kopilkaurokov.ru - сайт для учителей

Создайте Ваш сайт учителя Курсы ПК и ППК Видеоуроки Олимпиады Вебинары для учителей

Разработка внеурочного мероприятия, приуроченного к Дню Победы "Живые письма огненных лет"

Нажмите, чтобы узнать подробности

Сценарий пьесы из пяти актов "Живые письма огненных лет". Использованы материалы книги «Письма с фронта 1941-1945 гг.» издательства «Гасыр», Казань, 2010 г.; стихотворения поэтов-фронтовиков Юлии Друниной, Иосифа Уткина, Константина Симонова, Мусы Джалиля

Просмотр содержимого документа
«Разработка внеурочного мероприятия, приуроченного к Дню Победы "Живые письма огненных лет"»

Пьеса из пяти актов ( участники 9 класс).

Акт I «Вставай страна огромная» Декорации в зале, атрибутика военных лет: слайд с уходящими на фронт молодыми ребятами, чемоданы, обожжённые письма- треуголки, мнимый костер, губная гармонь, плакат «Родина –мать зовет!

Действующие лица: Ведущий постановки, диктор, боец РККА-1, боец РККА-2, командир танковой бригады, чтец-1.

Эпизод 1 «Несбывшиеся надежды»

Авторская ремарка (читает ведущий): «Великая Отечественная война ‑ тяжелейший период в истории нашей страны. Четыре года. Долгих 1418 дней и ночей мир был расколот надвое: на тех, кого ждали и на тех, кто ждал. Война безжалостно разлучила семьи, родных, близких, друзей… И только почта помогала находить друг друга: через тысячи вёрст соединяла невидимой нитью матерей и сыновей, отцов и дочерей, жён и мужей. Письма были самыми дорогими, самыми важными в годы войны. Без них невозможно было выжить и сохранить себя. Большинства авторов фронтовых писем уже нет в живых. Канули в Лету и те, кому посвящались эти слова. Остались лишь строки — память, чувства, эмоции и надежда, которую люди, находясь на грани жизни и смерти, дарили друг другу. Эти письма не предназначались для чужих глаз, ведь порой, в них содержалось очень сокровенное, глубоко личное. Но сегодня каждое из них, даже самое на первый взгляд незначительное, — исторический документ величайшей ценности. Сейчас эти фронтовые письма на мгновения оживут, заговорят с нами устами незнакомых нам бойцов, помогут нам прикоснуться к страницам героического прошлого нашей Родины, дадут нам возможность почувствовать дыхание войны, услышать живое, искреннее слово простых людей, прошедших страшные испытания.»

Авторская ремарка (читает ведущий): «Начало войны было для нашего народа чрезвычайно тяжелым. Всё происходило стремительно. Шла массовая эвакуация гражданского населения из прифронтовой полосы. Люди меняли адреса, место жительства. Срочная мобилизация в армию зачастую не давала возможности даже попрощаться с родными перед отправкой на фронт. Семьи разлучались на долгие месяцы и даже годы, вынужденные жить и сражаться, ничего не зная о своих родных. Руководство страны понимало, что справиться с растерянностью, охватившей миллионы людей, сможет только почта. И тогда руководивший в те годы страной Сталин дал указание о переводе государственной связи на военное положение и обеспечение её бесперебойной работы. Армейская почта с самого начала войны работала в исключительных условиях. Результатом было то, что письма в военные годы доходили до адресата быстрее, чем в мирное время. Как бы ни была загружена железная дорога, почтовые эшелоны пропускались в первую очередь, а их остановки считались недопустимыми. Вагоны с почтой цепляли ко всем поездам, даже к военным эшелонам. По данным Управления военно-полевой почты, в годы войны ежемесячно доставлялось до 70 миллионов писем. А всего за Великую Отечественную было переправлено около 6 миллиардов писем.»

Письмо первое (читает боец РККА-1): «Сез ки, сөекле булган гаиләм! Сезләргә исәнлек хәбәрен җибәрәм. Сез ки Әтәй белән Әйнигә һәм дә Мәхсүдәгә сәлам сөйләп калам. Һәм дә шулай ук кадерле булган бәгырькәем Рәхимә һәм сөекле җанкисәгем Мөнәвәрәгә бик күптин-күп сәлам сөйлеп, хәерле гомерләрегезне теләп калам. Һәм дә хөрмәләрдин тәмле вә бөтен нәрсәләрдин кадерле булган Фәрди белән Әлфиягә күп кенә сәлам сөйлеп калам. Һәм дә барча күршеләргә сәлам диегез. Һәм дә Әбиләргә дә сәлам диерсез. Шуннан соң, үзебез таза-сау хәзергә, сезне дә шулай ук дип беләм. Ярый, үзебез хәзергә Казанда гына әле, уйнаталар. Кайчан чыгар билгеле түгел хәзергә. Ярый, башка язар сүз юк. Хуш, сау булыгыз. Алмаган булсагыз сыер алырга тырыш. Ярый, тагын менә нәрсә, әрбиләр кайтса, Тайыбныкы белән бергә төшереп бирерсез. Барыбыз да монда, түлкә ырутлар гына аерым. Без алтыбыз бергә: Даут, Әгъләм, Габденур, Гателхай, Тайыб бергә ‑ бер бәтәлиунда, бер ырутта, бер ызутта. Соңнан ничек булыр инде. Ярый, башка сүз юк. Бабайларга монда икәнне белгерт, ярыймы. Бик еламасыннар. Әби дә Һәм дә үзегез дә сабыр итегез. Монда бик куркунычлы сөйләмәйләр әле. Иншалла, без барганчы әллә басылыр да әле. Ярый, тагын Ходай кайсы хәерле, шунысын кылсын. Ярый, башка вакытта күп язармын. Хәзергә хуш, сау бул.»

Авторская ремарка (читает ведущий): «Красноармеец Фаттахутдин Набиуллин 1908 году родился в селе Табарли близь Агрыза. До войны работал в колхозе. 13 июня 1941 года призван в Красную Армию. В своём письме автор передаёт поклоны родным и сообщает о своём добром здоровье. Он пишет о том, что он с несколькими земляками находится в Казани на учениях. Просит родных не волноваться и выражает робкую надежду на то, что до их прибытия на фронт война закончится. Однако, надеждам красноармейца Набиуллина не суждено было сбыться. Война затянется на долгих 4 года. Письмо было написано 17 августа 1941 года. Через три дня по пути на фронт Фаттахутдин Набиуллин напишет ещё одно письмо родным, которое станет последним. В конце августа красноармеец Набиуллин погибнет, защищая Родину от немецко-фашистских захватчиков.

А вот ещё одно письмо, написанное с надеждой на встречу 19 октября 1941 года красноармейцем по имени Иван своей любимой женщине по имени Клавдия»

Письмо второе (читает боец РККА-2): «Дорогая моя, после твоего отъезда 22 сентября со всё остротой почувствовал одиночество... Безумно скучаю по тебе, но дело защиты Родины столь серьезно, что у коммуниста не должно быть на сей счет никаких колебаний. Тебе приходится несладко далеко от родных мест... Но ничего, голубка моя, ты все же в родной Советской стране, и никто не даст тебе погибнуть от
нужды... Чувствую безмерность твоего одиночества. Но Родина страдает бесконечно больше, чем отдельные люди, и потому я стараюсь заглушить сердечную боль и беспокойство о тебе... Хочется верить, что еще встретимся и будем жить вместе. Но если случаю будет угодно нас разлучить навеки, сохрани, дорогая Клава, обо мне воспоминание как о человеке абсолютно честном по отношению к своему долгу перед Родиной, перед народом. Всегда и неизменно я был правдив и честен также и по отношению к тебе… Иван»

Авторская ремарка (читает ведущий): «К сожалению, мы не знаем, ни фамилии бойца, отправившего письмо своей любимой, ни его дальнейшую судьбу: сбылись ли его надежды вернуться домой и встретиться со своей возлюбленной Клавой? Нам очень хочется верить в это, как и миллионам матерей, сестёр, жён, дочерей, проводивших в тот страшный 41 год своих сыновей, мужей, братьев и отцов на фронт, что они вернуться. Живыми.»

Эпизод 2 «Немецким гадам - нещадный бой!»

Письмо третье (читает командир танковой бригады): «Добрый день, Зоя Ананьевна! Прошу простить меня за беспокойство. Но обстановка сложилась такая, что независимо от того, что у Вас сейчас масса дел, приходится Вас потревожить. Зоя Ананьевна, податель данной записки является представителем Центрального военного госпиталя. Они хотели бы к нам в республику эвакуировать 40 детей. Если это возможно, то прошу дать разрешение. Моя просьба связана с тем, что они спасли мне ногу, а может быть, и жизнь. Теперь немного о себе, если Вас это интересует. В личной жизни живу гораздо спокойнее. Желание учиться пропало. С нетерпением жду момента, когда начну бить немецких гадов! С коммунистическим приветом, Вячеслав Винокуров. Зоя Ананьевна, как живет в эти дни родная Чувашия? Пишу в момент, когда на улице рвутся бомбы, иду в убежище.»

Авторская ремарка (читает ведущий): «Это письмо было написано Вячеславом Петровичем Винокуровым 24 июля 1941 года в Москве и адресовалось, вероятнее всего, представителю обкома партии Чувашской АССР. Автор письма отправился на фронт в 1942 году, где воевал в качестве командира 200-й танковой бригады. Подполковник Винокуров в ноябре 1942 года в районе деревни Киткино Сычёвского района Смоленской области принял бой и погиб. Вячеславу Петровичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Фронтовая поэтесса Юлия Друнина, прибавив себе год, ушла в 1941 году на фронт добровольцем. В конце лета 1941 года под Можайском Юлия Друнина вместе с отрядом пехотинцев, где она была санитаркой, попала в окружение врага и 13 суток выбиралась из окружения к своим по тылам противника. В эти дни она была оглушена, а многие боевые товарищи в том числе командир батальона подорвались на минах. Саму же поэтессу оглушило. Попав к своим, она была отправлена в Москву, где осенью наблюдала знаменитый боевой парад, о котором впоследствии напишет стихотворение.»

Слово поэта (чтец-1): «стихотворение поэта-фронтовика Юлии Друниной

«Парад в сорок первом»

Наверное, товарищи, не зря,

Любуясь шагом армии чеканным,

Всегда припоминают ветераны

Другой ‑ суровый ‑ праздник Октября.

Была Москва пургой заметена,

У Мавзолея ели коченели,

И шла по Красной площади

Война ‑ Усталая, в простреленной шинели.

То батальоны шли с передовой,

Шли на парад окопные солдаты.

В тревожных небесах аэростаты

Качали удлиненной головой.

Терзали тело Подмосковья рвы,

Убитых хоронил снежок пушистый,

Сжимали горло фронтовой Москвы

Траншеи наступающих фашистов.

А батальоны шли с передовой,

Шли на парад окопные солдаты!

Недаром в небесах аэростаты

Качали удивленно головой!

Кто может победить такой народ?..

Не забывайте сорок первый год!»

Акт II «Плач по убиенным»

Действующие лица: Ведущий постановки, диктор, женщина из Багерово, девушка-боец РККА-3, чтец-2, чтец-3.

Эпизод 1 «Своими видел я глазами»

Авторская ремарка (читает ведущий): «Так устроена человеческая память, что время лечит. Чтобы не жить непрерывно с болью в груди самые страшные события постепенно тускнеют и стираются. Живые должны жить! И во имя погибших тоже. Но и полностью забывать своё прошлое мы не имеем права! Для того чтобы страшное прошлое не повторилось в будущем.»

Фронтовая сводка (читает диктор): «Говорит Москва. От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 1 января 1942 года. Нашими частями в г. Ефремове захвачен приказ по 101 немецкому мотополку 18 танковой дивизии от 12 декабря 1941 года, за № 324/12. Приводим текст этого бандитского приказа: "Населённые пункты на прежней позиции и перед новой позицией полностью разрушать. Срочно для этого провести подготовительные работы. Всякое проявление мягкотелости в этом отношении стоит нам крови. Поэтому в своих действиях быть беспощадным. С гражданским населением обращаться по тем же принципам, как и до сих пор. Всех мужчин, способных носить оружие, задерживать и отправлять на сборные пункты военнопленных. Женщин и детей с опорных пунктов передовой линии оттеснять на запад, а с опорных пунктов второй линии по усмотрению частей сгонять в одно место. Противник пытается заслать в наш тыл разведчиков, переодетых в гражданское платье, пеших или на санях. По всем мужчинам и женщинам, появляющимся на участие дивизии пешком, на санях или на лыжах, открывать огонь без предупреждения. Скот и продукты питания забирать с собой. Где нет возможности для транспортировки живого скота или большое расстояние не позволяет увезти его с собой, скот убивать, а мясо везти с собой". Приведённый нами официальный документ немецкого командования ещё раз перед всем миром разоблачает гитлеровскую армию, как сброд преступников и вооружённых современной техникой бандитов и убийц, ведущих войну не только против нашей армии, но и против всего населения - взрослых и детей, стариков и женщин, всех принуждая к тяжёлым каторжным работам и всех объявляя военнопленными. Советские люди крепко запомнят этот приказ фашистского зверья. Немцы сторицей заплатят за нарушение международного права, за истребление советских людей, за издевательства и насилия над мирным населением советских городов и сёл.»

Авторская ремарка (читает ведущий): «Молчаливыми свидетелями невообразимого по своей жестокости зверства со стороны немецко-фашистских захватчиков являются многочисленные деревни, сёла, посёлки и города, близь которых «гитлеровцами» варварски истреблялось мирное население. Феодосия, Хатынь, Керчь…»

Письмо четвёртое (читает женщина из Багерово): «За все девять дней тюрьмы мне, давали только соленых бычков, а моим детям — гнилую картошку. Нас мучила жажда. Сердце мое разрывалось, когда я видела, как дети умоляют немецкого часового дать им попить. Солдат нагло отвечал: "Жить вам осталось недолго, проживете без воды". На девятый день, мне приказали раздеться до нижнего белья, взять детей и следовать во двор. На вопрос — "куда вы меня ведете?" — немецкий солдат ответил пинком в живот. Вместе со мной, вывели во двор еще несколько женщин с детьми. Они тоже были раздеты и стояли на снегу босиком. Поставили там на колени и строго -настрого запретили поднимать голову. В таком положении нас вывезли за город, где уже была открыта большая яма. Когда на всех выстроили возле ямы, нервы мои не выдержали. Я обняла детей и крикнула, обернувшись к немецким солдатам: — "Стреляйте, сволочи, скоро вам будет конец". В этот момент раздались выстрелы. Пуля попала в левую лопатку и вышла через шею. Я упала в яму, на меня упали две убитые женщины. Я потеряла сознание. Спустя некоторое время я пришла в себя и увидела рядом своих мертвых детей. Горе мое, было так велико, что силы снова покинули меня. Лишь поздно вечером я очнулась. Крепко поцеловала детей и, высвободив свои ноги из-под трупов женщин, поползла в соседнюю деревню. На снегу оставались пятна крови. Почти через каждые десять метров я, отдыхала. Около полуночи, меня подобрал старик. Он спрятал меня, в своей хате под кровать и ухаживал за мной, целую неделю, пока я, немного не окрепла.»

Авторская ремарка (читает ведущий): «Письмо Раисы Белорецкой, живого свидетеля ужасной трагедии близь посёлка Багерово, где фашистами были расстреляны тысячи людей из мирного населения, опубликовали в газете «Красная Звезда» 17 января 1942 года. Оно стало первым документальным свидетельством фашистского беспредела на захваченных территориях. Спустя годы после войны на родину вернётся и Моабитская тетрадь Мусы Джалиля, где в стихотворении «Варварство» описывается хладнокровная жестокость, с которой фашисты расстреливали целые деревни беззащитных женщин, детей и стариков.» Слово поэта (чтец-2): «Муса Җәлил

«Вәхшәт»

Алар... Алар җыйнап аналарны,

Балаларны кырга кудылар.

Казыттылар чокыр, ә үзләре

Читтән көлеп карап тордылар...

Ә аннан соң чокыр кырыена

Тезделәр дә хәлсез халыкны,

Зур борынлы, ямьсез бакыр күзле

Исрек майор өскә калыкты.

Көн яңгырлы иде... Берсен-берсе

Этә-төртә кургаш болытлар

Иелделәр җиргә...

Юк, бу көнне,

Бу көнне мин мәңге онытмам!

Үзем күрдем, үз күзләрем белән,

Үкереп акты ничек елгалар;

Балалар күк ничек үкси-үкси

Яшен түкте ярсып җир-ана.

Үзем күрдем, ничек моңлы кояш

Болыт аша җиргә сузылып,

Үксеп үпте үксез балаларын

Соңгы кабат кысып, суырып.

Нәфрәтеннән, йөрәк ачысыннан …..

Эпизод 2 «Мы отомстим»

Авторская ремарка (читает ведущий): «Фашисты, истреблявшие тысячи беззащитных стариков, детей, женщин… На что они рассчитывали? Чего ждали? Держать в страхе, сломить дух советского человека. Но, нет! Оставшиеся в живых люди чувствовали, но не страх! Боль, дикую боль от потери родных, ужас от увиденной жестокости, жгучую ненависть к врагу и справедливую ярость, которая костром разгоралась в душах людей, познавших зверства немецких захватчиков. За каждого убитого в бою ли, без боя ли, наши бойцы и партизаны клялись перед своими товарищами: «Мы отомстим!»

Письмо пятое (читает девушка-боец РККА-3): «Здравствуйте, дорогие. Шлю вам всем привет. Сообщаю о большой утрате. Двадцать первого июня в городе Ярославле во время налёта вражеской авиации погибли: отец Ханнанов Шагалий, мать Ханнанова Зифа, сестра Ханнанова Хурия, брат Ханнанов Марс, сестра Ханнанова Лина. Я в этот день была на заводе. Пишите на фронт всем родным, пусть мстят за гибель нашей семьи, а я отомщу за каждый стон, за каждую кровинку. Если есть фотографии храните. У меня ничего от них не осталось. После войны встретимся. Ждите, когда ещё пришлю письмо. До свидания. Ханнанова Зитес. 22 июня 1943 года.»

Авторская ремарка (читает ведущий): «Это письмо написано Ханнановой Зитес, уроженкой деревни Новое Каширово Альметьевского района Татарстана. До войны обучалась в Московском юридическом институте, семья Зитес проживала в Ярославле. Во время войны, девушка вернулась в Ярославль к семье и работала на одном из заводов. Но в ночь на 22 июня 1943 года случилась страшная трагедия: дом, где проживала семья Ханнановых попал под бомбёжку вражеской авиации, и вся семья девушки погибла. После этого Зитес Ханнанова ушла на фронт добровольцем. Пропала без вести в 1945 году. Фотография девушки и её письмо бережно хранится в семейном архиве одного из родственников. Поэт-фронтовик Константин Симонов, как военный корреспондент побывал на всех фронтах, прошёл по землям Румынии, Болгарии, Югославии, Польши и Германии, был свидетелем последних боёв за Берлин. Узнавая страшные подробности о расправах фашистов над мирным населением оккупированных территорий, поэт Симонов пишет стихотворение, ставшее наравне с песней «Вставай страна огромная» своеобразным призывом ко всем гражданам СССР подняться на борьбу с врагом.» Слово поэта (чтец-3): «Поэт-фронтовик Константин Симонов.«Убей его»

Если дорог тебе твой дом,

Где ты русским выкормлен был, Так убей же его скорей!

Сколько раз увидишь его,

Столько раз его и убей!»

Под бревенчатым потолком,

Где ты, в люльке качаясь, плыл;

Если дороги в доме том

Тебе стены, печь и углы,

Дедом, прадедом и отцом

В нем исхоженные полы;

Если мил тебе бедный сад

С майским цветом, с жужжаньем пчел

И под липой сто лет назад

В землю вкопанный дедом стол;

Если ты не хочешь, чтоб пол

В твоем доме немец топтал,

Чтоб он сел за дедовский стол

И деревья в саду сломал…

Так убей же хоть одного!



Акт III «Дорога жизни» Действующие лица: Ведущий постановки, диктор, жители блокадного Ленинграда: две женщины и подросток, чтец-4, чтец-5.

Эпизод 1 «900 дней мужества»

Авторская ремарка (читает ведущий): «Наступление фашистских войск на Ленинград, захвату которого германское командование придавало важное стратегическое значение, началось летом 1941 года. На город шла группа армий «Север» под командованием генерал-фельдмаршала фон Лееба. В августе тяжелые бои шли уже на подступах к городу, немецкие войска перерезали железные дороги, связывавшие Ленинград со страной. 8 сентября 1941 года началась блокада Ленинграда. По плану Гитлера город должен был быть стерт с лица земли, а войска, оборонявшие его - уничтожены. Потерпев неудачу в попытках прорвать оборону советских войск внутри блокадного кольца, немцы решили взять город измором, а с 13 сентября начался артобстрел города, продолжавшийся всю войну.

Блокада Ленинграда одно из самых трагических событий Великой Отечественной Войны по своему масштабу: голод, авианалёты, реки крови и бесчисленное множество смертей... Но город мужественно держался 900 страшных дней.»

Отрывок из письма (читает жительница блокадного Ленинграда): «Здравствуй, сынок. Страшный обстрел Невского произошел пару дней тому назад. Два с половиной часа без передышки сыпались снаряды на Невский, Литейный, улицу Жуковского и вообще в том районе. Крики и стоны стояли по всему Невскому. Было много убитых и раненых. "Скорая помощь" во время обстрела не выезжает. Наш врач попал в эту кутерьму, перевязывал раненых в каком-то домоуправлении. Было жутко. Вот и сейчас чудно играет радио, а где-то очень близко рвутся снаряды. Стоит большого труда заставить себя сидеть за столом. Вообще все последние дни гады обстреливают Ленинград. Хоть бы скорее их прогнали...»

Письмо шестое (читает жительница блокадного Ленинграда): «Привет Даша! Это я, твоя подруга Наташа. В этом письме я хочу рассказать тебе, как тяжело сейчас в Ленинграде. 9 ноября резко уменьшили выдачу хлеба. Хлеб стал черный и мокрый, как глина. Выдают125 грамм хлеба в день. Я согреваю свой вечно холодный желудок кипятком. Сегодня начались бомбардировки. Все время приходится прятаться в бомбоубежище. Почему-то очень часто попадают снаряды в трамваи на Невском, и много жертв от стекол. Вчера от голода умер Петя. Он ходил к Мойке за водой и скончался. Его тело так и осталось лежать на дороге. Мне очень тяжело ходить. Я шатаюсь. Зима кажется мне невероятно длинной. Я загадываю на каждую будущую неделю: проживу или нет? Я мечтаю, что блокада кончится, и я заживу привычной жизнью. Я боюсь, что скоро не смогу держать в слабых руках перо, так что прощай.»

Авторская ремарка (читает ведущий): «Девятьсот дней продолжалась оборона города. Неисчислимые трудности перенесли ленинградцы. Но были дни, недели, месяцы особенно трагичные ‑ долгая зима 1941‑1942 годов, самая голодная, смертная пора. Радио помогало выжить, человек, оторванный от других, чувствовал, что в холодной темной квартире он не один. Хотелось, чтобы читатель представил себе обстановку, в которой говорило (иногда ‑ шептало) радио, услышал звук метронома в долгие часы воздушных тревог и обстрелов, завывание сирены, увидел ленинградцев, приникших к тарелке репродуктора зимой сорок второго. Поэтесса и диктор единственного в Ленинграде радио - Ольга Берггольц стала «голосом» блокадного города.»

Слово поэта (чтец-4): «Голос блокадного Ленинграда - поэтесса Ольга Берггольц

"Я говорю с тобой под свист снарядов"

Я говорю с тобой под свист снарядов,

Угрюмым заревом озарена.

Я говорю с тобой из Ленинграда,

Страна моя, печальная страна...

Кронштадтский злой, неукротимый ветер

В моё лицо закинутое бьёт.

В бомбоубежищах уснули дети,

Ночная стража встала у ворот.

Над Ленинградом - смертная угроза...

Бессонны ночи, тяжек день любой.

Но мы забыли, что такое слёзы,

Что называлось страхом и мольбой.

Я говорю: нас, граждан Ленинграда,

Не поколеблет грохот канонад,

И если завтра будут баррикады -

Мы не покинем наших баррикад.

И женщины с бойцами встанут рядом,

И дети нам патроны поднесут,

И надо всеми нами зацветут

Старинные знамена Петрограда.

Руками сжав обугленное сердце,

Такое обещание даю

Я, горожанка, мать красноармейца,

Погибшего под Стрельною в бою:

Мы будем драться с беззаветной силой,

Мы одолеем бешеных зверей,

Мы победим, клянусь тебе, Россия,

От имени российских матерей.»

Эпизод 2 «Прорыв блокадного кольца»

Авторская ремарка (читает ведущий): «В блокированном городе оказалось более 2,5 млн. жителей, в том числе 400 тысяч детей. Запасов продовольствия и топлива катастрофически не хватало. Единственным путём сообщения с блокадным Ленинградом оставалось Ладожское озеро. 22 ноября началось движение автомашин по ледовой дороге, получившей название «Дорога жизни». Немцы бомбили и обстреливали дорогу, но движение им остановить не удалось. Зимой эвакуировали население и доставляли продукты питания. Всего было эвакуировано около 1 миллиона человек. 18 января 1943 года блокада была прорвана, и враг был отброшен от города.»

Фронтовая сводка (читает диктор): «От Советского Информбюро. Последнее сообщение. УСПЕШНОЕ НАСТУПЛЕНИЕ НАШИХ ВОЙСК В РАЙОНЕ ЮЖНЕЕ ЛАДОЖСКОГО ОЗЕРА И ПРОРЫВ БЛОКАДЫ ЛЕНИНГРАДА! На днях наши войска, расположенные южнее Ладожского озера, перешли в наступление против немецко-фашистских войск, блокировавших г. Ленинград. Наши войска имели задачей разрушить оборону противника и этим прорвать блокаду г. Ленинграда.

Письмо седьмое (читает подросток из блокадного Ленинграда): «Здравствуй, мой дорогой папочка!

Сообщаю тебе, что я жив и здоров, и рад, что и ты в добром здравии! Папа, получив твоё письмо, моему счастью не было конца и поделился с этой доброй новостью со всеми стариками, которые еще остались, а мама так и проплакала всю ночь, а на утро угостила всех соседей майским медом. Пиши чаще, папочка, мне так важно знать, что ты жив, что ты вернешься домой. Отец, ты пишешь, чтобы я поступил в Суворовское училище и стал офицером, но уже поздно, я вырос. Но твердо решил выполнить твою просьбу и поступлю в военную школу музыкантских воспитанников. Учёба моя будет длиться три года, а на четвертый буду капельмейстером. Школа эта находится в Москве, так что мы будем видеться, папочка.

Ты спрашивал, как Тамара и дед Василий. У них все неплохо, дед Василий всё причитает по-стариковски, что годы уже не те, чтобы идти на фашиста. А Тамарка мечтает сбежать на фронт полевой санитаркой, да деда боится оставить.

Папочка, всем твоим боевым товарищам от нас большой привет!

До свиданья, папа, мы тебя ждем, крепко целуем твой сын Алёша.»

Авторская ремарка (ведущий): «Те 900 зловещих дней стали самой кровопролитной блокадой в истории человечества. По разным данным за эти годы в городе погибло от 400 тыс. до 1,5 млн. человек. Большинство умерли от голода. Приказом Верховного Главнокомандующего от 1 мая 1945 года Ленинград получил звание Города-героя. 8 мая 1965 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Город-герой Ленинград был награжден орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда

Поэт Анатолий Молчанов был школьником, когда немцы взяли Ленинград в блокадное кольцо. Как и многие другие школьники он помогал тушить пожары и фугасы, в 1943 году при оказании помощи поимки вражеских разведчиков, был ранен. После окончания блокады его наградили медалью «За оборону Ленинграда». Первый сборник стихов поэты «Блокадной вечности мгновенья» вышел в 1991 году, поэта Молчанова называли «летописцем» ленинградской блокады.»

Слово поэта (чтец-5): «Стихотворение жителя блокадного Ленинграда Анатолия Молчанова.

«Дорога жизни»

Бетонная арка и памятный камень

Ледовую трассу сквозь годы ведут...

Сначала её проложила шагами

Гидрографов группа по тонкому льду.

Потом и машины пошли на Кобону,

А лёд под колёсами гнулся, трещал,

Но помнил водитель, что каждою тонной

Он жизнь восьми тысяч детей защищал.

Она пролегла ледяными полями,

«Дорогою Жизни» назвали её.

И жизнь пробивалась сквозь холод и пламя,

Бомбёжки, метели и взломанный лёд.

И с суши, и с неба её охраняли,

Подходы по льду день и ночь стерегли.

Дорожники трассу чинили, меняли,

Как пульс Ленинграда её берегли.

Она — как легенда, как песня, как знамя.

У этой дороги не будет конца —

Она навсегда пролегла через память,

Навеки прошла через наши сердца.»



АКТ IV «Мы гоним немца с родной земли»

Действующие лица: Ведущий постановки, диктор, медсестра военно-полевого госпиталя, боец РККА-4, чтец-6, чтец-7.

Эпизод 1 «Девы войны» Авторская ремарка (ведущий): «Все тяжести и боль первых поражений, сложности и расставания, которые потерпели бойцы советских вооруженных сил, остались в 1941 году. Шло решительное наступление Красной Армии: на всех фронтах наши воины теснили фашистских захватчиков с родной земли. Пришлось пройти через многое, но боевой дух не был сокрушён. Их настрой воодушевлял медсестер, тружеников тыла и всех тех, у кого война забрала самых близких и родных. Шаг за шагом, потеря за потерей они близились к ожидаемой победе, теряя всё больше и больше боевых товарищей, жертвуя собой ради будущего страны, ради своих любимых, которые ждут их в оккупированных городах. Ради нас с вами.»

Авторская ремарка (читает ведущий): «В годы Великой Отечественной войны на фронт отправились свыше 500 тысяч фельдшеров, медицинских сестер, санинструкторов и санитаров, многие из которых погибли в огне боев. Медицинские сестры нашей страны с честью выдержали суровое испытание Великой Отечественной войны. Местом их подвига были не только госпитали, но и поля ожесточенных сражений. Юные девушки, часто ценой собственной жизни, спасали раненных защитников Родины. Их юные, тоненькие руки пытались помочь каждому бойцу, стараясь облегчить боль. Они не только выполняли свои профессиональные обязанности, но и вызвались идти в разведку.»

Письмо восьмое (читает девушка-медсестра): «Родные мои, здравствуйте. 44-й год! Март! Здесь он для нашей части стал большим праздником: закончено окружение и уничтожение немецкой группировки в районе Корсуня, Шевченковской севернее Звенигородки и Шпола. И вот мы сразу очутились в глубоком тылу. Позавчера еще у нас был наплыв раненых ‑ в метель и вьюгу, ночью я дважды их свозила в медсанбат; ну а сегодня все ликуют ‑ ни выстрелов, ни разрывов, ни бомбежек, ни раненых, ни переездов ‑ странная, непривычная тишина и спокойствие. Разведчики и все, кто посвободнее, разбежались по трофеям. Чего здесь только нет! Километров на пять в два ряда вплотную, одна к другой, стоят сожженные, разбитые, забытые и завязшие в грязи немецкие машины, а в них: обмундирование, продукты, телефоны, рации, бобины связи, снаряды, гранаты, патефоны, свечки, медикаменты, большей частью в негодном состоянии, но их так много, что каждый находит себе то, в чем более всего нуждается. Мы разыскали операционный стол для медсанбата, клеенки, соду, стрептоцид и перевязочный материал, кстати, у немцев очень неважного качества. Как и всегда, жду ваших писем.»

Авторская ремарка (читает ведущий): «Это письмо было написано Еленой Исааковной Дейчман, сержантом медицинской службы, своим родным с освобождённой от фашистов территории. До войны, Елена Исааковна была студенткой истфака МГУ, на фронт ушла добровольцем в 1942 году. В начале войны служила в инфекционном госпитале города Свердловска, в дальнейшем в артиллерийском полку 2-го Украинского фронта. На передовой Елена Дейчман не только выносила раненых солдат с поля боя, но также освоила умение стрельбы из пистолета-пулемета Шпагина и работу орудийного наводчика. Поэт-фронтовик Иосиф Уткин не даром посвятил одно из своих произведений девушке – боевой санитарке. Участник двух войн Гражданской и Великой Отечественной, Иосиф Павлович в 1941 году в бою под городом Ельня был тяжело ранен осколком мины, ему оторвало четыре пальца правой руки.»

Слово поэта (чтец-6): «Стихотворение Иосифа Уткина, посвящённое девушке-санитарки военно-полевого госпиталя

Когда упав на поле боя -

И не в стихах, а наяву, -

Я вдруг увидел над собою

Живого взгляда синеву,

Когда склонилась надо мною

Страданья моего сестра, -

Боль сразу стала не такою:

Не так сильна, не так остра.

Меня как будто оросили

Живой и мертвою водой,

Как будто надо мной Россия

Склонилась русой головой.»

Эпизод 2 «Сюрпризы для немецкой падали»

Фронтовая сводка (читает диктор): «От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 11 июня 1944 года. Войска ЛЕНИНГРАДСКОГО фронта вчера, 10 июня, перешли в наступление на Карельском перешейке севернее ЛЕНИНГРАДА и при поддержке массированных ударов артиллерии и авиации прорвали сильно укреплённую, развитую в глубину долговременную оборону финнов и за два дня наступательных боёв продвинулись вперёд до 24 километров, расширив прорыв до 40 километров по фронту.

За 10 июня на всех фронтах в воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 15 самолётов противника.»

Письмо девятое (читает боец РККА-4): «Привет с фронта!

Здравствуйте, дорогие, родные, мамочка, Нилочка. Сегодня ровно в 2 часа ночи получил от вас долгожданное письмо, которое давно ждал.
Мамочка, из этого письма я узнал, что ты сильно за меня волнуешься и болеешь. Но зачем это? Ведь это когда было, а сейчас я живу, как у «Христа за пазухой», поняли? А вы так убиваетесь. Мы здесь немецкой падали подкладываем такие сюрпризы, что они после них долго в память не приходят. Так что, мамочка и Нилочка, прошу вас, и убедительно прошу, чтобы вы берегли своё здоровье, а если ваше будет крепкое, то и моё также.
Насчет того, что Надя просит адрес мой, то можете написать. Напишите мне Толин адрес. На этом писать кончаю. Целую вас крепко-крепко и ещё раз преочень крепко, ваш Олег.

Привет Кате, Полуэктовой и всем хорошим знакомым.»


Авторская ремарка (читает ведущий): «Это письмо написано 10 июня 1944 года старшим лейтенантом Олегом Стебаковым своей семье. В нём мы слышим не только ноты радости, но и молодецкий задор, с которым лейтенант описывает боевые вылазки против фашистов.

С этим письмом удивительным образом перекликается стихотворение известного казанского поэта-фронтовика Геннадия Александровича Паушкина «Бурьян горит». Геннадий Александрович в 1941 году был призван в ряды РККА. Застава, где он служил радистом, 22 июня 1941 года первой приняла на себя удар врага. Вместе со всеми пограничниками он участвовал в кровопролитных боях на реке Прут под Кагулом, вместе с пограничным полком поэт Паушкин прошёл по степям Украины, Кубани. Совершил переход через Большой Кавказский хребет и на Санчарском перевале участвовал в обороне города Сухуми и в разгроме немецкой альпийской дивизии «Эдельвейс»


Слово поэта (чтец-7): «Поэт-фронтовик Геннадий Паушкин. Стихотворение


«Бурьян горит»

В степи горит сухой бурьян.

Ликует яростное пламя.

И дым, как призрачный титан,

Стоит качаясь над полями.


Освобождённые огнём

Легли квадраты чернозёма

Земля, как вымя с молоком,

Полна апрельской чистотой.


Настала жаркая пора,

Не ждёт, торопит наше время,

Пусть, как снаряд в канал ствола,

В бразды полей ложится семя.


Тевтонских псов испепеля

Огнём народного отмщенья

Тебе, о русская земля,

Мы возвратим твоё цветенье!»

АКТ V «Победный май»

Действующие лица: Ведущий постановки, диктор, боец РККА-5, генерал-майор Вооруженных сил СССР, боец РККА-6, боец РККА-7, чтец-8

Эпизод 1 «Шагая по Европе»Авторская ремарка: «Более 70 лет уже прошло, как окончилась война. Война, которая унесла с собой более 27 миллионов жизней. Война, которая оставила после себя в руинах целые города и поселки, вывела из строя наши фабрики и заводы. Война принесла много страха и горя, и длилась она 1418 дней и ночей. Но, не смотря на холод, голод и повсеместную разруху, наш народ выстоял, наш народ победил! 9 мая 1945 года страна встречала своих героев. Это был самый счастливый день в жизни каждого.»

Фронтовая сводка (читает диктор): «Говорит Москва! АКТ О ВОЕННОЙ КАПИТУЛЯЦИИ Подписание акта о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил. 1. Мы, нижеподписавшиеся, действуя от имени Германского Верховного Командования, соглашаемся на безоговорочную капитуляцию всех наших вооруженных сил на суше, на море и в воздухе, а также всех сил, находящихся в настоящее время под немецким командованием, - Верховному Главнокомандованию Красной Армии и одновременно Верховному Командованию Союзных экспедиционных сил. 2. Германское Верховное Командование немедленно издаст приказы всем немецким командующим сухопутными, морскими и воздушными силами и всем силам, находящимся под германским командованием, прекратить военные действия в 23-01 часа по центрально-европейскому времени 8-го мая 1945 года, остаться на своих местах, где они находятся в это время и полностью разоружиться, передав всё их оружие и военное имущество местным союзным командующим или офицерам, выделенным представителями союзного Верховного Командования, не разрушать и не причинять никаких повреждений пароходам, судам и самолётам, их двигателям, корпусам и оборудованию, а также машинам, вооружению, аппаратам и всем вообще военно-техническим средствам ведения войны. 3. Германское Верховное Командование немедленно выделит соответствующих командиров и обеспечит выполнение всех дальнейших приказов, изданных Верховным главнокомандованием Красной Армии и Верховным Командованием Союзных экспедиционных сил. 4. Этот акт не будет являться препятствием к замене его другим генеральным документом о капитуляции, заключенным объединенными нациями или от их имени, применимым к Германии и германским вооруженным силам в целом. 5. В случае, если немецкое Верховное Командование или какие-либо вооруженные силы, находящиеся под его командованием, не будут действовать в соответствии с этим актом о капитуляции, Верховное Командование Красной Армии, а также Верховное командование Союзных

экспедиционных сил, предпримут такие карательные меры, или другие действия, которые они сочтут необходимыми. 6. Этот акт составлен на русском, английском и немецком языках. Только русский и английский тексты являются аутентичными. Подписано 8 мая 1945 года в городе Берлине. От имени Германского Верховного Командования: КЕЙТЕЛЬ, ФРИДЕБУРГ, ШТУМПФ. В присутствии: по уполномочию Верховного Главнокомандования Красной Армии Маршала Советского Союза Георгия ЖУКОВА по уполномочию Верховного командующего экспедиционными силами союзников Главного Маршала Авиации ТЕДДЕРА. При подписании также присутствовали в качестве свидетелей: командующий стратегическими воздушными силами США генерал СПААТС. Главнокомандующий Французской армией генерал ДЕЛАТР де ТАССИНЬИ. Мы передавали Акт о военной капитуляции Германии!»

Авторская ремарка (читает ведущий): «9 мая ‑ стал Днем Победы. Чем дальше уходят годы Великой Отечественной войны, тем с большим волнением и бережностью относимся мы к запечатлевшим те героические и драматические события документальным свидетельствам. Особое место среди них занимают письма фронтовиков.» Заветные «треугольники» и сегодня хранятся во многих российских семьях. Как самые дорогие реликвии они передаются из поколения в поколение. Это удивительно простые и в то же время глубоко эмоциональные свидетельства военных лет, наделенные огромной силой воздействия. Вот одно из таких писем.»

Письмо десятое (читает боец РККА-5): «3 января 1945 г. Самое главное сейчас — это вернуться домой, вырваться из этого ужаса, чтобы в прошлое окунулись свист и шипение снарядов и грохот проклятых разрывов. Когда же, наконец, перестанем видеть обезображенные трупы, перестанем слышать стоны раненых. Скорее, скорее бы это стало пусть кошмарным, но воспоминанием. Как хочется снова вернуться к домашнему очагу, к вам, моим родным... Когда же мы будем снова вместе, будем жить и дышать друг другом и нашим сыном. Скорей бы настал этот желанный, полный счастья день. Он скоро придёт, я знаю. Я размечтался, а за окном тёмная ночь, слышны глухие разрывы. Завтра снова в окоп...»

Авторская ремарка (читает ведущий): «Это письмо с передовой написал своим родным рядовой Ижванов Лев Алексеевич из города Подольска. В других письмах мы слышим, как надежда на скорую победу крепнет день ото дня в сердцах наших защитников.»

Отрывок из письма (читает генерал-майор ВС СССР): «…С каждым днём идём всё дальше, дальше на Запад. Громим логово фашистского зверя. Недалёк тот час, когда знамя Победы взовьётся над Берлином…»

Авторская ремарка: «Это письмо пришло родным от Генерал-майора инженерных войск Максимцова Михаила Даниловича, кавалера 5 боевых орденов, в том числе трёх орденов Красного Знамени. Он написал его 29 января 1945 года. Не менее эмоциональное письмо было пришло и семье бойца Павла Войцеховского»

Отрывок из письма (читает боец РККА-6): «Скоро, очевидно, будем в движении… ждём его с нетерпением и, если будет удачно, так по газетам узнаете. Проклятые немцы ещё огрызаются, но это предсмертные судороги… 12 марта 1945 года, Венгрия.»

Авторская ремарка: «И эти письма, вселяющие надежду и уверенность в победе, шли в тыл бесчисленным множеством по просторам нашей необъятной Родины»

Эпизод 2 «Память сердца» Авторская ремарка: «Наши земляки также принимали участие практически во всех больших и малых боевых операциях. В рядах Действующей армии сражалось около 700 тыс. человек из Татарстана. Летопись Великой Отечественной войны полна примерами их бесстрашия и отваги. Татарстанцы отличились и в завершающих сражениях войны. 16 апреля 1945 г. началась Берлинская операция. В составе участвовавшего в ней 1-го Белорусского фронта действовала 76-я гвардейская дивизия под командованием нашего земляка, генерал-майора Кирсанова. Налеты на Берлин совершали эскадрильи авиационной дивизии, которой командовал бывший рабочий из Казани Фёдоров. 30 апреля они разбомбили резиденцию Гиммлера. Больше 100 кварталов Берлина освободила и закончила войну в центре города на Александрплац 146-я Казанская стрелковая дивизия. В последние годы войны письма с фронта были поистине «живым родником» для родных и близких. Сколько радости приносил в семьи долгожданный, втрое сложенный тетрадный листок, в котором иногда было всего одно - два слова: «Я жив!» или «Победа!»

Письмо одиннадцатое (читает боец РККА-7): «Здравствуй, мой незабываемый друг Боря! Шлю тебе привет и поздравляю с нашей общей победой! Наконец война закончена, и мы одержали победу. Два раза Вы провожали меня на фронт, теперь осталось ещё один раз встретить с фронта. Теперь мы уже не воюем, празднуем победу. Прошли грозные дни. Они остались позади. Хотел бы я знать, жив ли старик товарищ Благов, ведь он первый встретился мне, когда я уходил на фронт в 1941 году, он со слезами обнял меня, поцеловал меня и на прощание сказал: Приезжай с победой». Передайте ему, что бывший редактор газеты «Сталинец» теперь имеет возможность приехать с победой. Да, Боря, мне всё же выпало счастье повоевать и в самом Берлине, где мы взяли 200 кварталов. Наконец гордых немцев «арийское племя» поставили на колени. Они теперь такие смирненькие, услужливые и не подумаешь, что вот именно они воевали против нас, что они стремились к мировому господству. Немцы теперь проклинают Гитлера, говорят, что он есть «швайн», «хунд», «шайзе» и так далее. Первоначально немцы страшно боялись нас, но теперь уже не так боятся. Геббельсовская пропаганда так сильно запугала их, много страшного рассказывала о русских. Из подполья начинают появляться немецкие коммунисты, они на руках имеют документы и оказывают помощь нам. День победы мы встретили с большой радостью, был устроен хороший банкет, выпили лучшего вина, зажарили самых лучших поросят в одном богатом имении какого-то немецкого помещика. Но день победы прошёл так же, как и боевые дни. Наверное, там в тылу, он прошёл несколько иначе, ещё более восторженней, чем у нас на фронте. Не знаю, Боря, успею ли я в нынешнем году снова с тобою искупаться на Казанке у памятника, должен бы успеть, ещё в нашем распоряжении июнь, июль и август. Ты просил меня привезти тебе какой-нибудь подарок, постараюсь привезти, дорогой мой друг. Итак, передавай всем привет от меня и особо передай Ольге Ивановне, Федосье Ивановне и всем сотрудникам редакции. Твой друг Митя.»

Авторская ремарка: «Это письмо, исполненное радостью победы, 16 мая 1945 года написал Дмитрий Алексеевич Кузнецов, бывший редактор газеты «Сталинец» Казанского порохового завода своему другу и коллеге Борису Орешникову, редактору «Сталинца» в годы войны. Дмитрий Алексеевич прошёл всю войну, с самого её начала и до падения Берлина. В этом письме мы слышим и огромную радость от долгожданной победы, узнаём о майских событиях в далёком Берлине 1945 года, предаёмся воспоминаниям о радостных довоенных днях двух друзей и наполняемся надеждой от предвкушения скорой встречи.

Фронтовые письма ‑ это история Великой Победы, доставшейся нашему народу ужасной ценой. В уже пожелтевших и полуистлевших от времени письмах сосредоточен целый пласт бесценных исторических хроник, запечатленных непосредственными участниками тех поистине страшных лихолетий. По ним мы можем изучать исторические события, происходившие на фронтах Великой Отечественной войны, узнаем, что испытывали их непосредственные участники, какие моральные и физические страдания выпали на их долю. За каждой строчкой фронтового треугольника стоит человек. Но прошло время, и они стали архивными документами, по которым мы можем читать страницы нашей истории. А ещё ‑ это наша бесценная память, память сердца!»

Слово поэта (чтец-8): «Илья Комягин. Стихотворение

«Победный май»

Звенящий Сорок пятый год:

Его так долго ждал народ.

Цветёт черёмуха, сирень,

Встречает утро новый день.

Победный май. Сады в цвету.

Старинный прадеда альбом

И пожелтевший снимок в нём:

На фото худенький мальчишка.

Курносый нос, смешная стрижка,

На заднем плане дом и сад:

Отсюда много лет назад

Ушёл мой прадед на войну,

Оставив бабушку одну

С детьми грудными на руках

И сединою на висках…

Простым солдатом он на фронте

Был прикреплён к пехотной роте.

Отход отряда прикрывал,

В бою он смертью храбрых пал!

Был пулями сражён мгновенно.

Медалью награждён посмертно.

Лист отрывной календаря,

Обожжены его края.

А в центре прадеда рукой

Написан текст с передовой:

«Ведём борьбу за Сталинград.

Осталось только пять гранат.

Но верю я, что победим.

Врагу ни пядь не отдадим!».

Звенящий Сорок пятый год.

Как много лет прошло с тех пор…

Цветёт черёмуха, сирень,

Встречает утро новый день.

Победный май. Сады в цвету.

Спасибо, прадед, за страну!

За мир, что смог ты отстоять,

Чтоб мирно жили мы опять!

Авторская ремарка (завершающая): «Мы не должны забывать, какой ценой была достигнута наша победа, какой ценой был сохранен мир. Нашему поколению стоит брать пример с ещё живых, и почитать уже ушедших от нас героев Великой Отечественной войны. Они подарили всем нам будущее. А без знания своего прошлого, никогда не будет будущего. Вечная память героям Священной войны! Это меньшее из того, что можем сделать мы для них: Помнить!»

---------------------------------------ЗАНАВЕС-----------------------------------------------



При написании пьесы были использованы материалы книги «Письма с фронта 1941-1945 гг.» издательства «Гасыр», Казань, 2010 г.; материалы (фронтовые письма и стихи) группы «Бессмертный полк России» сети ВКонтакте; материалы (тексты) фронтовых сводок Советского Информбюро; стихотворения поэтов-фронтовиков Юлии Друниной, Иосифа Уткина, Константина Симонова, Мусы Джалиля, Геннадия Паушкина. а также стихотворения поэтов блокадного Ленинграда Ольги Берггольц и Анатолия Молчанова.




Получите в подарок сайт учителя

Предмет: Классному руководителю

Категория: Прочее

Целевая аудитория: 9 класс

Автор: Бикмина Римма Наилевна

Дата: 26.12.2019

Номер свидетельства: 533615

Получите в подарок сайт учителя

Видеоуроки для учителей

Курсы для учителей

ПОЛУЧИТЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО МГНОВЕННО

Добавить свою работу

* Свидетельство о публикации выдается БЕСПЛАТНО, СРАЗУ же после добавления Вами Вашей работы на сайт

Удобный поиск материалов для учителей

Ваш личный кабинет
Проверка свидетельства