kopilkaurokov.ru - сайт для учителей

Создайте Ваш сайт учителя Курсы ПК и ППК Видеоуроки Олимпиады Вебинары для учителей

Статья на темуРОЛЬ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ XV-XVI ВВ. В СТАНОВЛЕНИИ КАЗАХСКОГО ЭТНОСА

Нажмите, чтобы узнать подробности

в статье рассмотрены воппросы становления казахской государственности. Указаны взгляды историков на проблему этногенеза казахского народа.

Просмотр содержимого документа
«Статья на темуРОЛЬ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ XV-XVI ВВ. В СТАНОВЛЕНИИ КАЗАХСКОГО ЭТНОСА»

УДК 954.0


РОЛЬ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ XV-XVI ВВ. В СТАНОВЛЕНИИ КАЗАХСКОГО ЭТНОСА


Бакетова А.А.

(студентка группы И(о)-09)



История развития государственности на территории Казахстана в древности и средневековье является одной из актуальных проблем современной казахстанской историографии. Важнейшим этапом формирование казахской нации и казахской государственности является позднее средневековье. В ХIV-ХV вв. завершился многовековой процесс формирования казахской народности и сложения ее этнической территории, фактически в тех же пределах, в которых размещались казахи в последующие века. Этническую основу казахской нации и ряда других тюркских народностей региона Центральной Азии, евразийских степей, также сложившихся к середине второго тысячелетия (кыргызов, узбеков, ногайцев, татар, каракалпаков и др.), составили многочисленные разноязыкие в прошлом - иранские, тюркские, монгольские - племена и народы, от скифов, сарматов, саков, усуней, кангюев, гуннов, тюрков, тюргешей, огузов, карлуков, кимаков, кыпчаков до найманов, аргынов, кереев, конгратов, жалаиров, дулатов, мангытов и других этносов, обитавших в разные периоды на территории Казахстана и смежных областей.

В научной литературе утвердилось понимание этноса (т. е. народа - племени, народности, нации), как «исторически сложившейся, устойчивой совокупности людей, обладающей не только общими внешними физическими чертами, но и относительно стабильными особенностями культуры (включая язык) и психики, а также сознанием своего единства и обособленности от других этнических групп (т. е. самосознанием), закрепленным в самоназвании (этнониме). Для формирования этноса и дальнейшего сохранения его целостности важнейшее значение имеет единство территории его расселения. Чтобы у людей появились общие черты, выделяющие их из числа других этносов, они должны непрерывно, длительно общаться друг с другом, а это возможно лишь при условии их расселения, по крайней мере, в период формирования, консолидации этноса, в пределах единой, постоянной территории».

Вопросы изучения прошлой истории народа, особенно таких ее проблем, как становление и развитие его государственности, этнической и государственной территории, общественно-политической, социально-культурной жизни и, прежде всего формирование, сложение самого этноса (народности, нации) всегда стояли не только перед профессиональными историками.Так как, на сегоднейший день существуют весьма различные теории выдвигающие свою версию вопросу происхождения казахского народа.

В трудах русских дореволюционных исследователей, в частности В.В. Вельяминова-Зернова, который первым высказал мнение, что образование казахской народности было связано со становлением казахской государственности, в том числе с откочевкой Жаныбека и Гирея, исследователи XX столетия уделяли большое внимание проблеме этногенеза казахов в тесной связи с историей становления казахского государства [1, с.139].

В работах В. В. Бартольда смысл этнонима «казак» в значении людей, ведущих вольный и свободный образ жизни, увязывался с откочевкой Жаныбека и Гирея. В «"Истории турецко-монгольских народов» В.В. Бартольд пишет: «От узбеков в том же XV веке отделились казаки, восставшие против хана Абулхаира и за это получившие свое название. Казаком тогда называли человека, отделившегося от своего рода и племени, в том числе члена династии, потерпевшего неудачу в борьбе за престол, но не отказавшегося от своих прав и во главе шайки приверженцев, пользовавшегося каждым случаем для нападения на своих счастливых соперников» [1, с.144].

В 1920-х гг. появились работы А.П. Чулошникова и М. Тынышпаева, которые характеризовались диаметрально противоположными мнениями как по вопросу о времени сложения казахского народа, так и по вопросу о роли Казахского ханства в этногенезе казахов [2, с.258].

Чулошников А.П. считает истинной объединительницей казак-киргизкого народа и первой созидательницей из трех орд единого политического центра личность Хаккназар-хана. Отнеся, таким образом, время окончательного сложения казахской народности к середине XVI в [2, с.259].

С деятельностью Хаккназар-хана связывал становление независимого казахского государства и М. Тынышпаев, который, будучи сторонником точки зрения, что казахи как этнос появились в домонгольскую эпоху, считал, что казахи в конце XIV в. переселились из Причерноморья в низовья Волги, куда и принесли старое название «казак» и новое «ногай». В эпоху распада Золотой Орды «сравнительно небольшой осколок джаныбековской группы, состоящей из алчынов, аргынов, кереев, кыпчаков и джалаиров, оторвавшись от главной массы ногаев, в отличие от последних стала называться казаками. Это первое более или менее оформившееся удельное казахское ханство в составе Золотой Орды» [3, с.149]. Таким образом, указывая на древнее происхождение народа «казак», Тынышпаев считал, что Казахское ханство сложилось гораздо позднее.

В середине XX в. вновь большой интерес вызывают различные аспекты проблемы этногенеза и политогенеза казахов, в том числе роль откочевки Жаныбека и Гирея в образовании Казахского ханства. Одним из первых, кто выступил против преувеличения роли откочевки Жаныбека и Гирея в образовании Казахского ханства и в образовании казахской народности был В.Ф. Шахматов. В частности, В.Ф. Шахматов считал, что это событие не имело того значения в образовании казахского народа, которое ему приписывалось в исторической литературе: «В Моголистан фактически ушла лишь часть верхушки узбекского ханства с незначительным количеством кочевников. Самое большее, что выпало на долю Джанибека и Гирея, это образование небольшого, зависимого от Моголистана владения, значительно меньшего, чем узбекский союз» [4, с.98].

По поводу сущности откочевки Жаныбека и Гирея, и роли откочевки, как в образовании казахского ханства, так и в образовании казахской народности в последующее время высказывались различные мнения. Не углубляясь в вопрос о сущности данного политического прецедента, остановимся на различных идеях по поводу влияния этого события на этнические процессы, в эту эпоху и процесс становления казахского государства.

К преуменьшению значения откочевки в образовании казахского ханства были склонны А.А. Семенов и С.К. Ибрагимов. Так А.А. Семенов исследовав источники по этому периоду приходит к выводу, что уход Жаныбека и Гирея в долину реки Чу был лишь эпизодом в истории узбеков-казахов и что перекочевка эта не охватывала весь народ, а лишь его небольшие части [5, с.119].

С точки зрения методики исследования несомненное предпочтение следует отдать работам С.К. Ибрагимова, который один из первых среди казахстанских востоковедов приступил к выявлению, переводу и анализу персидских и тюркских источников, содержащих значительное число конкретных данных по этнической и политической истории Казахстана в XV-XVI вв. На основе серьезного анализа и сопоставления данных письменных источников С.К. Ибрагимов приходит к выводам, близким мнению А.А. Семенова. Так С.К. Ибрагимов, отметив, что все идеи по поводу откочевки Жаныбека и Гирея исходят из единственного источника – «Тарих-и-Рашиди» Мирзы Мухаммада Хайдара Дулати. Исследователь сопоставил сведения других восточных источников, а именно «Тарих-и-Абул-Хайр-хани» Масуда ибн Усмана Кухистани, «Шайбани-наме» Бинаи, «Мих-ман-наме-йи Бухара» ибн Рузбихана и пришел к выводу, что уход Жаныбека и Гирея не сыграл важной роли в политической жизни племен, населявших узбекский улус [6, с.123].

Не связывал с откочевкой Жаныбека и Гирея образование казахской государственности другой известный исследователь - В.П. Юдин. Однако данному политическому событию ученый придает большое значение в истории формирования казахской народности, поскольку, по мнению ученого, только откочевка Жаныбека и Гирея наполнила слово «казак» этническим содержанием: «Говорят и пишут иногда, что нельзя переоценивать значение откочевки. Но нельзя и недооценивать. Хотя бы потому откочевка Джанибека и Гирея имеет выдающееся значение в истории казахского народа, что именно она дала ему его имя». Исследования В.П. Юдина также характеризуются привлечением большого количества нормативных источников. Учитывая скрупулезный подход В.П. Юдина в изучении сведений восточных источников, оригинальные предположения востоковеда заслуживают большого внимания и доверия [6, с.128].

Таким образом, сложившееся в русской дореволюционной историографии представление о том, что откочевка Жаныбека и Гирея с частью племен узбекского улуса явилась началом казахской государственности и венцом процесса образования казахской народности, в исследовательской литературе второй половины XX в. вызвало критическую реакцию и было подвергнуто сомнению.

К современным исследователям, серьезно изучавшим роль откочевки Жаныбека и Гирея в образовании казахского ханства, несомненно, можно отнести К.А Пищулину. К.А. Пищулина считает, что образование казахского ханства не было связано только с откочевкой Жаныбека и Гирея, а было обусловлено всем хозяйственным, социальным, политическим и этническим развитием средневекового Казахстана. В то же время, К.А. Пищулина выступает против принижения значения откочевки. По мнению К.А. Пищулиной. Эта откочевка сыграла большую роль в истории Юго-Восточного Казахстана и Моголистана, и стала важным событием на пути образования Казахского ханства. Оценивая откочевку как массовое проявление недовольства кочевников, К.А. Пищулина считает, что откочевка племен из Центрального и Южного Казахстана во главе с Жаныбеком и Гиреем способствовала политическому объединению этих племен с племенами Старшего жуза, образованию Казахского ханства и, в конечном счете, консолидации казахской народности. По мнению исследователя, в специфических условиях кочевого общества казахская народность, в основном уже сложившаяся к XV в., выступала в виде союза племен и родов. Однако в указанный период предстает качественно новый этнический массив (а не простая сумма родов и племен) сознающая свою этническую общность. Особо отчетливо это проявилось во второй половине XV в., при образовании Казахского ханства, постепенном закреплении этнонима «казак» и названии территории «Казакстан», отмеченного в первой половине XVI в. Зайн-ад-дином Васифи. То, что уже в XV в. авторы оперируют этнонимом «казак» говорит о том, что появляется этот термин, и тем более общность, которую он означал раньше. Как считает К.А. Пищулина, процесс сложения народности, точнее, завершения его, падает на XIV-первую половину XV в., то есть на период укрепления Ак-Орды при ханах Ерзене, Урусе, Бараке и на время независимого существования Моголистана. Выход казахской народности из состава Ак-Орды и Моголистана (а также ханства Абулхайр-хана и Ногайской Орды) во второй половине XV-начале XVI вв. фактически уже сложившейся, хотя и в виде трех жузов, свидетельствует о том, что предпосылки для ее этнического вызревания существовали намного раньше образования этих государств. Таким образом, разобщенность частей складывавшейся казахской народности в государствах Ак-Орда, Моголистан и Ногайская Орда закрепила издавна определившееся, в силу естественно-географических особенностей территории древних этнических центров, разделение формирующейся народности на жузы . Пищулина К.П. Юго-восточный Казахстан в середине XIV - начале XV веков (вопросы политической и социально-экономической истории) [7, с.281].

Признавая в качестве одного из основных факторов, способствовавшего образованию Казахского ханства появление этнической общности, сознающей свое единство, но разобщенной в пределах нескольких государств, К.А. Пищулина ставит под сомнение постулат о том, что Казахское ханство было непременным этноинтегрирующим фактором в этногенезе казахов на завершающем этапе.

Подобную точку зрения встречаем и в новейших исследованиях, в частности Е. Абиля и Н.А. Атыгаева. В статье «К вопросу о причинах образования казахского ханства» Е. Абиль наряду с причинами экономического, политического и экологического характера, отмечает особое значение этнических процессов в образовании Казахского ханства. Е. Абиль считает, что в конце 50-60-х гг. XIV в. на Сыр-Дарье формируется субэтнос «ногайлы». Постепенно термин «ногай» начинает вытеснять древний этноним «кыпчак» и заменять его. Тогда же появляется такой субэтнос как «алаш»- население слабо исламизированного левого крыла Улуг-Улуса. Продолжение этнического кризиса, сопровождавшегося передвижкой кочевого населения, приводит к образованию субэтноса с названием «казак» или «казах», существовавшим тогда наряду с собирательным названием для всего кочевого населения Улуг-улуса – «узбек». По мнению Е. Абиля, единый этнос, носивший название «кыпчак» (XIII-XIV вв.), «ногай» (XIV-XV вв.) и «узбек» (XIV-XV вв.) уже существовал и в XVI веке происходит лишь закрепление за ним общего этнонима «казак», а за страной им населенной – «Казахстан» [8, с.17].

Таким образом, на вопрос о том являлось ли государство (Казахское ханство) этнообразующим фактором или этноинтеграционные процессы (или появление нового этноса) требовали создания единого государственного организма в исторической литературе однозначного ответа нет.

В 1980-е гг. наряду с преобладанием теории этноса как этносоциального организма и диахронным методом в исследовании этногенеза казахов появляется и так называемый синхронный (системный) метод, выделивший в качестве первостепенной задачи исследование механизмов и закономерностей этногенетических процессов.

Этот подход наиболее полно обоснован в ряде исследований Н.Э. Масанова. Считая главным системообразующим элементом в этнической истории человечества среду обитания, Н.Э. Масанов уделяет большое внимание экологическим аспектам этногенеза казахов. В частности, Н.Э. Масанов отмечает, что генезис этнических общностей непосредственно связан с территорией их расселения и, собственно, наличие этнической территории является обязательным условием возникновения любого этноса. Поэтому, вслед за Ю.В. Бромлеем исследователь считает правомерным определить этнос и среду его обитания как определенную целостность - этноэкологическую систему[9, с.285].

В работах Н.Э. Масанова важное место занимает выделение и характеристика этапов этногенеза и в частности, завершения процесса этногенеза казахов. В исследованиях более раннего периода ученый отмечает, что «этногенетический процесс вступил в фазу кристаллизации в середине второго тысячелетия в связи с функционированием ряда кочевых этнополитических объединений, которые детерминированили образование новой этнической общности – казахов». Значение миграционных процессов резко снизилось, в изоляцию попали не только номады, но и население многих оазисов и речных долин, в результате чего происходит окончательная консолидация попавших в эту ситуацию групп населения». Считая, что этногенез кочевых народов Евразии является своего рода зеркальным отражением процесса эволюции кочевого хозяйственно-культурного типа, исследователь приходит к выводу, что в середине второго тысячелетия нашей эры в пустынно-степных районах Евразийского континента появилась новая хозяйственно-культурная общность - казахи с четко выраженным групповым самосознанием и групповым самоназванием (казак) [9, с.285].

В целом, данная теория позволяет сделать вывод об этноинтегрирующей фунции не государства и политических событий, а кочевого хозяйственно-культурного типа, что само по себе для исторической литературы 80-х гг. не было новым, но для казахстанской историографии можно считать определенным прорывом в исследовании этногенеза казахов.

Теория о главенствующей роли государства в этногенезе казахов родилась достаточно давно. С появлением работы В.В. Вельяминова-Зернова в русской историографии утвердилось представление о том, что решающая роль в образовании казахского народа принадлежит откочевке Жаныбека и Гирея, ознаменовавшей образование Казахского ханства.

Анализ исследований советских и казахстанских историков вырисовывается несколько точек зрения, как на роль данной откочевки, так и на роль государства в этногенезе казахов на завершающем этапе. Если говорить о роли политического прецедента, то часть ученых была склонна преуменьшать роль данной откочевки и в образовании Казахского ханства и в образовании казахской народности.

Другая часть ученых стремится доказать, что именно этой откочевке казахский народ обязан появлением своего этнического наименования. Часть исследователей считала откочевку Жаныбека и Гирея решающим этапом в процессе образования Казахского ханства [9, с.258].

Следует отметить, что образование Казахского ханства не было связано только с откочевкой Кирея и Джанибека, а было обусловлено всем хозяйственным, социальным и политическим развитием средневекового Казахстана и особенностями этнической истории казахов. Данная откочевка является событийным отражением одного из важных этапов этих процессов. Именно тогда, в ходе исторических событий, имевших место во второй половине XV-начале XVI в., установилось современное название казахской народности.

Таким образом, история Казахстана в XV-XVI вв. знаменамельна, во-первых, тем что к этому периоду завершился процесс сложения казахской народности. В этот период казахский народ принимает свое современное самоназвание, вступает под этим самоназванием в контакты с соседними странами и народами и утверждает в истории свою особую роль.

Вторым знаменательным моментом в истории Казахстана этого времени является то, что в данный период окончательно оформляется казахская государственность с определенной территорией, с определенным этническим составом.

Становление и развитие казахской государственности в регионе средневекового Казахстана имело важнейшее значение для сложения и консолидации, сохранения целостности казахского этноса на длительном пути его развития.


Литература:

  1. Бартольд В.В. Двенадцать лекций по истории турецких народов // Бартольд В.В. Сочинения. Т. 5. - Москва, 1968. – 183с.

  2. Чулошников А.П. Очерки по истории казак-киргизского народа в связи с общими историческими судьбами других тюркских племен.-Оренбург. 192о4.- 350с.

  3. Тынышпаев М. Материалы к истории киргиз-казакского народа.-Ташкент, 1925.-220с.

  4. Шахматов В.Ф. К вопросу об этногенезе казахского народа // Известия АН Казахской ССР. Серия историческая. -Алма-Ата, 1950. Вып. 6. - С. 98-99.

  5. Семенов А. А. К вопросу о происхождении и составе узбеков Шейбани-хана // Материалы по истории таджиков и узбеков Средней Азии. Выпуск I. Труды Института истории, археологии и этнографии АН Тадж.ССР. Т. XII. - Сталинабад, 1954.- 185с.

  6. .Ибрагимов С.К. Новые материалы по истории Казахстана XV-X VI веков//История СССР.-Москва, I960.- 189с.

  7. Пищулина К.П. Юго-восточный Казахстан в середине XIV - начале XV веков (вопросы политической и социально-экономической истории). -Алма-Ата, 1977. – 254с.

  8. Абиль Е.А. К вопросу о причинах образования Казах­ского ханства // Мир на рубеже тысячелетий: история, философия, политология, право. Материалы региональной научно-практической конференции. - Костанай, 2001. - С. 17.

  9. Масанов Н.Э. Кочевая цивилизация казахов: основы жизнедеятельности номадного общества. - Москва -Алматы, 1995.- 259с.



























Получите в подарок сайт учителя

Предмет: История

Категория: Прочее

Целевая аудитория: Прочее

Скачать
Статья на темуРОЛЬ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ XV-XVI ВВ. В СТАНОВЛЕНИИ КАЗАХСКОГО ЭТНОСА

Автор: Дюсембина Аида Амировна

Дата: 15.09.2018

Номер свидетельства: 477851

ПОЛУЧИТЕ БЕСПЛАТНО!!!
Личный сайт учителя
Получите в подарок сайт учителя


Видеоуроки для учителей

Курсы для учителей

ПОЛУЧИТЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО МГНОВЕННО

Добавить свою работу

* Свидетельство о публикации выдается БЕСПЛАТНО, СРАЗУ же после добавления Вами Вашей работы на сайт

Удобный поиск материалов для учителей

Ваш личный кабинет
Проверка свидетельства