям и вкусам своего времени и своей среды. Если при переписке отклонения от оригинала были несущественны, то появлялся лишь новый список. Более значительные изменения, которые касались идейного содержания, стиля или композиции произведения, приводили к возникновению новой редакции литературного памятника. Сложен и вопрос об авторстве. Имена большинства авторов памятников древней литературы до нас не дошли. Это лишает нас важного фактора при изучении литературы — знакомства с биографией писателя, его жизнью и творчеством. Наличие в разное время созданных списков и редакций, анонимность памятников затрудняют хронологическое приурочение многих произведений древней Руси.

В 1988 году академик Д.С. Лихачёв писал: «Меня удивляет, как мало времени уделяется в школе на изучение древнерусской культуры». «Из-за недостаточного знакомства с русской культурой среди молодёжи распространено мнение, что все русское неинтересно, вторично, заимствовано, поверхностно. Планомерное преподавание литературы и призвано разрушить это неверное представление».1

До начала девяностых годов лишь одно произведение литературы Древней Руси – «Слово о полку Игореве» - изучалось в школе, а переход школьной программы от этого великого памятника сразу к 19 веку создавал ощущение провала во времени и пространстве литературы и русской культуры. Вывод, сделанный Лихачёвым, обобщил назревшее и побудил к действию. Спустя несколько лет в школьную практику все более широко включается изучение произведений древней литературы. Они представлены разными жанрами в программах по литературе под редакцией Т.Ф. Курдюмовой, А.Г. Кутузова, В.Я. Коровиной, В.Г. Маранцмана. Однако круг текстов в них одинаков и только варьируется. Произведения рекомендуются как для изучения на уроке, так и для ознакомительного чтения, самостоятельного чтения с последующим обсуждением, внеклассного

_______________________________________

1 Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы. - М., 1979


чтения. Определяются тексты для заучивания наизусть. Учителю и ученику предоставляется право выбора произведений.

В большинстве программ по литературе в общеобразовательных школах произведения древнерусской литературы изучаются с 5 по 9 класс, и отводится на данную литературу мизерное количестве учебных часов. В программе 10 - 11-х классов сведений о древнерусской литературе нет.

Для более реального представления об изучении древнерусской литературы можно проанализировав действующие программы по литературе.


1. Краткий анализ программы по литературе В.Я. Коровиной:

Если внимательно проанализировать программу по литературе В.Я. Коровиной, то мы увидим, что на изучение средневековой русской литературы отводится 7 часов. Изучение начинается с 5 класса и завершается в 9 классе.

Изучаются «Повесть временных лет», к ней программа под редакцией В.Я.Коровиной обращается трижды:

5 класс - школьники читают «Подвиг отрока – киевлянина и хитрость воеводы Претича»;

6 класс – «Повесть временных лет», «Сказание о Кожемяке», «Сказание о Белгородском киселе», знакомство с русскими летописями;

7 класс – «О пользе книг», «Поучение Владимира Мономаха» (отрывок) и «Повесть о Петре и Февронии Муромских»;

8 класс – «Житие Александра Невского»;

9 класс – обзорная тема « Литература Древней Руси» и «Слово о полку Игореве».


2. Краткий анализ программы по литературе А.Г. Кутузова :

5 класс - Библия, Новый Завет, Сказания и предания об Иисусе Христе, «Житие Бориса и Глеба»;

7 класс - «Житие Сергия Радонежского», «Повесть о Петре и Февронии Муромских», Анализ древнерусского текста;

8 класс- «Повесть временных лет», «Откуда пошла Русская земля…», «Слово о полку Игореве», «Поучение Владимира Мономаха», «Письмо Амвросия Оптинского…»;

10 класс - Периодизация русской литературы. Древне­русская литература: основные эстетические принци­пы, жанровая система. Традиции древнерусской ли­тературы в творчестве писателей XVIII века. Древ­няя и новая русская литература: общее и особен­ное.


3. Краткий анализ программы по литературе Т.Ф. Курдюмовой:

5 класс – Библия;

8 класс – «Повесть временных лет», Рассказ о смерти Олега в «Начальной летописи», «Повесть о разорении Рязани Батыем», «Сказание о житии Александра Невского», «Преподобный Сергий Радонежский»;

9 класс – «Слово о полку Игореве».


4. Краткий анализ программы по литературе В.Г. Маранцмана:

6 класс – Библейские сказания, Рассказ о походе Олега на Царьград;

7 класс – «Поучения Владимира Мономаха»;

8 класс – «Житие Петра и Февронии» или «Житие Сергия Радонежского», внеклассное чтение - «Повесть о Басарге», «Повесть о Дракуле»;

9 класс - «Слово о полку Игореве».


В таких условиях на первое место выдвигается вопрос не количества изучаемых произведений, а качества содержания учебного материала.

Как мы изучаем древнерусскую литературу сейчас? Главная проблема при изучении древнерусской литературы в целом — это герменевтическая проблема, то есть задача прочтения, толкования и интерпретации текстов. Важнейшие элементы герменевтического анализа— выявление авторского замысла и реконструкция прочтения данного произведения современниками автора. Это не всегда удаётся. Тексты древнерусской литературы трудны для понимания школьников. Одна из причин непонимания - плохое знание россиянами своей истории. Другая причина — изменение менталитета современного человека. Поменялись стереотипы общественного сознания, нормы поведения, мышление человека, старые слова обрели новый смысл, поступки наполнились иным содержанием.

При изучении древнерусской литературы важно представить, каким был мир средневекового человека?

Долгое время создавалось впечатление о русском Средневековье как о времени, в котором царили бессмысленно варварские обычаи и нравы, избавиться от которых было необходимо, так как господство церкви и несвобода однозначно воспринимались как зло.

В настоящее время исследователи разрабатывают новое направление — историческую антропологию. Внимание учёных сосредотачивается не на политическом или экономическом развитии, а на человеке с его внутренним миром, совокупности отношений человека к окружающему его культурному пространству, иными словами, на образе мира. Включая древнерусскую литературу в школьную программу, мы должны понимать, что тексты, выбранные для изучения, являются для детей полноценными источниками. Мы должны осознать всю ответственность за то, каким будет первый опыт контакта ученика со средневековым источником. По сути, мы создаем прецедент общения ребенка с представителями другой культуры, носителями иного миропонимания. От того, насколько вдумчивой и осмысленной будет попытка педагога ввести учеников в мир чужого сознания, во многом зависит формирование позиции учеников по отношению к нашему времени, к роли современной культурной традиции в процессе развития человечества.

В русском Средневековье одним из центральных понятий являлось понятие истины. Средневековый человек отличался тем, что настрой его был иной: истина для него уже открыта и определена в текстах Священного Писания. Средневековая культура ориентировалась на идеал, воплощенный в Священном Писании. Мы ждем будущего с оптимизмом. В Древней Руси будущее несло в себе идею Конца Света, неизбежного Страшного Суда. Государство в понимании современников XV - XVII вв. - главное средство коллективного спасения. Отношение к государству - это отношение к государю, князю или царю, который несет основную ответственность за спасение вверенного ему Господом народа. Государь исполняет заповеди Господа на земле, любые его действия и решения, в том числе казни и пытки, освящены церковью. Измена государю расценивалась как измена Богу, как нарушение заповедей Христовых и обращение к Антихристу.

Человек в древнерусской литературе – творение Божие и раб Господень, вера и служба Богу не унижает, а возвышает человека, призывает его следовать по пути высоких моральных, общественных и патриотических идеалов. Осознание Руси как преемницы православной Византии заставляло русского человека защищать от врагов не просто родную землю, но и святыню христианской православной культуры.

В древнерусской культуре Слово воспринималось как сакральное явление. Новое время принесло с собой иное, светское отношение к Слову. Обращаясь к произведениям древнерусской литературы, необходимо помнить, что Слово человеческое освящалось Словом Божьим. Сама речь, как считали христиане, была дана человеку для общения с Богом, и грешно было осквернять Божий дар недостойной темой.

Древнерусская литература – это свет, озаряющий нашу духовную жизнь. Она не только неотъемлемая часть русской истории, но и вписана в контекст мировой художественной культуры. Учитель должен представлять себе богатство и красоту древнего Слова, многообразные связи каждого произведения с явлениями истории и культуры, должен вложить в сознание детей представление о глубинных корнях родной литературы, о великих истоках русской души.

В отличие от общеобразовательных программ по литературе, в разработанной мной образовательной программе «Древнерусская литература» является не только более подробное изучение жанровой специфики древнерусской литературы, большое количество тщательно подобранных текстов и глубокий анализ каждого из них, но тесная взаимосвязь литературы и православия. Ведь, как известно литература на Руси стала развиваться только после принятия христианства.

Изучение литературного процесса – хронологическое: одновременно на занятии литература дополняется историческими ссылками данного периода. Такое спиралеобразное постижение материала обеспечивает системность обучения и его непрерывность: полученные на одной образовательной ступени знания оказываются востребованы на каждой из последующих и, благодаря возникновению всё новых смысловых ракурсов, непрерывно обогащаются и углубляются.(Приложения № I «Синхронистическая таблица IX- XVII вв.», «Основные линии изучения древнерусской литературы»)

Для привлечения к изучению древнерусской литературы и более эффективному восприятию материала использую такие формы урока, как урок-исследование, урок-диспут, «круглый стол», заочные экскурсии конференции.(Приложение № II «Мотивы прихода детей в объединение «Древнерусская литература»)

К умственным действиям, позволяющим делать уроки более эффективными, отношу анализ литературного текста (сюжет и композиция произведения, жанровая специфика, особенности стилистических средств), а также верное определение места произведения в историко-литературном и историко-культурном процессе своего времени, в духовном контексте эпохи, его влияние на последующую литературную традицию, лабораторную работу, работу над выразительным чтением, над датами. Исследование слова в его художественной специфике не исключает серьёзной словарной работы над незнакомыми, новыми словами, их значением, происхождением.

Огромную роль играет чтение текстов древнерусской литературы. Детей необходимо учить вслушиваться в ритм и музыку слов, изучать построение фраз, зримо представлять изображаемые в произведении события. Древнерусские тексты воспитывают детей в духе высокой нравственности, любви к своей Родине.

На занятиях литературы обращаюсь к приёмам обратной связи: интервью после уроков, викторина в начале урока, предваряющая домашнее чтение, конспекты урока в тетради, составление словаря темы, продолжение чтения отрывка из произведения, написание сочинений разных жанров, проведение заочной экскурсии по городам Древней Руси, монастырям и келиям русских Святых, составление плана по теме к уроку, на уроке, после урока.

В течение учебного года трижды - в начале, в середине и в конце года проверяются знания, умения и навыки учащихся в объединении «Древнерусская литература».(Приложение № III «Анализ знаний, умений, навыков учащихся в объединении «Древнерусская литература»)

Проанализировав диагностику знаний, умений, навыков можно сделать вывод о положительных результатах.

В начале учебного года из 20 учащихся первого года обучения с высоким уровнем знаний, умений и навыков было 55 %, со средним 30 % и с низким уровнем 15 % . В середине учебного года показательно изменились, правда, не существенно: с высоким уровнем – 65%, со средним уровнем 25 %, с низким уровнем -10%.

У учащихся второго года обучения в количестве 42 человек показатели на начало учебного года были такие: с высоким уровнем – 55%, со средним – 30%, с низким уровнем -15%. В середине учебного года показатели существенно изменились: высокий уровень-85%, средний уровень -15%.




Основные приёмы, формы и методы изучения

древнерусской литературы

1 год обучения

     Знакомство учащихся с древнерусской литературой происходит посредством фотографий и самих старинных книг и  литературоведов-исследователей— это Н.К. Гудзий, Д. С.Лихачев, В.В. Кусков, В.П. Адрианова-Перетц, Н.И. Прокофьев и др., приводятся их высказывания. С помощью карт древнерусского государства в 9 веке дети знакомятся со славянскими племенами, их расселением по Древней Руси.(Приложение № IV «Карта расселения славянских народов IX веке)

Перед непосредственным обращением к произведениям древнерусской литературы необходимо обратиться к истории принятия христианства русского народа, благодаря которому Древняя Русь узнала письменность и литературу.(Приложение № IV “Грамотность Древней Руси», «Быт русских людей в XIV - XVвв.»)

Используя карты, картины и иллюстрации, раскрываются особенности развития культуры древнерусского государства (10 -17 века):

  • основные исторические и политические события в России;

  • развитие древнерусского искусства:

а) зодчество: представление о деревянном зодчестве Древней Руси даётся по иллюстрациям: крестьянские избы, княжеский дворец. Каменное зодчество.

б) живопись: иконография, фрески, мозаика, храмовая живопись. По иллюстрациям на примере убранства собора Святой Софии в Киеве рассказываю о мозаике, фреске, смальте. В православном храме всегда можно было увидеть иконы. Иконы появляются во времена раннего христианства. Евангелист Лука, художник по профессии, написал несколько образов Божьей Матери. Иконопись – это искусство изображения святых по строго определённым канонам. Первые иконы пришли на Русь из Византии.

Икона на уроке должна присутствовать всегда. Уроки, посвященные изучению иконописи можно провести в форме экскурсии как заочной, так и в храм. Ученики в роли экскурсоводов знакомят с историей написания икон, видами икон Божией Матери и иконостасом, с иконописцами и их творениями. Учащиеся в ходе занятий всего курса обучения должны научиться читать по иконам – кто на них изображен – мученик, князь, столпник, преподобный ну и, конечно же, знать иконы святых, которых они изучают. Для этого можно использовать не только иконы-оригиналы, но и шаблоны, которые дети могут раскрасить в цвете, характерном для написания икон.

( Приложение № IV «Прописи икон»)

Для более подробного представления о становлении древнерусского государства, его политический и культурный расцвет изучается «Повесть временных лет». Этот выдающийся исторический и литературный памятник создан в 12 веке. В центре внимания летописи стоит Русская земля и ее историческая судьба с момента возникновения и по конец 12 века. Это было время княжеских междоусобиц, частых набегов на Русь. С болью и тревогой всматривались монахи-летописцы в распадавшееся, терзаемое и своими князьями, и врагами отечество. Необходимо было разобраться, понять, отчего утрачивалось былое могущество, отчего немирно стало на Русской земле и враги осмелели вновь. Для этого надо было вспомнить, какой была Русь при старых князьях, “отцах и дедах”, иже...“, чтобы “поучить” князей-современников политической государственные мудрости, разумному управлению государством. Это и побудило монахов Киево-Печерской обители стать историками. «Повесть временных лет» это не история князей, а история государства, история Русской земли. Поэтому, как бы ни была велика роль отдельного человека, князя, он интересует летописцев не сам по себе, а лишь как участник истории государства, истории Русской земли”. Идея Повести: “Необходимость мира, и договора, “ряда” между князьями и успешной борьбы с внешними врагами”. (Приложение № IV «Карта правления великого князя Святослава X век», «Карта Древнерусского государства XI – XIII вв.», «Нашествие монгольского хана Батыя XIII век», «Карта военных походов князей Древнерусского государства»)

  Чтобы школьники прикоснулись к подлинной истории уже на первом уроке, можно  показать репродукцию первой страницы «Повести…», а если есть возможность показать древние книги. Изящный орнамент, построенный из геометрических фигур, переплетения линий, переходящих в изображение птицы, похожей на орла. Обратить внимание как писались буквы, слова, на шрифт-устав. Используя иллюстрации и репродукции картин, знакомимся с летописцами – Никоном, Сильвестром и Нестором, а также с монастырями и келиями монахов-летописцев. По окончанию изучения данного памятка дети должны ответить на вопрос:   Почему же так важно было для наших предков записать, что «в лето» такое-то произошли такие-то события? Потому что жизнь, таким образом, приобретала общечеловеческое значение, Русская земля осмыслялась в системе мира, русская история становилась частью истории человечества. Начинается «Повесть временных лет» от Всемирного потопа, летописец говорит о происхождении славян от Иафета — одного из сыновей Ноя. Так русская история получает осмысление как продолжение Священной истории. При этом летописец утверждает право каждого народа иметь свои обычаи, передающиеся от отцов к детям. Так проявляются патриотизм автора и одновременно его общечеловеческие идеалы.

Со страниц «Повести» дети узнают о Киево–Печёрском монастыре и иконописце Алимпии.

Одновременно при изучении «Повести временных лет» происходит подробное знакомство с первыми правителями Древней Руси. (Приложение № IV «Первые правители Древней Руси») Особое место в галерее первых правителей занимают князь Владимир и его сыновья Борис и Глеб, как родоначальники православия на Руси. При изучении личности князя Владимира, использую рабочие листы для учащихся по данной теме, при этом акцент делается на выбор князя Владимира главной религией Руси - Православия. (Приложение № IV «Князь Владимир», «Крещение Руси»).

При дальнейшем изучении древнерусской литературы следует создать генеалогическое древо Рюриковичей, где главенствующее место будет занимать креститель Древней Руси- князь Владимир.( Приложение № IV «Генеалогическое древо Рюриковичей»).

Используя данную разработку, усвоения материала будет эффективнее. Особенно это проявляется при знакомстве с жанрами древнерусской литературы, где особое внимание уделяется жанру агиографии. Произведения этого жанра дают нам образец правильной (т.е. праведной) жизни, повествуя о людях, неуклонно следовавших заповедям Христа, шедших по пути, Им указанному. Жития убеждают нас в том, что праведно жить может каждый человек. Героями житий стали самые разные люди: монахи, крестьяне, горожане и князья. На уроках выделяется 2 типа житий – монашеские и княжеские. При анализе житийных произведений используется структура канонического жития.( Приложение № IIV «Структура канонического жития»)

Примером первого типа могут служить житие преподобного Сергия Радонежского. На этих уроках вспоминается евангельская притча о талантах: как приумножили преподобные отцы «талант», данный им Богом? Детям необходимо постоянно повторять мысль, что любой житийный герой – это, прежде всего нравственный образец человека Древней Руси. Уместно будет провести параллели и с нашим временем: какие душевные качества ценились нашими предками, что было для них идеалом и что составляет предмет стремления совершенного человека. Кто он, современный герой? Возможности для бесед по нравственному воспитанию поистине неисчерпаемые.

     Разговор о преподобном Сергии можно окончить уроком, на котором совершить заочную экскурсию в Троице-Сергиеву Лавру. Полезно будет вспомнить имена учеников преподобного, основавших святые обители во всех концах земли Русской. Тема ученичества, духовного преемства, научения добрым опытом личной жизни, любовью будет основной на этом уроке. Необходимо подчеркнуть связь духовного подвига преподобного Сергия с возрождением Руси в наше время.

На уроках, изучающих княжеские жития (например, святого благоверного князя Александра Невского, святых Бориса и Глеба) нужно подчеркнуть духовный смысл княжеского служения, попросить ребят прокомментировать слова пророка Исайи, сказанные им от имени Господа: «Князей Я ставлю, священны ибо они, и я их веду».   Осмыслить, понять характер Александра Невского (его воинские подвиги и нравственные заслуги) помогут и икона и самые разные картины (важно не забыть о них о репродукциях картин, рассмотреть их и сопоставить, подумать, так ли учащиеся представляли себе облик Александра Невского). Можно использовать сравнение стихотворения А. Майкова «Кончина Александра Невского и текст Жития.

      Не менее интересны для учащихся мысли ученых-литературоведов о том, как важен литературоведческий и исторический комментарий, который помогает по-настоящему осмыслить прочитанное.

       «Только всестороннее знание эпохи, — пишет ученый, — помогает нам воспринять индивидуальное, понять памятник искусства не поверхностно, а глубоко... Исторический, историко-культурный, историко-литературный комментарий к памятнику — это тот словарь, с помощью которого только и можно его читать для его всестороннего понимания».

Изучая «Слово о полку Игореве», выделяется круг изучаемых вопросов, который связан с разными аспектами «Слова». Необходимо рассказать о предпосылках написания «Слова», непосредственно связанных с идеей произведения – единения Русской земли. Образы главных героев – Игоря, Святослава и Ярославны- требуют рассмотрения, так как сочетают в себе черты простых людей и представителей княжеского рода, они неоднозначны, каждый по-своему отражает основную идею произведения. Обращение к опере А.Бородина «Князь Игорь» и картинам русских художников о князе поможет ярче раскрыть образы. Все уроки предполагают работу с текстом «Слова», так как в нем содержатся ответы на многие вопросы, связанные с изучением «Слова». Поэтому особое внимание следует уделить особенностям жанра, композиции произведения в неразрывной связи с его сюжетом. Также детей необходимо познакомить с различными переводами «Слова» (Лихачева, Жуковского, Майкова и Заболоцкого).

В ходе изучения произведения учащимся предлагается заполнить таблицу

Знаю

Хочу узнать

Узнал

1.Главные герои – исторические лица.



2.Другие исторические лица, упоминаемые в «Слове».



3.Города.



4.Реки.



5.Исторические события.



6.Предзнаменования.



7.Идея «Слова»



После изучения «Слова» у детей должно сложиться представление об этом произведении как величайшем памятнике древнерусской литературы.

Приступая к чтению текстов древнерусской литературы: «Из похвалы князю Ярославу и книгам», «Поучение» Владимира Мономаха», важно, чтобы учащиеся осваивали этот материал, не торопясь, прочувствовав особую стилистику древней литературы нашего Отечества, осознав высокие нравственные начала и своеобразный настрой поучений и неспешных рассказов. Вот почему хотелось бы, чтобы небольшой отрывок о пользе книг был прочитан ребятам и на церковно-славянском языке.

  Перед чтением «Поучения» Владимира Мономаха необходимо рассказать о самом Владимире Мономахе, который был выдающейся фигурой Древней Руси, виднейшим государственным деятелем, человеком «большого ума и литературного таланта. Он снискал преданную любовь к себе и большое уважение у своих современников и в потомстве».

      Необходимо поразмышлять вместе с учащимися, представить себе Владимира Мономаха, виднейшего государственного деятеля, по преданиям, человека глубокого ума, оставившего важные гуманные советы молодому поколению. Что же это за советы? Только ли в далеком прошлом они могли пригодиться?

       Попытаться прочитать неторопливо тексты в переводе и на церковно-славянском языке, комментируя все непонятные слова (словарная работа) и ответить на вопросы.   В чем смысл «Поучения» Владимира Мономаха? Почему просит автор принять «грамотку» «в сердце свое»? Как вы понимаете эту просьбу? Какие же советы «благоверного князя» кажутся вам полезными? Как вы понимаете фразу: «Лжи остерегайтесь и пьянства, от того душа погибает и тело»? Для чего автор обращается к Псалтири, его роль в достижении психологической выразительности описания сложных жизненных ситуаций в «Поучении».

      Пересказывая близко к тексту небольшое поучение, используя его лексику, учащиеся смогут и сами подготовить «поучения» младшим братьям на тему о том, как беречь книгу, как рационально проводить свое свободное время, как относиться к старшим и пр.

В ходе изучения произведений 1 года обучения для закрепления материала используются тестовые задания, кроссворды. (Приложение № IV «Тестовые задания», «Кроссворды»)

По окончанию первого года обучения с учащимися проводится литературная игра, включающая в себя вопросы и задания всего пройденного материала.

      Что вы знаете о возникновении древнерусской литературы? Что можете рассказать о ее первом памятнике?

      Дети говорят об истоках древнерусской литературы — устном народном творчестве, о связи ее с мировой художественной культурой и первой книге, пришедшей к нам с крещением Руси из Византии, рассказывают о «Повести временных лет», о многообразии жанров произведений, вошедших в нее.

      Во время разговора о книге показываются образцы окладов и разворотов первых древнерусских книг.

      Предлагается  прочитать отрывки из «Повести временных лет».

      В беседе акцентируется внимание ребят на ключевых моментах: истоки древнерусской литературы (устное народное творчество); ее связь с мировой художественной культурой (Библия, культура Византии); ее традиции в литературе Нового времени (эстафета мудрости, передаваемая из поколения в поколение); жанры (сказания, предания, хождения, поучения, повести, послания, жития, былины, легенды). Отмечу, что уже достаточно подробно школьники познакомились с таким понятием, как жанр литературного произведения. У каждого из них есть словарик, своеобразный путеводитель по теме «Древнерусская литература». В нем не только толкование литературоведческих терминов, но и их собственное толкование таких понятий, как нравственность, память и др.

      Следующий момент урока — о ведущих темах древней русской литературы.

      — О чем же рассказывают нам мудрые древние книги? Что запечатлело письменное слово? Что оно донесло до нас? (Приложение № IV «Вопросы и задания для учащихся 1 года обучения»).

     Выслушав ответы, зачитываю фрагменты из предисловия Д. С. Лихачева к книге «Рассказы русских летописей XII— XIV вв.»:

      «Я люблю Древнюю Русь.

      Я эту эпоху очень люблю, потому что вижу в ней борьбу, страдания народные… Вот эта сторона древнерусской жизни: борьба за лучшую жизнь, борьба за исправление… она меня и притягивает».1


2 год обучения

    В начале второго учебного года  учащимся предлагается вспомнить произведения древнерусской литературы, которые знакомы им («Поучение Владимира Мономаха», жития Святых Бориса и Глеба, «Подвиг отрока-киевлянина и хитрость воеводы Претича» и, может быть, другие произведения, прочитанные самостоятельно).

      Учащиеся назовут произведения, имена героев, кратко передадут сюжеты прочитанных ранее произведений. Можно заранее предложить индивидуальные задания, подготовить школьников к такой беседе. После беседы необходимо еще раз сказать учащимся об особенностях древнерусской литературы, о том, с какими произведениями им предстоит познакомиться в этом году. При необходимости используются прописи икон. (Приложение № V «Прописи икон»)

  готовят ответы на вопросы, думают над прочитанным, готовят рассказ о героях, выразительное чтение текста.       Тот же самый ход работы возможен и для другого текста - «Суд Шемякин».

      Несколько слов учителя о воинских повестях древнерусской литературы и можно вспомнить повесть об Александре Невском предваряя чтение текста, которое начинается на уроке учителем и учащимися. Хорошо, если весь текст будет прочитан на уроке. Дома школьники Причем, если при обсуждении первого произведения школьники расскажут содержание прочитанного, охарактеризуют главного героя, то во время обсуждения второго текста может быть продуктивным чтение по ролям или инсценирование, чтобы нагляднее показать неприглядность героев, осуждающее отношение автора к ним.


______________________________________________

1 Лихачев Д.С. Рассказы русских летописей XII— XIV вв.М.,1968

      Таково общее направление хода уроков по этим текстам. Важно, чтобы учащиеся постепенно все больше знакомились с текстами произведений древнерусской литературы, открывали для себя новых героев, учились читать и пересказывать эти тексты, привыкали анализировать поступки героев далекой от них эпохи, учились понимать и оценивать эти характеры, соотносить события далекого времени с днем сегодняшним.      Особое место в изучении литературы конца 15 начала 16 века отводится  «Повести о Петре и Февронии Муромских». Разговор о Петре и Февронии в классе мы обычно начинаем с     выяснения того,

за что прославлены Богом эти святые. Святые Петр и Феврония – пример идеальной христианской семьи. Их жизнь более 8 веков служит примером должного отношения к церковному браку и друг к другу. Именно на этом мы делаем акцент при изучении «Повести…».       Начиная урок, посвященный этой повести, учитель расскажет о древнерусских повестях, обратив внимание на связь «Повести о Петре и Февронии Муромских» с произведениями устного народного творчества, на изобилие в ней фольклорных мотивов. Затем прочитать повесть или предложить школьникам послушать ее в актерском исполнении, если имеется запись. «Повесть о Петре и Февронии изобилует фольклорными мотивами: змей-оборотень, вступающий в связь с замужней женщиной, которая выпытывает у него, от чего ему может приключиться смерть, чудесный меч-кладенец, от которого змей погибает, мудрая дева, говорящая загадками и отводящая неисполнимые требования такими же неисполнимыми требованиями, предъявляемыми с ее стороны, чудесные превращения, вроде превращения в нашей повести хлебных крошек в ладан, при изгнании получение мужа как самого дорогого подарка. Сюжет повести в значительной степени использован в известной опере Римского-Корсакова «Сказание о граде Китеже», — пишет Н. К. Гудзий. 1

    Дома учащиеся составят план пересказа повести, подготовят выразительное чтение одного из фрагментов (на выбор), выборочный пересказ на заданную тему, например «История Февронии», пересказ от лица одного из действующих лиц, краткий пересказ текста. Затем подумают над заданными вопросами и подготовят рассказ об одном из героев.

  Возможно и распределение заданий: одна группа учащихся готовит выборочный пересказ, другая — краткий, третья — пересказ от другого лица, четвертая группа готовит характеристику одного из героев. Затем обсуждение выполненной работы, рецензирование. В итоге работы — сочинение «Мое отношение к героям повести», рисунки-иллюстрации, отзыв на актерское чтение текста, инсценирование, создание киносценариев.

 Главное в работе учителя — чтобы дети прочувствовали силу и красоту героев, прониклись к ним уважением и любовью, сочувствием и состраданием.

   Какими чувствами пронизана вся повесть? Кто ее главные герои? Чем они отличаются от других действующих лиц повести? «Повесть о Петре и Февронии Муромских» — одно из самых поэтических произведений древнерусской литературы о любви, преданности и самоотверженности.

Познакомившись с супружеской четой Петром и Февронией, жившими по традициям православной церкви, я перехожу к изучению «Домостроя». В начале занятия я выясняю, какие ассоциации вызывает у детей слово «домострой»? В ходе умозаключений мы приходим к конечному выводу, “домострой” — это правила жизни, которые выработаны народным опытом и сознанием. Далее я знакомлю учащихся с книгой “Домострой”, используя иллюстрации из книг обистории русского быта. Потом дети читают отрывки из «Домостроя», отмечая. Что подходит их жизни, а что нет. В конце занятия учащиеся рисуют словесный портрет русского человека эпохи средневековья, представленного на страницах “Домостроя”.


_________________________________________________


1 Гудзий Н.К. История древней русской литературы. – 7-е изд.- М., 1966 г.




При рассмотрении литературы 17 века занимает жанр летописания. До детей важно донести значение изучения и чтения летописей.    Читая летопись, мы слышим живой голос далеких предков. Произведения прошлого как бы разрушают преграды между эпохами. Вот это чувство сопричастности к истории и должно возникнуть у юного читателя. Но воспринять искусство древности не просто, к нему нельзя подходить с теми же установками, что и к современному произведению. Поэтому очень важно вступление к теме, в котором учитель постарается показать своеобразие древней литературы, создать у ребят ощущение подлинности прикосновения к самим истокам нашей культуры.

   Чтобы осуществить эту задачу, надо объяснить, что такое летопись, когда началось

летописание, и кто был первым летописцем.   Необходимо вспомнить о первом летописном памятнике 12 века «Повести временных лет», которое изучалось ранее.

При изучении Евангельских притч рассматривается, что такое притча, специфика данного литературного жанра и их классификация. (Приложение № V “Евангельские притчи»)

Желательно подготовить лекцию-презентацию с фиксацией основных тезисов: история жанра притчи, отличительные черты евангельской притчи.

Притча как жанр, непосредственно нацеленный на постижение смысла жизни, который должен был черпаться из нее самой, по–разному осмысливалась в разные исторические эпохи. Притчи – это иносказательные нравоучительные рассказы, располагающие к размышлению, возбуждающие любознательность и нуждающиеся в большинстве случаев в серьезном и глубоком

разъяснении. Знакомство с этим жанром полезно в любом возрасте, чтобы каждый человек, особенно юный, задумался о своей нравственной позиции.

В притче как бы соединились два плана – видимый и невидимый, как и во всем евангельском повествовании, как и в жизни Христа. Всем виден внешний план, редко кому раскрывается тайный, внутренний, скрытый от глаз и слуха.

Главные действующие лица евангельской притчи, как правило, Бог-Отец или Бог-Сын, иногда оба – как в притче о злых виноградарях (Мк. 12:1-12). А уроки притчи касаются не только действующих лиц этой конкретной истории, но всех людей на свете.. Да, не все извлекали уроки, немногие понимали смысл притчи и в те далекие времена, и позже… Правда, авторы произведений Древней Руси чаще сверяли жизнь своих героев с Евангельским словом, писатели нового времени – реже…1

При рассмотрении основных черт евангельской притчи используется притча о сеятеле –

Мф 13,3-23; 13, 24-30.

Делается акцент на притчу о блудном сыне, можно сравнить данную притчу с произведением А.С. Пушкина «Метель». Анализируется использование Евангельских притч в литературе 20 века.

Для проверки усвоения материала использую тестовые задания и кроссворды. (Приложение № V «Кроссворды»)

 Организуя урок, завершающий изучение древнерусской литературы во втором годе, можно использовать тестовые задания «Близкая Древняя Русь», беседу или детскую конференцию.(Приложение № V «Вопросы и задания для учащихся второго года обучения»)

      «Тема Родины и тема нравственного совершенствования человека — важнейшие темы древнерусской литературы, столь актуальные для меня как для учителя и воспитателя, — определили круг произведений, выбранных для беседы.

      Повесть временных лет; Поход Олега на Царь-град; Смерть Олега от своего коня; Похвала Ярославу — просветителю Руси; Смерть Ярослава и наставление сыновьям; Поучение Владимира Мономаха; Повесть о разорении Рязани Батыем; Слово о погибели Русской земли; Задонщина; Хождение за три моря Афанасия Никитина; Повесть о Горе-Злосчастии (XVII в.).

      Мы должны быть благодарными сыновьями нашей великой матери — Древней Руси. Прошлое должно служить современности».

      Вряд ли стоит организовывать в конце изучения темы урок развития речи, но урок внеклассного чтения стоит провести, подключив в круг чтения «Наставление тверского епископа

________________________________________________________

1 Давыдова Н.В. Евангелие и древнерусская литература: Учебное пособие для учащихся среднего возраста. Сер.: Древнерусская литература в школе.- М.: МИРОС, 1992.С.139.

Семена» из книги «Читаем, думаем, спорим…» и текст «Моление Даниила Заточника», проверив знания и впечатления учащихся на материале вопросов и кроссвордов.




3 год обучения


Материал третьего года помогает развитию культуры и любви к родному слову – основе духовной жизни народа обучения, таким образом, приобщает детей к общечеловеческим нормам нравственности, развивает умение видеть мир целостно и объёмно, способствует осмыслению христианских ценностей, передаче традиций из поколения в поколение, вводятся в круг традиционных основных праздников Русской Православной Церкви, знакомясь с их тесной и органической связью с народной жизнью, искусством и творчеством.

На примере текстов древнерусской литературы, изучавшейся в первые два года обучения, учащиеся учатся правильному отношению к другим людям: милосердию, любви, великодушию, мужеству, трудолюбию, терпимости, простоте, стремятся познать истину. У них углубляется и расширяется объём таких понятий, как истина, совесть, смирение, терпение, целомудрие, милосердие, бескорыстие, любовь, верность, жалость, сострадание, патриотизм, мужество, долг, честь, достоинство, семья, брак, родители и т.п.

Рассматриваются следующие произведения древнерусской литературы: «Творениях св. отцов: Иоанна Златоуста, Василия Великого, Афанасия Великого», «О законе и благодати» св. митрополита Киевского Илариона, «Поучение» Владимира Мономаха, «Послание» благовещенского иерея Сильвестра, «Житие Преподобного Сергия Радонежского», «Домострой».

Поднимаются такие темы как: нравственное устроение человека Древней Руси, духовно-нравственное отношение к другим людям, обличение основных человеческих пороков в древнерусской литературе, отношение к священному сану и монашеству в литературе Древней Руси. Основной ценностью, средоточием жизни древнерусского человека была семья. Жизнь патриархальной русской семьи буквально сплеталась с жизнью Церкви: это и обязательное участие всех в церковных богослужениях, празднествах и таинствах; и благочестивые домашние обряды; и паломничества по святым местам, и т.п.

В «Домострое» можно найти рекомендации, «Как святителей почитать, также и священников и монахов» (гл. 5); «Как посещать в монастырях и в больницах, и в темницах, и всякого в скорби» (гл. 6); «Как в Церкви мужу и жене молиться, чистоту хранить и никакого зла не творить» (гл. 13), как жить по «Чистой совести», как уважать и почитать родителей своих. С отдельными выдержками «Домостроя» можно сопоставить Заповеди Господа. При изучении данных тем необходимо рассмотреть должности священнослужителей Церкви Христовой, Таинства, которые совершаются ими в храмах.(Приложение № VI «Облачение Священнослужителей», «Храм»)

В «Поучении Владимира Мономаха» дети найдут рекомендации великого князя давать клятву только в том случае, если можно ее сдержать, а поклявшись – сдержать клятву, чтобы душу не погубить, спасать душу в монастыре или посте, но лишь в покаянием, слезами и милостыней. Советует защищать всех обездоленных. Мономах зовет своих читателей к деятельной жизни, к постоянному труду, убеждает никогда не пребывать в лености и не предаваться разврату.

Библейские книги, ветхий Завет, тоже является одним из памятников древнерусской литературы. Читая Ветхий Завет, дети знакомятся с христианскими семейно-родовыми ценностями: верность традициям предков, религиозное почитание предков, любовь к членам своего рода и послушание старшим, бережное отношение к земле, природе, богатству, которым практически владели род или семья. Тягчайшим преступлением считалось убийство сродника. Не отвечать злом на зло — главная мысль целого ряда житий, где святой без укора сносит незаслуженные оскорбления. В Киево-Печерском патерике (11—13 вв.) рассказывается об Исаакии, первом юродивом на Руси, который работает на поварне, где над ним смеются и издеваются, а он смиренно все переносит.

Главная  черта христианских святых — жить по воле Бога, даже если это сильно отклоняется от общепринятых норм и ценностей.

Изучая «Слово о законе и благодати» Митрополита Иллариона дети видят противопоставление Ветхого и Нового Завета – Закона и Благодати. Закон отождествляется с Ветхим Заветом, он консервативен и национально ограничен. Автор пользуется приемом сравнения, говоря о Законе.
Закону противопоставлена Благодать, с которой Илларион связывает образ Иисуса. Ветхий Завет – рабство, Новый – свобода. Проповедник сравнивает Благодать с солнцем, светом и теплом.
На примере этого произведения можно рассказать об апостолах Петре и Павле, закончив занятие, вспомнив о князе Владимире - учителе русской земли.

В завершении изучения курса древнерусской литературы изучается поэтика литературы XI-XVII вв. для полного анализа произведений. Анализ необходимо начинать с того, что отличает древнерусскую литературу от литературы новой. Надо останавливаться по преимуществу на различиях, однако научное изучение должно основываться на убеждении в познаваемости культурных ценностей прошлого, на убеждении в возможности их эстетического освоения. Анализ художественный неизбежно предполагает анализ всех сторон литературы: всей совокупности ее устремлений, ее связей с действительностью. Всякое произведение, выхваченное из своего исторического окружения, так же теряет свою эстетическую ценность, как кирпич, вынутый из здания великого архитектора. Памятнику прошлого, чтобы стать по-настоящему понятым в его художественной сущности, надо быть детально объясненным со; всех его, казалось бы, «нехудожественных» сторон. Эстетический анализ памятника литературы прошлого должен основываться на огромном реальном комментарии. Нужно знать эпоху, биографии писателей, искусство того времени, закономерности историко-литературного процесса, язык — литературный в его отношениях к нелитературному, и пр. и пр. Поэтому изучение поэтики должно основываться на изучении историко-литературного процесса во всей его сложности и во всех его многообразных связях с действительностью.

Завершающий урок по изучению древнерусской литературы можно провести в форме детской творческой конференции, на которой дети представят свои исследовательские работы.(Приложение № VII «Исследовательские работы»)

 Проникая в эстетическое сознание других эпох и других наций, мы должны, прежде всего, изучить их различия между собой и их отличия от нашего эстетического сознания, от эстетического сознания нового времени. Мы должны, прежде всего, изучать своеобразное и неповторимое, «индивидуальность» народов и прошлых эпох. Именно в разнообразии эстетических сознаний их особенная поучительность, их богатство и залог возможности их использования в современном художественном творчестве. Подходить к старому искусству и искусству других стран только с точки зрения современных эстетических норм, искать только то, что близко нам самим,— значит чрезвычайно обеднять эстетическое наследство.

















Заключение


Вопрос о роли древнерусской литературы в духовно-нравственном становлении ребёнка приводит нас к осмыслению эстетического освоения культур прошлого. Мы должны поставить памятники культур прошлого на службу будущему. Ценности прошлого должны стать активными участниками жизни настоящего, нашими боевыми соратниками. Вопросы истолкования культур и отдельных цивилизаций привлекают сейчас во всем мире внимание историков и философов, историков искусств и литературоведов.

Появление литературы в жизни народа решительно меняет его историческое и нравственное самосознание.

Первые исторические произведения позволяют народу осознать себя в историческом процессе, задуматься над своей ролью в мировой истории, понять корни событий современности и свою ответственность перед будущим.

Первые нравственные сочинения, сочинения общественно-политические, уточняют социальные нормы поведения, позволяют шире распространять идеи ответственности каждого за судьбу народа и страны, воспитывают патриотизм и одновременно уважение к другим народам.

Возникает вопрос: могла ли роль литературы быть столь значительной при крайней нераспространенности самой грамотности? Ответ на этот вопрос не может быть однозначен и прост.

Во-первых, число грамотного населения во всех слоях общества в XI-XVII вв. вовсе не было столь малым, как это представлялось в XIX в.

Открытие берестяных грамот отчетливо продемонстрировало наличие грамотных крестьян, грамотных ремесленников, не говоря уже о грамотных купцах и боярах. Что духовенство было в основном грамотным, сомневаться не приходится. Степень грамотности населения зависит от уровня его благосостояния. Рост закрепощения крестьян вел к падению грамотности. Поэтому в XVI в. число грамотных могло быть меньше, чем в XIV и XV вв. На эту возможность указывают многие признаки. Во-вторых, влияние литературы сказывалось не только в грамотных слоях населения. Было распространено чтение вслух. На это указывают и некоторые монастырские обычаи, и самый текст древнерусских произведений, рассчитанный на устное воспроизведение. Если учесть, что наиболее грамотные люди обладали и наибольшим общественным авторитетом, то ясно, что влияние литературы на общественную жизнь народа было далеко не малым. Множество фактов, крупных и мелких, подтверждает это влияние. Вот почему князья и цари сами берутся за перо или поддерживают книжников, летописцев, переписчиков, побуждают к написанию произведений и их распространению. Вспомним Ярослава Мудрого, Владимира Мономаха и его сына Мстислава Великого, Ивана Грозного или царя Алексея Михайловича.

Литература стала частью русской истории — и частью чрезвычайно важной.

Какое же значение имеет древняя литература для нас? Понятно, что мы должны учитывать ее роль в прошлом, но зачем нам ее изучать сейчас? Актуальна ли литература Древней Руси?

Да, актуальна — и еще как! Памятники культуры и истории в Древней Руси были в основном и историческими, и нравственно-учительными, а в совокупности этих двух основных тенденций древнерусской литературы — высоко патриотическими.

Забота о прошлом — это забота о будущем. Мы храним прошлое для будущего. Мы способны далеко заглянуть в будущее, если только умеем глядеть в прошлое. Любой современный опыт есть одновременно и опыт истории. Чем яснее мы видим прошлое, тем четче прозреваем будущее.

Корни современности глубоко уходят в родную почву. Наша современность огромна, и она требует особой заботы о корнях нашей культуры. Нравственное сознание людей требует нравственной же оседлости, мы должны знать нашу историю, прошлое нашей культуры, чтобы осознавать связи между людьми своего народа, между различными народами, чувствовать свою «укоренённость» в своей Родине, не быть травой без корней — перекати-поле.

И наконец, самое главное. Чтобы понять богатство идей современной литературы, великой гуманистической русской литературы XIX и XX вв., ее высокие идеалы и высокое мастерство, знание древнерусской литературы совершенно необходимо. Богатство русского языка — итог почти тысячелетнего развития русской литературы.

И уже в древней русской литературе мы находим произведения изумительные по точности и выразительности своего языка. Уже в древней русской литературе мы находим высоконравственные идеи — идеи, не утратившие своего значения и для нас, идеи глубокого патриотизма, сознания высокого гражданского долга. И они выражены с такой силой, на какую был способен только великий народ — народ громадного духовного потенциала.

В древней русской литературе мы находим произведения, чтение которых доставляет нам удовлетворение одновременно нравственное и эстетическое. В Древней Руси была красота нравственной глубины, нравственной тонкости и одновременно нравственной мощи.

Корни творчества Пушкина, Державина, Толстого, Некрасова, Горького и многих, многих великих и малых русских писателей не случайно восходят к древнейшим слоям русской литературы.

Приобщиться к древней русской литературе — великое счастье и великая радость.


 





































Список литературы


  1. Белинский В.Г. Полн. собр. соч.: В 13 т.  М., 1954.

  2. Гладышева Е.В., Нерсесян Л.В.Словарь-указатель имен и понятий по древнерусскому искусству, Альманах "Странный мир", Москва 1991 г.

  3. Гудзий Н.К. История древней русской литературы. – 7-е изд.- М., 1966 г.

  4. Давыдова Н.В. Евангелие и древнерусская литература: Учебное пособие для учащихся среднего возраста. – М., 1992 г. – Серия “Древнерусская литература в школе”.

  5. Дёмин А.С. Древнерусская литература: Опыт типологии с XI по середину XVIII вв. от Иллариона до Ломоносова.-М., 2003.

  6. Дмитриев Л.А. Литературные судьбы жанра древнерусских житий // Славянские литературы. - М., 1973.

  7. Ерёмина О.А. Поурочное планирование по древнерусской литературе:5-9 классы/О.А. Ерёмина.-М., 2004.

  8. Источниковедение литературы Древней Руси. Л., 1980.

9. Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1988.

10. Кусков В.В. История древнерусской литературы: Учеб. для филол. спец. Вузов/ В.В. Кусков.- 7-е изд.-М.: Высш. шк., 2003.

11.Литература древней Руси. / Автор-составитель И.В. Силантьев. – М.: Мнемозина, 1999.

12.Литература и искусство Древней Руси на уроках в школе: 8-11 кл.: Пособие для учителя и

уч-ся/ Под ред. Г.А.Обернихиной.-М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС,2001.

13.Литература и культура Древней Руси: Словарь-справочник /Под ред. В. В. Кускова.-М.,1994.

14. Лихачёв Д.С. Возникновение русской литературы. М., 1952.

15. Лихачев Д. С. Великое наследие // Лихачев Д. С. Избранные работы в трех томах. Том 2. – Л.: Худож. лит., 1987.

16.Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы.М., 1979.

17.Лихачёв Д.С. Разное о литературе // Заметки и наблюдения: из записных книжек разных лет. - Л.: Сов. писатель. Ленингр. отд-ние, 1989.

18.Лихачев Д.С. Рассказы русских летописей XII— XIV вв.М.,1968.

19.Лихачев Д. С. Текстология. На материале русской литературы X-XVII вв. – М.-Л., 1962; Текстология. Краткий очерк. М.-Л., 1964.

20.Лихачев В. Д., Лихачев Д. С. Художественное наследие Древней Руси и современность. – Л., 1971.

21.Лихачёв Д.С. Человек в литературе Древней Руси. М., 1958.

22.Насонов А.Н. История русского летописания. М., 1969.

23.Недоспасова Т. Русское юродство Х1-ХV11вв. М.,1999.

24.Памятники отреченной русской литературы / Собраны и изданы Н. Тихонравовым. Т. I. СПб., 1863; Т. II. М., 1863.

25.Повесть временных лет // Памятники литературы Древней Руси. Начало русской литературы. X - начало XII в. – М.,1978.

26.Поляков Л. В. Книжные центры Древней Руси. - Л., 1991.

27.Розов Н.Н. Книга древней Руси. ХI-ХIV вв. М., 1977.

28.Рыбаков Б.А. Из истории культуры Древней Руси: исследования и заметки. М., 1984.

29.Толстой Н. И. История и структура славянских литературных языков. М., 1988.

30.Федотов Г., Святые Древней Руси, М, Святичь, 1998.

31.Ягич И.В.. Памятники древнерусского языка. Т. 1, LXXII.






1 Поляков Л. В. Книжные центры Древней Руси. - Л., 1991.

2 Повесть временных лет // Памятники литературы Древней Руси. Начало русской литературы. X - начало XII в. – М.,1978.


1 Лихачев Д. С. Текстология. На материале русской литературы X-XVII вв. – М.-Л., 1962; Текстология. Краткий очерк. М.-Л., 1964.

2 Лихачев Д. С. Великое наследие // Лихачев Д. С. Избранные работы в трех томах. Том 2. – Л.: Худож. лит., 1987.

1 Лихачев В. Д., Лихачев Д. С. Художественное наследие Древней Руси и современность. – Л., 1971.


1 Литература древней Руси. / Автор-составитель И.В. Силантьев. – М.: Мнемозина, 1999 (Калининград: Янтарный сказ, ГИПП).


1 Толстой Н. И. История и структура славянских литературных языков. М., 1988.

2 Источниковедение литературы Древней Руси. Л., 1980.

3 Недоспасова Т. Русское юродство Х1-ХV11вв. М.,1999.

4 Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1988.

5 Розов Н.Н. Книга древней Руси. ХI-ХIV вв. М., 1977.

1 Гладышева Е.В., Нерсесян Л.В. Словарь-указатель имен и понятий по древнерусскому искусству, Альманах "Странный мир", Москва 1991 г.

2 Насонов А.Н. История русского летописания. М., 1969.

3 Ягич И.В.. Памятники древнерусского языка. Т. 1, LXXII.

1 Гладышева Е.В., Нерсесян Л.В.Словарь-указатель имен и понятий по древнерусскому искусству, Альманах "Странный мир", Москва 1991 г.

2 Рыбаков Б.А. Из истории культуры Древней Руси: исследования и заметки. М., 1984.

3 Федотов Г., Святые Древней Руси, М, Святичь, 1998.

4 Дмитриев Л.А. Литературные судьбы жанра древнерусских житий // Славянские литературы. - М., 1973.

Bottom of Form 0



39




Получите в подарок сайт учителя

Предмет: Литература

Категория: Прочее

Целевая аудитория: Прочее

Скачать
Роль древнерусской литературы в духовно-нравственном становлении ребёнка

Автор: Бугаева Олеся Николаевна

Дата: 27.01.2015

Номер свидетельства: 162298

Получите в подарок сайт учителя

Видеоуроки для учителей

Курсы для учителей

Распродажа видеоуроков!
ПОЛУЧИТЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО МГНОВЕННО

Добавить свою работу

* Свидетельство о публикации выдается БЕСПЛАТНО, СРАЗУ же после добавления Вами Вашей работы на сайт

Удобный поиск материалов для учителей

Ваш личный кабинет
Проверка свидетельства