kopilkaurokov.ru - сайт для учителей

Создайте Ваш сайт учителя Курсы ПК и ППК Видеоуроки Олимпиады Вебинары для учителей

Перед глазами 41-й, внезапно прерванный войной.

Нажмите, чтобы узнать подробности

Рассказываем ученикам старшего звена о первых днях Великой Отечественной войны через свидетельства очевидце.

Просмотр содержимого документа
«Перед глазами 41-й, внезапно прерванный войной.»



МБУК г. Шахты «ЦБС»

Библиотека им. М.А. Шолохова БИЦ









Перед глазами 41-ый, внезапно прерванный войной


Час памяти





Библиотекарь

Головачева М.А.










г. Шахты

2019


Цель: вспомнить события, произошедшие 22 июня 1941 года через свидетельства очевидцев – обычных жителей, а также знаменитых людей.

Читательское назначении: взрослые, молодёжь

Оборудование и технические средства: медиаоборудование.


Ход мероприятия:

(Мероприятие начинается без вступительного слова от ведущего или участника. По возможности все фрагменты зачитываются из книг, список указан в использованной литературе)


Слайд 1: «Июнь»

(Воспроизводится видео с видами природы России начала лета, используем любое какое понравится, можно просто слайды с природой или фотография с музыкальный сопровождением и т.д.)

«Июнь. Начало лета. Благодатная пора года. На полях зреют хлеба. В садах наливаются густыми сладкими соками плоды яблонь, вишень, слив. Поспевает черешня. Луга благоухают ароматом цветов и сочной травы. Скоро всё вокруг огласится перезвоном кос, весёлыми девичьими песнями да стрекотом сенокосилок. Воздух наполнится ни с чем несравнимым запахом свежескошенного сена.

Июнь по-славянски звучит «червень» - красный: это любимый цвет русского народа, цвет древних боевых знамён славянских дружин на Руси. Цвет крови. Цвет жизни.

Июнь. Румянец года. Ни облачка, ни дуновения ветерка. Давно отгремели первые грозы. Утихомирились после весенних паводков реки. На заоблачных вершинах гор жаркое солнце плавит снега.

Июнь. Чудесная сказка лета. Пора душистой теплыни, задумчивой тишины зелёных дубрав, цветов и ягод, пора соловьиных песен, медового запаха земли.

Июнь. Полдень. Жарко. Всё замерло. Не шелохнётся, не затрепещет ни один листик в лесу, ни одна травинка в знойной степи. Только над распаренной, разомлевшей от тепла землёй дрожит, переливается, перекатывается прозрачными волнами перегревшийся воздух. Всё вокруг дышит теплом. Парит. Душно.

Так было и в том памятном и страшном июне 1941 года. Днём нещадно палило солнце, а ночью нагретая земля излучала столько тепла, что нечем было дышать.

Между тем на границе всё шло своим чередом.»

(Отрывки из книги Ивана Легостаева «Бросок в бессмертие», стр. 7-9.)


Слайд 2: «Боевая готовность»

«В ночь на 22 июня 1941 года всем работникам Генерального штаба и Наркомата обороны было приказано оставаться на своих местах. – Вспоминает Георгий Жуков. – необходимо было как можно быстрее передать в округа директиву о приведении войск в боевую готовность…

Всё говорило о том, что немецкие войска выдвигаются ближе к границе. Об этом мы доложили в 00:30 минут ночи И.В. Сталину…

После смерти И.В. Сталина появились версии о том, что некоторые командующие и их штабы в ночь на 22 июня, ничего не подозревая, мирно спали или беззаботно веселились. Это не соответствует действительности. Последняя мирная ночь была совершенно иной…»

(Отрывки из книги «Воспоминания и размышления» Г.К. Жукова, стр. 7)


Слайд 3: «Война»

(Воспроизводиться видео с рассказом очевидца о ночи с 21 на 22 июня. Ссылка в использованной литературе под номером 8)

«В 3 часа 30 минут начальник штаба Западного округа генерал В.Е. Климовских доложил о налёте немецкой авиации на города Белоруссии. Минуты через три начальник штаба Киевского округа генерал М.А. Пуркаев доложил о налёте авиации на города Украины. В 3 часа 40 минут позвонил командующий Прибалтийским военным округом генерал Ф.И. Кузнецов, который доложил о налётах на Каунас и другие города…»

(Отрывки из книги «Воспоминания и размышления» Г.К. Жукова, стр. 8)

(Воспроизводится сообщение В.М. Молотова о начале войны, можно видео или аудио по желанию)

Именно В.М. Молотов первым рассказал всей стране, о том, что их жизни никогда не будут прежними. Все судьбы страны изменились от одного лишь слова – война.


Слайд 4: «Судьбы»

(На слайде отображены фотографии все о ком будет идти речь в мероприятии или фото до военных лет, любое)

Каждый из сегодняшних наших героев встретил известие о войне по-разному. И совершенно по-разному они на него реагировали. Свидетельства очевидцев, на книжных и журнальных страницах, сегодня мы их прочтём.


Слайд 5: «Юрий Никулин»

Есть такая профессия актёр. А есть такое призвание – клоун. Юрий Никулин – человек, невероятного таланта в искусстве лицедейства, прошёл всю войну. В июнь 41-го для него был такой:

«В ночь на 22 июня на наблюдательном пункте нарушилась связь с командованием дивизиона. По инструкции мы были обязаны немедленно выйти на линию связи искать место повреждения. два человека тут же пошли к Белоострову и до двух ночи занимались проверкой. Они вернулись около пяти утра и сказали, что наша линия в порядке. Следовательно, авария случилась за рекой на другом участке.

Наступило утро. Мы спокойно позавтракали. По случаю воскресенья с Боруновым, взяв трёхлитровый бидон, пошли на станцию покупать для всех пива. Подходим к станции, а нас останавливает пожилой мужчина и спрашивает:

- Товарищи военные, правду говорят, что война началась?

- от вас первого слышим, - спокойно отвечали мы. – Никакой войны нет. Видите - за пивом идём. Какая уж тут война! – сказали мы и улыбнулись.

Прошли ещё немного. Нас снова остановили:

- Что, верно война началась?

- Да откуда вы взяли? – забеспокоились мы.

Что такое? Все говорят о войне, а мы спокойно идём за пивом. На станции увидели людей с растерянными лицами, стоявших около столба с громкоговорителем. Они слушали выступление Молотова.

Как только до нас дошло, что началась война. Мы побежали на наблюдательный пункт.

Любопытная подробность. Ночью связь была прервана. А когда снова заработала, то шли обычные разговоры: «Ахтырка», «Ахтырка». Не видите ли вы вражеские самолёты? («Ахтырка» - наши позывные). Так продолжалось почти три часа. Мы про себя подумали: «Неужели с утра в воскресный день началось очередное учение?» Нас без конца спрашивали: «Ахтырка»! Доложите обстановку…

Прибегаем совершенно мокрыми на наблюдательный пункт и видим сидящего на крыльце дома сержанта Крапивина. Он спокойно курил. Заметив нас спросил:

- Где пиво?

- Какое пиво?! Война началась! – ошарашили мы его.

- Как? – переспросил Крапивин и кинулся к телефону.

Да, в нашем доме никто о войне ничего не знал: ни военные, ни гражданские. Эту весть принесли мы.

По телефону нам приказали: «Ахтырка»! Усилить наблюдение!»

Этого могли и не говорить. Мы и так все сидели с биноклями на вышке и вели наблюдение, ожидая дальнейших событий.

…115-й зенитно-артиллерийский полк вступил в войну. С первым боевым залпом мы поняли, что война действительно началась.»

(Отрывки Юрия Никулина «Почти серьёзно» стр.87-90.)


В этот год - 1941 Юрий Никулин должен был демобилизоваться и вернуться домой. В этот день 22 июня он дожжен был пойти на свидание с девушкой, имени которой так и не узнал.

Всё это пришлось отложить на четыре года, а некоторые дела не исполнить никогда.


Слайд 6: «Александр Твардовский и судьба Василия Тёркина»

«Война застала Александра Твардовского под Москвой, в глухой деревушке Грязи Звенигородского района, где он с семьёй облюбовал место для спокойной работы над задуманным произведением о Василии Тёркине – весёлом, мудром и удачливом бойце кратковременной финской компании, завершившейся более чем за год до того, в марте 1940 года.

Воскресный день 22 июня 1941 года резко нарушил эти планы. О том, как это было, со слов Твардовского рассказал А.И. Кондратович:

«На даче, где поэт настроился на работу, радио не было, да и сама дача стояла на отлёте от колхозной усадьбы. «Новость» о войне принесла дочка Валя, игравшая на улице с детьми, но то, что сбивчиво говорила девочка, было настолько тревожным и несуразным, что Твардовский строго прервал её, как бы вынуждая ребёнка отказаться от немыслимо страшных слов, которые так или иначе уже были сказаны. «Было по радио… Звонили из сельсовета». Поверить всё ещё было трудно, но дочка с раздражением, обидой и уже близкими слезами в голосе упрямо повторяла:

- Не болтаю! Я сама всё слышала, все говорили.

Всё ещё не веря, но подозревая что-то неладное, Твардовский решил немедля проверить «новость». «Я выбежал на улицу, - говорил он, - и направился к колхозному скотному двору, где накапливают навоз. Я, помню, пошёл по улице нарочно тихо, как бы прогуливаясь, хотя это было трудно. Возле скотника стояло несколько пустых навозных телег, а мужики и женщины сидели на груде прошлогодней соломы и молчали и ответили на моё приветствие так тихо, скупо и строго, как будто тут был покойник. Властью суровой, тяжкой думы о непоправимой и ясной с самого начала беде, касающейся всех и каждого, - этой властью они были повержены в немоту или какой-то смутный и трудный полусон. И даже не оживились, видя человека, который ничего толком ещё не знает, не нашлось желающих горячиться с изложением новости».

В тот же день Твардовский» ушёл на станцию и в переполненном поезде звенигородской ветки поехал в Москву – являться начальству». Тут уже 23 июня он получил назначение на должность писателя в армейскую газету «Красная армия» Киевского военного округа и с Киевского вокзала тотчас же выехал на фронт.

С первых дней и до конца Великой Отечественной войны, как и многие другие писатели и поэты, Твардовский находился на фронте».

(Отрывок из книги А.Л. Гришунина «Василий Тёркин» Александра Твардовского», ст. 12-13)


Вместе с судьбой самого поэта изменилась судьба и литературного героя. Работу над Тёркиным он продолжил только в 1942 году, «уже как о бойце новой, большой войны, работа стражу приняла соответствующий военному времени фронтовой темп».

«В хоре поэзии того времени Твардовскому принадлежит одно из первых мест, и «Василий Тёркин» - величайший литературный памятник беспримерному на протяжении всей истории нашей страны подвигу народа».

(Использованы отрывки из книги А.Л. Гришунина «Василий Тёркин» Александра Твардовского», ст. 13-14)

(Воспроизводится отрывок поэмы «Василий Тёркин», любой по желанию)


Интересная деталь. Сам персонаж Тёркина был создан в 1939 году как персонаж фельетона со стихами и картинками, группой писателей газеты «На страже Родины». И звали его просто Васей. И только в Великую Отечественную войну он стал Василием, и портрет героя потерпел значительные изменения. Тот, карельский – Вася – имел лишь отдалённое сходство со своим «тёзкой». Новые времена диктовали другие условия, и главный герой стал Василием.

(Использовались отрывки книги Р.М. Романовой «Александр Твардовский: страницы жизни и творчества», стр.85)


Слайд 7: «Анатолий Папанов»

Не для кого не секрет, что большие потери Красная армия несла в первые дни войны. Именно тогда все кто служил, разделились на тех, кто выжил и тех, кто остался в памяти родных и сослуживцев, как образы или в письмах.

Анатолий Папанов так описывал события, случившиеся с ним в 41-ом и уже после войны.

«в армию меня призвали в 1940 году. Служба моя началась в Саратове, затем перевели в Оренбург. Там и застало меня известие о начале войны. Короткая подготовка – и на фронт. А возраст – всего девятнадцать…

Я помню свой первый бой, в котором из нас, сорока двух человек, осталась в живых четырнадцать. Я ясно вижу, как падал, убитый на повал, мой друг Алик Рафаевич. Он учился во ВГИКе, хотел стать кинооператором, но не стал…

Помню уже спустя годы после войны бродил я по весеннему редкому лесу и вдруг увидел серый цементный конус с красной звездой и со столбцом фамилий на металлической табличке. Агапов, Дадимян, Мешков… Я читал фамилии незнакомых мне людей, а когда дошёл до начинающихся на букву «П», подумал что моё место в этом списке было бы здесь. Деловито так подумал, просто. Такой реальной представлялась мне смерть в окопах той страшной войны, так часто дышала она мне в лицо»

(Отрывки из книги «Анатолий Папанов. Холодное лето последнего года» автор-составитель Ю.И. Крылов, стр. 17-18)


Слайд 8: «Василий Белов»

Некоторые бойцы Красной армии так и не заняли свои места на памятных табличках. Не смогли рассказать всем, где и как они расстались со своей жизнью. Эти бойцы носят такое горькое и несправедливое звание «пропал без вести». Именно к таким относился рядовой Василий Сергеевич Белов. Последнее письмо он написал своим родным 23 июня 1943 года:

«23 июня 1941 г.

Добрый день дорогие родители Папа Мама и Девчата Нюра и Нина. Ещё раз здравствуйте дорогие родители и сестрёнки. Дорогие родители, я пока что жив и здоров чего и вам желаю – хороших успехов в вашей работе и жизни. Дорогие родители, простите, что долго я вам не писал письма, потому что я находился в дороге. Мы сейчас едем на Запад. Пишу письмо не доезжая Курска 10 км в товарном вагоне. Потом нам не разрешают сейчас писать письма, но я всё-таки пишу в украдку, чтобы никто не знал и не видел. Дорогие родители я пишу письмо и наверно последний раз, может быть и не увидимся больше никогда, вы сами видите какая обстановка. Германия начала войну с нами значит делов будет. Дорогие родители, может быть последний раз я вам пишу, последний раз веду с вами переговоры письменные. Ну ничего, как-нибудь, но всё-таки дадим жару германцам вместе с Гитлером. Дорогие родители, мы едем поездом товарным почти месяц. Мы ехали совсем другой дорогой: от Новосибирска мы свернули влево на Барнаул, Джамбул, Алма-Ату, Саратов, через Лыски, через Курск, но в какое место нас везут мы ещё, конечно, никто не знаем. Но командиры, наверно, знают куда, но нам не говорят.

Дорогие родители, если всё будет хорошо и жив буду, то я вам напишу письмо тогда и укажу адрес новый. Ну, пока больше вроде нечего писать. Дорогой папа, я тебя прошу поменьше пей вина. Дорогие родители мне только жалко, что я не сфотографировался, памяти нету моей в армии, какой я в военной форме. Но ничего, может жив буду, сфотографируюсь и удастся, то я тогда пришлю вам карточку. Дорогие родители, не взыщите, что плохо я вам написал, ну сами знаете, что в дороге и почти на ходу пишу, тороплюсь вам сообщить. Ну, дорогие родители, пока до свидания. Пока вроде всё описал. Передайте всем всем по большому привету лично от меня. Дорогие родители, желаю вам всего наилучшего пожелания в жизни, а также и в работе. Пока до свидания, крепко жму ваши руки и крепко вас всех целую ваш сын В. Белов.

Посылаю вам фото свою на долгую добрую память.

Ну, дорогие родители, Папа, Мама и девчата сестрёнки Нюра и Нина, ну пока до свидания крепко вас всех целую и крепко жму ваши руки ваш сын В. Белов. Ждите следующего моего письма, если будет всё в порядке»

(Письмо было опубликовано в журнале «Родина» в 2001 году № 6, стр. 10)


Слайд 9: «Жди меня»

И они его дорогие родители и сестрёнки Нюра и Нина ждали. Но на запросы о судьбе рядового Сергея Белова приходили стандартные ответы: «пропал без вести». Но они всё равно ждали, точно так, же как в стихотворении Симонова.

(Воспроизводится стихотворение Симонова «Жди меня», полностью или отрывок)


Слайд 10: «Евгений Лебедев»

Ещё одно свидетельство о начале войны со стороны обычных жителей. Об этом рассказывал актёр Евгений Лебедев. «Утром нас разбудили соседи:

- Вставайте! Проснитесь! Война! Немцы бомбили Киев, Минск… - вспоминает артист Евгений Лебедев.

– Выбежали на улицу. Никакой войны, всё как вчера, только выходной день, воскресенье. Только транспорт весь почему-то быстрее бежит. И звучит взволнованный голос Левитана. Потом мы запомним его голос, он врежется в нашу память за четыре года войны и останется навсегда у тех, кто её пережил. От этого голоса вздрагивали, его слушали жадно»

(Неизвестный источник)


Именно его слова о Левитане выражали всё: страх, отчаяние и неотвратимость страшного времени войны. А ещё затаённую надежду людей, для которых сообщение по радио стало важной составляющей всей жизни.

Судьбы наших героев во время войны складывались по-разному. Но новость о Победе они узнали, одинаково слушая Левитана – голос, который фашисты боялись и ненавидели.

(Воспроизводится сообщение Левитана об окончании Великой Отечественной войны)


Использованная литература:

  1. Легостаев, И.Т. Бросок в бессмертие /И.Т. Легостаев; предисл. И.С. Медникова. – М.: Мол. гвардия, 1983. – 111с. – (Герои комсомола).

  2. Жуков, Г.К. Воспоминания и размышления: в 3-х томах: т. 2 /Г.К. Жуков. – М.: Изд-во Агентства печати Новости, 1990. – 368с.

  3. Никулин, Ю.В. Почти серьёзно… /Ю.В. Никулин. – М.: Мол. гвардия, 1982. – 575с.

  4. Гришунин, А.Л. «Василий Тёркин» Александра Твардовского /А.Л. Гришунин. – М.: Наука, 1987. – 160с. – (Литературоведениеи языкознание).

  5. Романова, Р.М. Александр Твардовский: страницы жизни и творчества /Р.М. Романова. – М.: Просвещение, 1989. - 160с.

  6. Анатолий Папанов. Холодное лето последнего года /авт.-сост. Ю.И. Крылов. – М.: АСТ, 2018. – 288с. – (Театральный Олимп).

  7. Мурина, Ю. «Может, не увидимся никогда..»: последнее письмо первых дней войны /Ю. Мурина //Родина. – 2001. - №6. – С. 10.

  8. Мишанина, Т., Галустян, А. День, когда началась война: хроника 22 июня 1941 года и воспоминания очевидцев войны — в спецпроекте «Ъ» [Электронный ресурс]// Сайт Коммерсантъ. – Режим доступа: https://www.kommersant.ru/projects/june22 (дата обращения 5.06.2019) - Именно на этом сайте можно скачать видео очевидцев начала войны.




Получите в подарок сайт учителя

Предмет: Школьному библиотекарю

Категория: Мероприятия

Целевая аудитория: Прочее

Скачать
Перед глазами 41-й, внезапно прерванный войной.

Автор: Головачева Мария Аелкасандровна

Дата: 08.06.2019

Номер свидетельства: 513983

Получите в подарок сайт учителя

Видеоуроки для учителей

Курсы для учителей

ПОЛУЧИТЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО МГНОВЕННО

Добавить свою работу

* Свидетельство о публикации выдается БЕСПЛАТНО, СРАЗУ же после добавления Вами Вашей работы на сайт

Удобный поиск материалов для учителей

Ваш личный кабинет
Проверка свидетельства