kopilkaurokov.ru - сайт для учителей

Создайте Ваш сайт учителя Курсы ПК и ППК Видеоуроки Олимпиады Вебинары для учителей

Методическая разработка исследования "ГЕРОИЧЕСКАЯ ОБОРОНА ОСОВЕЦКОЙ КРЕПОСТИ В ХОДЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Нажмите, чтобы узнать подробности

Предлагается  возможный вариант исследования обороны Осовецкой крепости с использованием широкого круга источников. Исследование может быть использовано как учебный материал. 

Вы уже знаете о суперспособностях современного учителя?
Тратить минимум сил на подготовку и проведение уроков.
Быстро и объективно проверять знания учащихся.
Сделать изучение нового материала максимально понятным.
Избавить себя от подбора заданий и их проверки после уроков.
Наладить дисциплину на своих уроках.
Получить возможность работать творчески.

Просмотр содержимого документа
«Методическая разработка исследования "ГЕРОИЧЕСКАЯ ОБОРОНА ОСОВЕЦКОЙ КРЕПОСТИ В ХОДЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ»


ГЕРОИЧЕСКАЯ ОБОРОНА ОСОВЕЦКОЙ КРЕПОСТИ В ХОДЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ



СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1.ИСТОРИЯ И СТРАТЕГИЧЕСКАЯ

ЗАДАЧА КРЕПОСТИ ОСОВЕЦ

    1. ИСТОРИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА


1.2..ГЕРОИ ОСОВЕЦКОЙ КРЕПОСТИ


ГЛАВА 2. ОБОРОНА ОСОВЕЦКОЙ КРЕПОСТИ

2.1. ОБОРОНА КРЕПОСТИ

2.2. «АТАКА МЕРТВЕЦОВ»

2.3. ОСОБЕННОСТИ ОБОРОНЫ КРЕПОСТИ ОСОВЕЦ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

ПРИЛОЖЕНИЯ


















ВВЕДЕНИЕ



28 июля 2014 года будет отмечаться столетие начала Первой мировой войны. Эту войну в Европе называли по-разному: Четырёхлетней, Большой, Великой Европейской; в СССР - Второй Отечественной (под Первой Отечественной подразумевалась война 1812 года), Австро-Германской, позже – Империалистической. А ещё траншейной, окопной, позиционной. И только после начала Второй мировой в 1939 году стали именовать так, как записано в современной исторической литературе – Первая мировая война.

Первая мировая война - событие, перевернувшее все мироустройство, захватившее в водоворот боевых действий чуть ли не половину мира - 38 из существовавших в то время 59 независимых государств. Война привела к развалу могущественных империй и, как следствие, к волне революций, прежде всего в Европе. Первая мировая война ознаменована тем, что впервые в истории человечества было применено химическое оружие, масштабное использование танков и авиации, итогом стало самое большое количество человеческих жертв.

Исход этой войны стал трагичным для Российской империи - революция, братоубийственная гражданская война, раскол страны, утрата веры и тысячелетней культуры, раскол всего общества на два непримиримых лагеря. Проблема вопроса заключается в том, что на фронтах Первой мировой Российская империя потеряла 600 тысяч солдат и офицеров, при этом СССР оставался единственной страной среди стран - участниц Первой мировой, где не было ни одного памятника погибшим в ней. Память об этом важнейшем для общей постсоветской страны событии занимает незаслуженно скромное место в историческом сознании, хотя по степени влияния на дальнейший ход российской и всемирной истории события 1914–1918 годов имеют огромное значение, так как предопределила и будущую Вторую мировую войну.

Главная причина незаслуженного забвения Первой мировой войны в том, что она подверглась в советское время искажённым идеологизированным трактовкам. В школьных и институтских учебниках истории советского периода эта война охарактеризована как «империалистическая», «несправедливая» и «ненужная народу». В рамках революционной исторической школы, заложившей классовый подход к истории, всё, что было до революции, считалось борьбой за ложные и враждебные «трудящимся» интересы, а Первая мировая война представлялось «преступной империалистической бойней».

Сегодняшним поколениям всех народов постсоветского пространства необходимо бережно восстанавливать историю о событиях Первой мировой войны. Важно сохранять память о ее героях, о патриотизме народа, его моральных и духовных ценностях, по достоинству оценить подвиг наших предков, осознать истинное значение событий 1914–1918 годов для истории. Принято считать, что Первая мировая война, поскольку велась Российской империей, к Беларуси имела отдаленное отношение. Между тем, именно Беларусь стала ареной боевых действий в 1915–1918 гг. Именно западные рубежи Российской империи стали преградой на пути германского экспансионизма. Ярчайшим примером героизма и самопожертвования во имя Отечества в ходе Первой мировой войны является защита Осовецкой крепости.

Цель исследования: изучить историю героической обороны Осовецкой крепости в ходе Первой мировой войны

Задачи:

  • Ознакомиться с историей строительства и стратегическим назначением Осовецкой крепости;

  • Исследовать боевые действия в районе Осовецкой крепости в сентябре 1914- августе 1915 гг.;

  • Раскрыть беспримерный подвиг защитников крепости;

Объект исследования: боевые действия на Восточном (германо - русском) фронте в ходе Первой мировой войны

Предмет исследования: оборона Осовецкой крепости в сентябре 1914-августе 1915 гг.

Хронологические рамки исследования: сентябрь 1914 г. - август 1915 г., то есть от начала обороны крепости и до прекращения оборонительных боёв, в связи с изменившейся стратегической необходимостью и эвакуацией гарнизона крепости 18 августа 1915 г.

В процессе исследования были использованы статьи и монографии таких авторов как Буняковский В. «Краткий очерк обороны крепости Осовец  в 1915 г.», Воронов В. «Русские не сдаются», Людендорф Э. «Мои воспоминания о войне», Смирнов C.C. «Бессменный часовой», Смольянинов  «В окопах под Сморгонью: Газовые атаки на территории Беларуси в годы Первой мировой войны». Значительную помощь при анализе и сопоставлении фактологического материала оказали Интернет-ресурсы. Но самым значительным и наиболее объективным исследованием обороны крепости является монография Хмелькова С. А. « Борьба за Осовец.», изданная в 1939 году. Но очерк представляет собой своего рода учебное пособие, а потому изобилует техническими терминами. Автор описывает устройство и состояние крепости Осовец к началу Мировой войны 1914-1918 гг. и борьбу этой крепости против германцев в 1915 г. В заключении он делает выводы, полезные для командного и начальствующего состава Красной Армии. Что касается собственно обороны крепости, то это наиболее полное и достоверное описание, так как автор сам являлся защитником Осовца. Очень интересной в плане ретроспективы является сканированная интернет – версия статьи в газете "Псковская жизнь" от 1915 года с описанием подвига псковича В.К. Котлинского, участника обороны крепости.



ГЛАВА 1.ИСТОРИЯ И СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЗАДАЧА КРЕПОСТИ ОСОВЕЦ



1.1.ИСТОРИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА


В настоящее время город Осовец находится на востоке Польши в 50-ти км от г. Белосток (с 1795 года эта территория входила в состав Российской империи, с 1918 года Польша обрела независимость). Город разделен на две части рекой Бобры.

После третьего раздела Польши, в 1795 году, у местечка Осовице началось возведение оборонительных укреплений. Район имел стратегическое значение, так как именно через Осовице пролегал единственный в этой области путь из Восточной Пруссии и Австрии в восточные районы Российской империи.По планам русского генерального штаба от 1873 года крепость Осовец должна была обеспечить защиту переправы через р. Бобры и транспортный узел Белосток от возможного удара с севера (Восточная Пруссия). Кроме того, она должна была являться восточным опорным пунктом укрепленной линии между реками Нарев и Бобры. Проектными работами руководил талантливый российский инженер-фортификатор генерал Э. И. Тотлебен. В 1877 году, в связи с подготовкой к войне с Турцией, все работы по проектированию были прекращены. Возобновились они в 1882, под руководством генерала Р. В. Крассовского. Тогда же началось строительство Центрального форта, или, как он ещё назывался, Форта № 1. В 1891 году на южном берегу реки Бобры, на расстоянии около 2 км от железнодорожного моста, возник оборонительный объект в виде неправильного шестиугольника. Площадь укрепсооружения составляла около 1 км².(ПРИЛОЖЕНИЕ I )

Главные позиции форта располагались на двух валах. Внутренний вал имел высоту 14-16 м и представлял собой открытые артиллерийские позиции. Внешний вал представлял собою пехотные стрелковые позиции. Толщина валов у основания составляла более 50 м. Форт был окружён рвом, защищённым капонирами или угловыми огневыми позициями на валах, и заполненным водой с трёх сторон, кроме северной. Северная часть укреплений возвышалась над остальными и была отделена от них невысоким валом, образуя укреплённый редут. С северо-восточной стороны форт был защищён выдвинутым пятиугольным равелином. Во внутреннем дворе форта располагались объекты инфраструктуры: казармы, склады боеприпасов и гарнизонная церковь.

Гарнизон форта состоял из 4 стрелковых рот и артиллерийского полубатальона, имевшего 60 орудий, установленных на валах. Кроме Центрального речного форта под руководством всё того же генерала Крассовского были построены ещё два форта.(ПРИЛОЖЕНИЕ II)

На северном берегу реки Бобры для защиты ж/д моста построен форт № 2 с двумя валами в форме пятиконечной лунеты размером 400×500 м, окруженный водяным рвом, защищённым тремя небольшими капонирами по углам фронтовой и фланговых сторон. Во дворе форта располагались укреплённые казармы для 1 стрелковой роты и 1 артиллерийского взвода. Перешеек форта был защищён невысоким земляным валом без боковой защиты.

В 1886 году примерно в 2 км к западу от Центрального форта было начато строительство форта № 3, значительно отличающегося от остальных. Он состоял из одного вала со стрелковыми и артиллерийскими позициями. Окружающий форт сухой ров защищался внутренними капонирами. Форт № 3 ещё назывался «Шведским», поскольку возводился вблизи перехода через реку, наведенного здесь Карлом XII в 1708 г., защита которого была его основной функцией. Позже форт № 3 был соединён с фортом № 1 двумя земляными валами высотой 3 м и рвом шириной 20-30 м.

В результате в середине местечка Осовец возник укреплённый район, внутри которого находились главные склады боеприпасов и провианта, казармы, госпиталь, ружейные мастерские, кладбище.

После 1885 г. европейские армии постепенно перешли на высокоэффективные артиллерийские боеприпасы, которые обесценили существовавшие к тому времени крепостные сооружения. По этой причине военное министерство Российской империи приняло план по повышению обороноспособности всех крепостей и по строительству новых. Кирпичные стены были укреплены бетонными толщиной до 2 м на песчаной подушке глубиной более 1 м. Строительство всех новых сооружений велось исключительно из бетона.

В 1891 г. было начато строительство ещё одного крепостного объекта в 3 км к западу от форта № 3. По проекту инженера Н. А. Буйницкого, с использованием рельефа местности, здесь был возведён железобетонный объект — форт № 4, или «Новый форт». Он был окружён плоским и сильно расчленённым земляным валом со стрелковыми позициями и глубоким сухим рвом. С запада ров был заполнен водой. Внутри форта находились бетонные казармы с глубокими подвалами со сводчатыми перекрытиями, где располагались укрытия и склады боеприпасов. По причине недостаточного финансирования к 1914 г. строительство объекта было не закончено. В результате этого в ходе Первой мировой войны форт служил в качестве вспомогательного объекта. Коммуникации между фортами № 3 и № 4 с южной стороны прикрывалось земляным объектом сложной формы, так называемым редутом Ломжа.

После 1900 г. к северу от железной дороги, а также у шоссейного моста были сооружены бетонные защитные укрепления, был усилен бетоном и Центральный форт № 1. На его валах и внутри них сооружена система переходов, которая была соединена с остальными частями форта подземными галереями. Эти галереи, ведущие со двора к низкому валу и капонирам, одновременно представляли собой стрелковые позиции для фланговой защиты низкого вала и подходов к нему. Для фланговой защиты главного рва были построены новые капониры, а существующие были переоборудованы. Все капониры были оборудованы электростанциями, питающими дуговые прожекторы для освещения рва. После 1905 г. форт № 2 и укрепление у железнодорожного моста были соединены водным рвом и валом с бетонными казематами.

Как результат опыта русско-японской войны 1904—1905 г. и экспериментов, проведенных в 1908 г., дальнейшее строительство крепости велось с использованием железобетона и бронедеталей, которые в то время стали применяться в российском крепостном строительстве в крепости Кронштадт. Генерал-лейтенант Н. А. Буйницкий предложил строительство современной укреплённой группы в 4 км восточнее основной крепости. Она должна была состоять из двух фортов треугольной формы и укреплённых позиций для двух батарей гаубиц кал. 152 мм. Из-за военной угрозы и нехватки средств этот проект так и не был осуществлён.

Основная задача крепости - «преградить противнику ближайший и удобнейший путь на Белосток… заставить противника потерять время или на ведение длительной осады, или на поиски обходных путей».[7] Белосток – транспортный узел, взятие которого открывало дорогу на Вильно (Вильнюс), Гродно, Минск и Брест. Так что для немцев через Осовец лежал кратчайший путь в Россию. Обойти крепость было невозможно: она располагалась на берегах реки Бобры, контролируя всю округу, в окрестностях – сплошные болота. «В этом районе почти нет дорог, очень мало селений, отдельные дворы сообщаются между собой по речкам, каналам и узким тропам, – так описывало местность издание Наркомата обороны СССР уже в 1939-м. – Противник не найдет здесь ни дорог, ни жилья, ни закрытий, ни позиций для артиллерии». [5]
Вот за эту крепость и произошла кровавая битва, которая во всей полноте подтвердила мужество и стойкость русских солдат и офицеров.



1.2.ГЕРОИ ОСОВЕЦКОЙ КРЕПОСТИ


История этой войны знает лишь два примера, когда крепости и их гарнизоны до конца выполнили поставленные перед ними задачи: французская крепость Верден и небольшая русская крепость Осовец. Гарнизон крепости героически выдержал осаду многократно превосходивших войск противника в течение полугода, и отошёл лишь по приказу командования после того, как стратегическая целесообразность дальнейшей обороны отпала

Инженер-генерал Эдуард Иванович Тотлебен 1818-1884.Известнейший российский военный инженер был потомком древнего дворянского рода германского происхождения, выходцы которого в XVIII в. переселились в Россию. Эдуард Тотлебен родился в 1818 г. в Митаве (Елгаве), в семье купца 3-й гильдии, затем семья переехала в Ригу. В Риге мальчик увлекся изучением крепостных укреплений, а летом за городом, на даче отца, с друзьями строил редуты по правилам инженерного искусства. Заметив наклонности сына, отец в 1832 г. отвез его в Петербург, где юноша поступил в инженерное училище. Учился он успешно, хотя из-за болезни сердца несколько раз был вынужден прерывать учебу. Инженерную практику Тотлебен получил в Рижской инженерной команде, затем в гренадерском саперном батальоне в Динабурге, а с 1840 г. он служил поручиком в учебном саперном батальоне близ Петербурга. В 1847 - 1849 гг. Тотлебен находился на Кавказе, где он занимался инженерным обеспечением боевых действий отряда Князя Аргутинского-Долгорукова. Талант Тотлебена как военного инженера раскрылся в Крымскую войну 1853 - 1856 гг. В январе 1854 г. он был направлен в главную квартиру Дунайской армии и стал самым деятельным помощником Шильдера в инженерном обеспечении переправы русских корпусов князя М.Горчакова через Дунай.

В августе 1854 г. прибыв в Севастополь, укрепляет береговую линию обороны.

Тотлебен был инициатором обучения саперному искусству личного состава пехоты, кавалерии и артиллерии. В 1869 г. он был удостоен высшего инженерного чина - звания инженер-генерала, в 1871 г.- ордена святого Александра Невского. В следующем году он завершил работу над двухтомным трудом "Описание обороны г. Севастополя". После введения закона о всеобщей воинской повинности (1874 г.) руководил реорганизацией инженерных войск.

Затем были русско-турецкая война 1877 - 1878 гг. и Плевна, принесшие герою Севастопольской обороны новую славу - на этот раз не за противодействие осаде, а за успешные осадные действия.

За заслуги в войне Эдуард Иванович был награжден орденами святого Георгия 2-й степени и святого Андрея Первозванного, а по случаю 25-летия со дня первой бомбардировки Севастополя (5 октября 1879 г.) возведен в графское достоинство. С 1879 г. он - член Государственного совета, временно занимал пост генерал-губернатора Одессы и командующего войсками Одесского военного округа, в 1880 г. был назначен на аналогичный военно-административный пост в Северо-Западный край, в Вильну. Талантливый российский инженер-фортификатор генерал Э. И. Тотлебен руководил проектными работами по созданию Осовецкой крепости.

Осенью 1882 г. Эдуард Иванович выехал за границу для лечения, но недомогания его усиливались, и 19 июня 1884 г. он скончался в местечке Зоден близ Франкфурта-на-Майне. Тотлебен был похоронен в Риге, но через несколько месяцев, с согласия семьи, его прах был перевезен в Севастополь и захоронен на Братском кладбище, рядом с могилами других героев Крымской войны.

Нестор Алоизиевич Буйницкий (1863, Санкт-Петербург — 1914) — русский военный инженер, генерал-майор, заслуженный профессор, постоянный член инженерного комитета главного инженерного управления, также перед войной служил в крепостном управлении генштаба Окончил 2-ю военную гимназию, Николаевское инженерное училище и Николаевскую инженерную академию (1889). Направлен военным инженером в крепость Осовец, где в течение 4 лет участвовал в создании оборонительных сооружений.


В 1893 году был назначен репетитором по фортификации в Николаевской инженерной академии и через два года защитил диссертацию на звание преподавателя. Сотрудничал в «Инженерном журнале», «Военном сборнике», «Артиллерийском журнале», в «Энциклопедическом Словаре» Брокгауза и Ефрона, «Энциклопедии военных и морских наук» и «Военной энциклопедии».

С 1909 был постоянным член Инженерного комитета, Главный инженер управления. До Первой мировой войны работал в Крепостном управлении Генерального штаба. Участвовал в строительстве крепостей. Внёс крупный вклад в развитие русского военно-инженерного искусства, в частности был сторонником группового расположения фортов с применением в них башенных установок и броневых закрытий. Являясь выдающимся специалистом по вопросам фортификации, одновременно был талантливым военным писателем в этой области. Нестор Алоизиевич, погиб декабря 1914 года.

Карл-Август Александрович Шульман (1861—1918) — генерал-лейтенант, участник Первой мировой войны, комендант крепости Осовец. Родился 16 августа 1861 года в Гельсингфорсе, происходил из дворян Великого княжества Финляндского. Образование получил в Техническом училище морского ведомства, после чего 13 сентября 1876 года был зачислен во 2-е военное Константиновское училище. Выпущен 8 августа 1881 года подпоручиком в армейскую пехоту с прикомандированием к лейб-гвардии Измаловскому полку. 7 февраля 1883 года зачислен в Измайловский полк с переименованием в прапорщики гвардии. 30 августа 1884 года произведён в подпоручики и 30 августа 1885 года — в поручики. Успешно сдав вступительные экзамены в Николаевскую академию Генерального штаба Шульман в 1888 году окончил её, причём 31 марта 1888 года за успехи в науках был произведён в штабс-капитаны. 26 ноября того же года с производством в капитаны был назначен старшим адъютантом 7-й пехотной дивизии. С 9 октября 1889 года по 30 августа 1892 года отбывал цензовое командование ротой в 38-м пехотном Тобольском полку, после чего был произведён в подполковники и назначен старшим адъютантом штаба Варшавского военного округа. С 6 сентября 1893 года занимал должность начальника строевого отдела штаба Новогеоргиевской крепости и 24 марта 1896 года получил чин полковника. С 1 мая по 1 сентября 1897 года для прохождения служебного ценза командовал батальоном в 3-м Новогеоргиевском крепостном пехотном полку. 2 апреля 1898 года назначен начальником штаба Керченской крепости, а 14 октября 1899 года перемещён на аналогичную должность в Севастополь. 20 мая 1903 года Шульман возглавил 50-й пехотный Белостокский полк, с 22 апреля 1906 года был начальником штаба Кронштадтской крепости. Произведённый 2 апреля 1906 года в генерал-майоры Шульман 6 марта 1909 года был назначен комендантом крепости Осовец и 30 июля 1911 года был произведён в генерал-лейтенанты (со старшинством от 25 марта 1912 года, по другим данным — со 2 апреля).


Осовецкой крепостью Шульман командовал и до января 1915 года, Высочайшим приказом от 27 сентября 1914 года он был награждён орденом св. Георгия 4-й степени За успешное руководство обороной крепости Осовец во время бомбардирования её из орудий превосходного калибра и дальности.

14 сентября 1915 года Шульман был назначен командующим 30-й пехотной запасной бригадой, а в начале 1916 года возглавил 36-ю запасную пехотную бригаду. С 17 июля 1916 года командовал 102-й пехотной дивизией, с 10 октября того же года состоял в резерве чинов при штабе Киевского военного округа (по непроверенным данным был произведён в чин генерала от инфантерии). Скончался в 1918 году.

Николай Александрович Бржозовский (20.12.1857 — не ранее 1920) — русский военачальник, генерал-лейтенант. Участник русско-турецкой войны 1877—1878, китайского похода (1900—1901), русско-японской войны, первой мировой войны, гражданской войны в России.Из дворян. Образование получил в Полоцкой военной гимназии. В службу вступил 01.09.1874. Окончил 2-е военное Константиновское училище. Выпущен Прапорщиком (ст. 10.08.1876) в 16-ю артиллерийскую бригаду. Участник русско-турецкой войны 1877-78. Подпоручик (ст. 26.12.1877). Поручик (ст. 18.12.1878). Штабс-Капитан (ст. 12.11.1884). Капитан (ст. 13.12.1892). Командовал ротой 14 л. 2 м; осадной артиллерийской ротой (14.11.1900-01.06.1901).

Участник похода в Китай 1900-01. Подполковник (пр. 1901; ст. 15.06.1901; за боевые отличия). Участник русско-японской войны 1904-05. Полковник (пр. 1905; ст. 09.08.1904; за боевые отличия). Ранен и контужен. Командир Ломжинской крепостной артиллерией (24.07.1906-20.12.1911). Генерал-майор (пр. 1911; ст. 20.12.1911; за отличие). С 20.12.1911 начальник Осовецкой крепостной артиллерией. Участник мировой войны. Награжден орденом Св. Георгия 4-й степени (ВП 21.03.1915). Комендант Осовецкой крепости (с 08.04.1915). Во время осады крепости предложил немецкому парламентеру, предлагавшему сдать крепость, остаться в ней во время штурма с условие, что если штурм будет неудачным, немца повесят. Крепость устояла. Генерал-лейтенант (пр. 06.12.1915; ст. 07.08.1915). На 10.07.1916 в том же чине и должности. Командир 44-го армейского корпуса (07.1916-22.04.1917).

Участник Белого движения на юге России. 10.07.1919 г. прибывает на службу в войска Северной области в распоряжение Генерал-Губернатора Северной Области. с 17.07.1919 г. состоял в резерве чинов при штабе Главнокомандующего. 21.07.1919 г. назначен начальником гарнизона г. Архангельска и окрестностей. 01.09.1919 г. назначен заместителем Генерал-Губернатора Северной Области. 28.09.1919 г. назначен начальником обороны г. Архангельска. Председатель Георгиевской Думы Северной области. В эмиграции. 20.04.1920 г. прошёл регистрацию в военном лагере Варнес (Норвегия). В 20-х гг. проживал в Югославии. Генерал- майор Бржозовский покинул опустевшую крепость последним.

Хмельков, Сергей Александрович (1879 — 9 февраля 1945) — Российский, советский военный инженер-фортификатор, доктор технических наук, профессор, генерал-лейтенант инженерных войск, Заслуженный деятель науки и техники РСФСР, основоположник теории построения фортификационных оборонительных сооружений в виде узлов сопротивления долговременных укрепленных позиций (укрепленный район). В 1911 году Хмельков С. А. окончил Николаевскую Инженерную академию. В Первую мировую войну принимал участие в обороне крепости Осовец, был дважды контужен, во время химической атаки на крепость получил отравление газами. С 1919 по 1945 годы служил в Военно-инженерной академии РККА (с 1935 года Военно инженерная академия им. В. В. Куйбышева). Занимал должности преподавателя, помощника Инспектора инженеров полевого штаба РВС, принимал непосредственное участие в проектировании фортификационных сооружений, инспектировал ход строительства. Успешно защитил диссертацию по теме обороны крепости Осовец, и получил ученое звание профессор. В 1920 году Хмельков С. А. впервые выдвинул идею организации фортификационных укреплений в виде укрепленных районов. Он доказал нецелесообразность организации обороны с опорой на крепости в современных условиях и взамен крепостей предложил фортификационные оборонительные сооружения в виде узлов сопротивления долговременных укрепленных позиций, получившие наименование укрепленных районов. С 1920 по 1926 год работал над развитием теории укрепленного района, результаты исследований изложил в работе «Узлы сопротивления современных долговременных укрепленных позиций».

С 1936 года С. А. Хмельков занимал должность начальника кафедры сухопутной фортификации и укрепленных районов Военно-инженерной академии, получает звание дивизионный инженер. 27.1.1943 года получает звание генерал-майор инженерных войск, 2.11.1944 генерал-лейтенант инженерных войск. С. А. Хмельков является автором ряда работ по истории и теории фортификации. В том числе, его авторству принадлежит книга Борьба за Осовец, где он описывает устройство и состояние крепости Осовец к началу Мировой войны 1914—1918 гг. и борьбу этой крепости против германских войск в 1915 г.


В.К. Котлинский. Из дневника боевых действий: «Получив донесение об этом (имеется в виду занятие 1-й линии обороны) от командира 3-го батальона капитана Потапова, который сообщил, что немцы, занявшие окопы, продолжают продвигаться к крепости и находятся недалеко уже от резерва». [12] Командир полка тот час же приказал 8-й, 13-й и 14-й ротам выступить с форта на Сосненскую позицию и перейдя в контратаку выбить немцев из занятых ими наших окопов, причем 13-я рота была направлена вдоль железной дороги на 1-й участок, 8-я рота на 2-й участок, 14-я рота на 3-й и 4-й участки Сосненской позиции. 13-я рота под командованием подпоручика Котлинского, выйдя из крепости и рассыпавшись под сильным артиллерийским огнем, стала продвигаться вдоль железной дороги на встречу наступающим немецким цепям. Приблизившись к противнику шагов на 400, подпоручик Котлинский во главе со своей ротой бросился в атаку. Штыковым ударом сбил немцев с занятой ими позиции, заставив их в беспорядке бежать...
Не останавливаясь, 13-я рота продолжала преследовать бегущего противника, штыками выбила его из занятых им окопов 1-го и 2-го участков Сосненских позиций. Вновь заняли последнюю, вернув обратно захваченные противником наше противоштурмовое орудие и пулеметы. В конце этой атаки подпоручик Котлинский был смертельно ранен и передал командование 13-й ротой подпоручику 2-й Осовецкой саперной роты Стрежеминскому, который завершил и окончил столь славно начатое подпоручиком Котлинским, дело». 

Бессменный часовой. Писатель-историк С.С.Смирнов в своей книге «Рассказы о неизвестных героях (1963 г.) повествует о бессменном часовом, защитнике Брестской крепости, но как он сам признавался основой для написания повести послужила статья в польском журнале «Ювеналь» о бессменном часовом Осовецкой крепости. (вместо Осовецкой по идеологическим причинам названа Брестская крепость). Они, как и их пращуры и потомки в войнах на Куликовом поле, под Полтавой и Бородино, в сражениях Великой Отечественной, тоже защищали свою Родину и защищали достойно. В тот день, когда был взорван склад, он стоял в подземном тоннеле на посту. Сапёры очень торопились, и никто не спустился проверить, не осталось ли в складе людей. В спешке эвакуации забыл о подземном посту и начальник караула. А часовой, исправно неся службу, терпеливо ожидал смены. Взрывом каземат был завален вокруг образовалась непроглядная тьма. Солдат понял, что с ним произошло. Охранял он интендантский склад, поэтому всё необходимое для жизнедеятельности у него было: значительные запасы продовольствия – сухарей, консервов и др., а также обмундирования. Тут была и вода. Стены склада всегда оставались влажными, и кое-где под ногами на полу были лужи. Сквозь какие-то невидимые поры земли в склад проникал воздух, и дышать можно было без труда. У него, подземного часового, был свой календарь. Каждый день, когда в наверху, в узком отверстии вентиляционной шахты, угасал бледный лучик света, солдат делал на стене зарубку. Он вёл счёт даже дням недели – в воскресенье зарубка была длиннее других. А когда наступала суббота, он, как подобает русскому человеку, свято соблюдал банный день. Правда, помыться по- настоящему он не мог: в ямах, вырытых им, воды хватало только для питья и умывания. Его еженедельная «баня» состояла в том, что он шёл в отделение склада, где хранилось обмундирование, и брал из тюка чистую пару солдатского белья и новые портянки. Надев их, он аккуратно складывал в стопу грязное бельё. Эта стопа, растущая каждую неделю, и была его календарём. Вот почему часовой так уверенно ответил на вопрос польского офицера, сколько времени он провёл под землёй. И оружие своё он держал в исправности, ведь он был воин, защитник Отечества. Его трёхлинейная винтовка образца 1891 года была хорошо вычищена, а затвор и ствол смазаны маслом, которое оставалось после того, как он вскрывал консервы для еды. В таком же надлежащем порядке содержались и обоймы с патронами. Об этом складе в польской комендатуре рассказал русский офицер, который сам этот склад минировал, но он не подозревал, что там может быть человек. Спустившиеся в подземелье вслед за офицером унтер и несколько солдат ошеломлённо всматривались в чёрный силуэт часового. Тот по-прежнему никого не подпускал к себе. Начались долгие переговоры. Часовому объяснили, что произошло на земле за эти девять лет, рассказали, что царской армии, в которой он служил, уже не существует. Нет даже самого царя, не говоря уже о разводящем и начальнике караула. А территория, которую он всё ещё охраняет, принадлежит Польше. После продолжительного молчания солдат спросил, кто в Польше главный. Ему ответили, что президент. Тогда он потребовал его приказа. И лишь когда ему зачитали телеграмму Пилсудского, часовой согласился оставить свой пост. Польские солдаты помогли ему выбраться наверх, на летнюю, залитую ярким солнцем землю. Вдруг часовой громко закричал, закрывая лицо руками. Лишь тогда поляки сообразили, что он провёл много лет в кромешной темноте и что надо было ему завязать глаза, перед тем как вывести наружу. Но было поздно – отвыкший от солнечного света солдат ослеп. Его наскоро успокоили, пообещав показать хорошим врачам. И только после этого поляки стали разглядывать этого необычайного воина. Тёмные густые волосы грязными космами падали ему на спину и плечи, спускались ниже пояса. Чёрная широкая борода достигала колен. Лица почти не было видно. Но этот подземный Робинзон был одет в добротную шинель с погонами, и на ногах у него были почти новые сапоги. И, что поразило больше всех: его винтовка была в отличном состоянии. Затворника привели в порядок и отвезли в Варшаву. Там осмотревшие его врачи установили, что он ослеп навсегда. Падкие на сенсации журналисты не могли проигнорировать такое событие, и вскоре история о забытом часовом появилась на страницах польских газет. Когда офицеры читали своим подчинённым эту статью, то говорили: «Учитесь, как надо нести воинскую службу у этого храброго русского солдата». Часовому предложили остаться в Польше, но он рвался домой, ведь он был защитником Отчества, пусть даже оно теперь называлось по-другому. Советский Союз встретил солдата царской армии более чем скромно. И подвиг его остался невоспетым - в то время считалось, что героем мог стать только советский человек. Поэтому подвиг солдата Первой мировой превратился в легенду, в легенду, которая не сохранила главного – имени героя. На публикацию С.С. Смирнова последовало множество откликов, во многих из них читатели приводили конкретно фамилию и имя героя. Более 20 мест Советского Союза, самых разнообразных по своей географии, сочли за честь назвать бессменного часового своим земляком. Фамилии и имена тоже все разные. Так пусть он останется неизвестным героем-легендой, как и его боевые товарищи, солдаты и офицеры крепости Осовец.

Таким образом, перед современным поколением стоит задача по восстановлению памяти об известных и неизвестных участниках Первой мировой войны. Мы часто забываем про миллионы русских солдат и офицеров, которые были далеки от политики и почти три года отдавали свои жизни в тяжелейших боях за Отечество.


ГЛАВА 2. ОБОРОНА ОСОВЕЦКОЙ КРЕПОСТИ

2.1.ОБОРОНА В 1914 Г.



В сентябре 1914 г. к крепости подошли части 8-ой германской армии — 40 пехотных батальонов, которые почти с ходу перешли в массированную атаку. Уже к 21 сентября 1914 г., имея многократный численный перевес, немцам удалось оттеснить полевую оборону русских войск до линии, позволявшей вести артиллерийский обстрел крепости.

В это же время из Кенигсберга немецким командованием к крепости было переброшено 60 орудий калибра до 203 мм. [7] Однако обстрел начался только 26 сентября 1914 г. Через два дня немцы предприняли атаку крепости, но она была подавлена шквальным огнем русской артиллерии. На следующий же день русские войска провели две фланговые контратаки, которые вынудили немцев прекратить обстрел и в спешке отступить, отводя артиллерию. Первая немецкая атака показала, что укрепленные полевые позиции пехоты в болотистой местности в 2 км от форта № 2 расположены слишком близко от самой крепости, а это позволяло противнику вести артиллерийский обстрел. Чтобы отодвинуть укрепленную линию за пределы досягаемости вражеской артиллерии была предпринята попытка строительства новых позиций в 8-10 км от крепости. С возобновлением боевых действий в 1915 г. их так и не удалось оборудовать. Успели оборудовать только мелкие окопы, в некоторых местах углубленные на высоту полного роста. Недоставало полевых заграждений.

Второй штурм — февраль — март 1915 года 3 февраля 1915 года немецкие войска предприняли вторую попытку штурма крепости. Завязался тяжелый, продолжительный бой за первую линию выдвинутых полевых русских позиций. Русские части в этих трудных условиях сдерживали противника в мелких окопах 5 дней. Под натиском превосходящих сил противника, по решению командования гарнизона, в ночь на 9 февраля пехота крепости была отведена ко второй линии полевых укреплений, которые были более подготовлены. Немцы подсчитали, что для принуждения к сдаче крепости с гарнизоном в тысячу человек достаточно двух таких орудий и 24 часов методичной бомбардировки: 360 снарядов, каждые четыре минуты – залп. [6] Под Осовец привезли четыре «Большие Берты» и 64 других мощных осадных орудия, всего 17 батарей.

Самый страшный обстрел был в начале осады. «Противник 25 февраля открыл огонь по крепости, довел его 27 и 28 февраля до ураганного и так продолжал громить крепость до 3 марта», – вспоминал С. Хмельков. По его подсчетам, за эту неделю ужасающего обстрела по крепости было выпущено 200-250 тысяч только тяжелых снарядов. А всего за время осады – до 400 тысяч. «Кирпичные постройки разваливались, деревянные горели, слабые бетонные давали огромные отколы в сводах и стенах; проволочная связь была прервана, шоссе испорчено воронками; окопы и все усовершенствования на валах, как то: козырьки, пулеметные гнезда, легкие блиндажи, стирались с лица земли». Над крепостью нависли тучи дыма и пыли. Вместе с артиллерией крепость бомбили немецкие аэропланы.[7]

Майор Спалек в польском журнале «Сапер и инженер войсковой» описывает бомбардировку крепости в таких выражениях «Страшен был вид крепости, вся крепость была окутана дымом, сквозь который то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные языки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня. Впечатление было таково, что ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и железа», – так писали зарубежные корреспонденты. [10 ]

Командование, полагая, что требует почти невозможного, просило защитников крепости продержаться хотя бы 48 часов. Крепость стояла еще полгода. «А наши артиллеристы во время той страшной бомбардировки умудрились даже подбить две «Большие Берты», плохо замаскированные противником. Попутно взорвали и склад боеприпасов». [7]

В течение следующих двух дней, несмотря на ожесточенные атаки, русские части удерживали оборону. Однако отвод русских подразделений из неподготовленного укрепрайона позволил германской артиллерии, уже 13 февраля вновь приступить к обстрелу фортов с применением тяжелых осадных орудий калибра 100—420 мм. Огонь велся залпами по 360 снарядов, каждые четыре минуты — залп. За неделю обстрела по крепости было выпущено 200—250 тысяч только тяжелых снарядов.

Несмотря на большие потери в результате обстрела артиллерией, который был наиболее интенсивным 14-16 февраля и 25 февраля — 5 марта 1915 г. и привел к многочисленным пожарам внутри крепости, русские укрепления выстояли. Более того, огнем русских батарей был уничтожен ряд осадных орудий, в том числе две «Большие Берты». После того, как несколько мортир крупнейшего калибра было повреждено, германское командование отвело эти орудия вне пределов досягаемости защиты крепости.
Вторая линия выдвинутых позиций также устояла. Эта неудача вынудила командование германской армии перейти и на этом участке фронта к позиционным действиям, которые продолжались до начала июля.



2.2. «АТАКА МЕРТВЕЦОВ»

Третий штурм — июль-август 1915 года. В начале июля 1915 г. под командованием фельдмаршала фон Гинденбурга германские войска начали широкомасштабное наступление. Его частью был и новый штурм все еще непокоренной крепости Осовец. Для новой генеральной атаки была выделена 11-я дивизия ландвера. На основном направлении вдоль шоссе и железной дороги был развёрнут усиленный маршевыми частями 18-й полк. Южнее должен был атаковать 76-й полк. Для успеха операции по фронту обоих полков было решено применить массированную газобаллонную атаку хлором. Прочие части дивизии к северу и северо-востоку должны были поддержать атаку демонстративными действиями. [6]

В ходе Первой мировой войны впервые, наряду с мощным огнестрельным, было применено оружие массового уничтожения живой силы – химическое оружие. Идея открытия, разработки и производства химических отравляющих веществ зародилась и увенчалась «успехом» еще в XVIII веке. Именно в то время учеными были открыты такие ядовитые вещества, как хлор и фосген, а в 1860-х годах им стал известен горчичный газ (иприт). Однако отсутствие достаточной материальной базы, соответствующей химической промышленности и, главное, средств и способов защиты собственных войск от пагубного действия ядовитых веществ не позволяло применить отравляющие химические вещества в качестве боевого оружия. Опыты по использованию химических газов как оружия массового поражения живой силы противника начались во Франции еще в сентябре 1914 года, но инициатива применения их в широком масштабе принадлежала Германии, имевшей к тому времени наиболее развитую химическую промышленность. Тут, по признанию начальника штаба германского Восточного фронта генерала Э. Людендорфа, «много потрудился для теории ведения газового огня тайный советник Габер» [6]. Именно им, немецким доктором Ф. Габером, было предложено применение газа в виде облака. [9].

Немцы начали устраивать газовые батареи в конце июля. Было установлено 30 газовых батарей в количестве нескольких тысяч баллонов. Более 10 дней ждали немцы попутного ветра. Всего для атаки Сосненской и Заречной позиций были собраны следующие силы: 13 — 14 батальонов пехоты 1 батальон саперов, 24 — 30 тяжелых осадных орудий, 30 батарей отравляющего газа.[6] (ПРИЛОЖЕНИЕ III)

В 4 часа 6 августа немцы открыли сильнейший артиллерийский огонь по железнодорожной гати, Заречной позиции, сообщениям Заречного форта с крепостью и по батареям плацдарма, после чего по сигналу ракетами пехота противника начала наступление.

Не добившись успеха огнем артиллерии и многочисленными атаками, на рассвете в 4:00 утра 24 июля (6 августа) 1915 года с попутным ветром по всему фронту атаки начался выпуск хлора из заранее развёрнутых 30 газобаллонных батарей. По оценкам, газ в итоге проник на общую глубину до 20 км, сохраняя поражающее действие на глубину до 12 км и до 12 метров по высоте.[4]
Противогазов защитники крепости не имели. По свидетельству очевидцев, под действием газов трава желтела, листья на деревьях сворачивались и опадали. Газы нанесли огромные потери защитникам Сосненской позиции — 9, 10 и 11-я роты Земляческого полка погибли целиком, от 12-й роты осталось около 40 человек при одном пулемете; от трех рот, защищавших Бялогронды, оставалось около 60 человек при двух пулеметах. В 12 км от места выпуска газа, в деревнях Овечки, Жодзи, Малая Крамковка, было тяжело отравлено 18 местных жителей. [4]

Считая, что оборонявший позиции крепости гарнизон мертв, немецкие части перешли в наступление. В атаку пошли 14 батальонов ландвера — не менее семи тысяч пехотинцев. Когда немецкая пехота подошла к передовым укреплениям крепости, им на встречу в контратаку поднялись оставшиеся защитники первой линии — остатки 13-й роты 226-го пехотного Земляченского полка, чуть больше 60 человек. Контратакующие имели ужасающий вид — с изувеченными химическими ожогами лицами, замотанными в тряпки, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки. Неожиданная атака и вид атакующих повергли немецкие подразделения в ужас и обратили в паническое бегство. Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство части 18-го полка ландвера. Атаку горстки русской пехоты поддержала крепостная артиллерия. Позже участники событий с немецкой стороны и европейские журналисты окрестили эту контратаку как «атака мертвецов». Данный эпизод нашел свое отражение в работе профессора А. С. Хмелькова: Начальник 2-го отдела обороны выслал с Заречной позиции для контратаки 8, 13 и 14-ю роты 226-го Земляческого полка. 13 и 8-я роты, потеряв до 50 % отравленными, развернулись по обе стороны железной дороги и начали наступление; 13-я рота, встретив части 18-го ландверного полка, с криком «ура» бросилась в штыки. Эта атака «мертвецов», как передает очевидец боя, «настолько поразила немцев, что они не приняли боя и бросились назад». [7] Много немцев погибло на проволочных сетях перед второй линией окопов от огня крепостной артиллерии.

Под действием отравляющих газов первыми жертвами стали разведывательные партии и секреты, которые все и погибли. Действие газа на окопы также надо признать смертельным. Большая убыль в офицерах и унтер-офицерах, которым поневоле пришлось руководить нижними чинами, – они почти все погибли. Из строя гарнизона крепости выбыло отравленных и удушенных более 1600 человек, хотя людьми и были приняты все рекомендованные для противодействия газу меры: противогазовые повязки, распылители, зажигание соломы и пакли впереди, мелкие водяные канавки. [9]
Они малоэффективны, в большинстве только отвлекающие защитников от оружия. Если о силе и ядовитости газов свидетельствуют наши потери и почти весь до некоторой степени отравленный гарнизон плацдарма и фортов крепости, то все-таки, я утверждаю, только благодаря тому, что утро 24 числа было холодное, туманное и сырое, сильно росистое, и газу пришлось пройти частично над мокрым болотом, рекой и водными рвами… и это в значительной степени спасло гарнизон от громадных потерь» [9].
По заключению генерала Бржозовского, «состав газа, имеющего в основе хлор, определить было трудно, но, безусловно, в нем имелась и другая какая-то примесь, усиливающая удушливый эффект». Одновременно «немцами были применены в большом количестве и артиллерийские снаряды, имеющие внутри пикриновую заготовку, которая при разрыве снаряда воспламеняется и выделяет удушливый газ» [9]. (ПРИЛОЖЕНИЕ IV)

В конце апреля немцы нанесли очередной мощный удар в Восточной Пруссии и в начале мая 1915 года прорвали русский фронт в районе Мемеля-Либавы. В мае германо-австрийским войскам, сосредоточившим превосходящие силы в районе Горлице, удалось прорвать русский фронт. После этого, чтобы избежать окружения, началось общее стратегическое отступление русской армии из Галиции и Польши. К августу 1915 года в связи с изменениями на Западном фронте, стратегическая необходимость в обороне крепости потеряла всякий смысл. В связи с этим верховным командованием русской армии было принято решение прекратить оборонительные бои и эвакуировать гарнизон крепости. 18 августа 1915 г. началась эвакуация гарнизона, которая проходила без паники, в соответствии с планами. Все, что невозможно было вывезти, а также уцелевшие укрепления были взорваны саперами. В процессе отступления русские войска, по возможности, организовывали эвакуацию мирного населения. Вывод войск из крепости закончился 22 августа. 25 августа немецкие войска вошли в пустую, разрушенную крепость. [2]

Теперь уже не секрет, что первоклассные крепости Новогеоргиевск и Ковно сдались не потому, что произведенные разрушения в оборонительных сооружениях и потери в бойцах лишали бы возможности дальнейшего сопротивления, а потому что в голове и сердце комендантов их и в массе бойцов не оставалось веры в успех дальнейшей борьбы. Человек всегда был и будет главным орудием борьбы, все равно происходит она в открытом поле, в окопах или за верками крепостных сооружений - ведь и в основательно разрушенной крепости найдутся и стрелковые и пулеметные позиции и благоприятные условия для штыковых контратак. Надо установить лишь взгляд, что сама крепость и форты являются позициями ближнего боя и если еще артиллерия крепостных плацдармов должна вести дальний бой, то фортовая, если таковая имеется сверх капонирной, отнюдь не должна служить делу дальнего боя. [1, с.15]

Русским защитникам Осовца в Первой мировой войне удалось выстоять практически в тех же условиях, в которых в 1914 г. довольно быстро пали почти все бельгийские и французские крепости на Западном фронте. Причиной этого является хорошо организованная оборона выдвинутых позиций и более эффективный контрогонь крепостной артиллерии, мужество и героизм русских воинов. Оборона Осовца сорвала планы германского командования на Белостокском направлении по прорыву в стык двух русских армий. Гарнизон крепости почти на год сковал значительные силы немцев.



2.3.ОСОБЕННОСТИ ОБОРОНЫ КРЕПОСТИ ОСОВЕЦ

Осовецкая крепость в отличие от других русских крепостей — Новогеоргиевска, Ковны, Гродны — выполнила свое назначение — она закрыла на 6 месяцев доступ противнику к Белостоку, выдержала бомбардировку снарядами мощной осадной артиллерии, отразила все мелкие атаки и отбила штурм с применением отравляющих газов.

Огромная первоклассная крепость Новогеоргиевск, обложенная 45 батальонами ландвера, сдалась после 10 дней сопротивления, в то время как маленькая «игрушечная» Осовецкая крепость, атакованная почти такими же силами, сопротивлялась 190 дней и была оставлена гарнизоном только по приказанию высшего командования.

В результате исследования следует сделать вывод, что в основе такой упорной обороны Осовецкой крепости лежат, как материальное обеспечение, так и моральные качества её защитников:

Крепость имела боеспособный гарнизон. Осовецкая крепость не была круговой позицией, приспособленной к изолированной борьбе; это была долговременно укрепленная полоса с сильным фронтом, хорошо обеспеченными флангами и открытым тылом, связанным железной дорогой, шоссе и сетью грунтовых дорог с тылом фронта (Белостокским железнодорожным узлом).

Свободный тыл позволил в нужный момент усилить гарнизон крепости первоочередными боевыми полками, которые вместе с обстрелянными в боях под Иоганисбургом и Граево полками 57-й пехотной дивизии представляли реальную силу, способную противостоять частям блокадного германского корпуса с его мощной осадной артиллерией. [10]

Сравнительно сильные передовые позиции Новогеоргиевска, обстрелянные в течение нескольких часов тяжелой артиллерией, бесславно пали, ибо защитники их разбежались; пехота Осовецкой крепости держала в своих руках передовые позиции в течение 6 месяцев, отбив все попытки противника овладеть ими.

Личный состав крепостной артиллерии Осовца знал свое дело вполне удовлетворительно; комиссия, проверявшая пробную мобилизацию крепости в 1912 г., подчеркивает, что среди «безотрадной картины материальной части крепостной артиллерии» отрадным фактом является хорошая подготовка в специальном отношении артиллеристов крепости. [1]

Крепость имела работоспособный штаб, опытных начальников артиллерии и инженеров; во главе крепости стоял решительный, энергичный комендант.

Свободный тыл позволил снабжать крепость необходимыми средствами для упорной обороны. Почти каждую ночь, даже во время бомбардировки, в крепость прибывали поезда и автомобильные транспорты, доставляя орудия, боеприпасы, продовольствие и даже строительный материал. Крепость не чувствовала недостатка в противоштурмовой артиллерии, пулеметах, винтовках и боеприпасах, как это было в изолированном Новогеоргиевске, где около половины гарнизона совсем не имела винтовок, а остальные на одну треть были вооружены винтовками Бердана с 300 патронами на винтовку. Французский автор Гранкур, описывая состояние вооружения пехоты Новогеоргиевска, восклицает: «Не было даже винтовок Бердана, а в мирное время Сухомлинов приказал уничтожить 600 000 берданок и около миллиарда патронов к ним под предлогом, что их негде хранить».[3]

Крепость Осовец была снабжена продовольствием и предметами первой необходимости. Гарнизон крепости был обеспечен и предметами санитарного снабжения — перевязочными материалами, медикаментами и прочим — и мог пользоваться санитарными поездами, которые доставляли раненых, больных и отравленных в тыловые госпитали.

Крепость имела необходимое количество казематированных сооружений.  Старые кирпичные казармы, усиленные бетоном по идее «слоистой конструкции», оказались сильнее убежищ крепостей Льежа и Намюра.

Большое значение для успешной обороны крепости имели те значительные ошибки, которые были допущены противником во время осады.

Первая ошибка заключалась в том, что немцы не решились на штурм крепости 22 — 24 февраля, когда мороз сковал Бобр, его болота и водяные рвы крепости, а гарнизон был переутомлен боями на передовых позициях и не освоил еще своих долговременных позиций.[1]

Второй ошибкой было крайне поспешное снятие с позиции 42-см орудий; причины этого распоряжения совершенно непонятны, тем более что дальность стрельбы 42-см орудий превосходила дальность огня крепостных 15-см пушек Кане. [1]

Наконец, третья ошибка заключалась в том, что немцы, даже в разгар бомбардировки крепости, 25 февраля — 3 марта, не стреляли по ночам; это обстоятельство позволило гарнизону исправлять ночью все дневные повреждения; только на одном Центральном форту за 8 ночей обернулось на работах около 1 500 человек. Ночная передышка позволяла, как об этом говорилось, подвозить в крепость все необходимые средства борьбы. [1]

Таким образом, следует отметить, что защитники Осовецкой крепости в боях за оборону отечества проявили величайший героизм и беспримерное мужество, до конца выполнили свой гражданский долг.

















ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В 1915 году мир с восхищением взирал на оборону Осовца, небольшой русской крепости в 23,5 км от тогдашней Восточной Пруссии. Основной задачей крепости было «преградить противнику ближайший и удобнейший путь на Белосток… заставить противника потерять время или на ведение длительной осады, или на поиски обходных путей». И задачу свою защитники выполнили.

Русским защитникам Осовца в Первой мировой войне удалось выстоять практически в тех же условиях, в которых в 1914 г. довольно быстро пали почти все бельгийские и французские крепости на Западном фронте. Причиной этого является хорошо организованная оборона выдвинутых позиций и более эффективный контрогонь крепостной артиллерии, мужество и героизм русских воинов. Оборона Осовца сорвала планы германского командования на Белостокском направлении по прорыву в стык двух русских армий. Гарнизон крепости почти на год сковал значительные силы немцев.

Осовец поколебал незаслуженную славу сокрушительности немецкой техники и доказал возможность успешной, длительной защиты даже такой небольшой и в значительной своей части, далеко не современной крепости, какой она была.

Осовецкая крепость в отличие от других русских крепостей — Новогеоргиевска, Ковны, Гродны — выполнила свое назначение — она закрыла на 6 месяцев доступ противнику к Белостоку, выдержала бомбардировку снарядами мощной осадной артиллерии, отразила все мелкие атаки и отбила штурм с применением отравляющих газов.


Героическая оборона Осовца - незаслуженно забытый ныне подвиг Русской армии, достойный быть в одном ряду с обороной Севастополя и Бреста.





















ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

  1. Буняковский В. Краткий очерк обороны крепости Осовец  в 1915 г. ВС, 1964.

  2. Воронов В. Русские не сдаются. //Совершенно секретно. №8, 2009

  3. Забытый Осовец — Брестская крепость Первой Мировой krasvremya.ru/legenda-kreposti-osovec-ataka-mertvecov/‎

  4. Защита крепости Осовец. Атака мертвецов. История России ...

statehistory.ru/1259/Zashchita-kreposti-Osovets--Ataka-mertvetsov

  1. Кампания 1915 г. // История Первой мировой войны / Под ред. И. И.

Ростунова. —М.: Наука, 1975. — Т. 2. — С. 42—43.

  1. Людендорф Э. Мои воспоминания о войне 1914—1918 гг. / Под ред. А. А. Свечина. — М.: Госиздат, 1963. — Т. 1. — С. 114.

  2. Хмельков С. А. Борьба за Осовец. — М.: Воениздат НКО СССР, 1939. — 96 с.

  3. Смирнов C.C. Бессменный часовой (Пока еще легенда) // Рассказы о неизвестных героях. — М.: Советский писатель, 1985.

  4. Смольянинов М. В окопах под Сморгонью: Газовые атаки на территории Беларуси в годы Первой мировой войны // Беларуская думка : журнал (русская версия). — 2012. — № 4.

  5. «Русские не сдаются». Оборона крепости Осовец - martinis09

so-l.ru/news/show/12667194‎
  1.  Подвиг В.К. Котлинского. - corporatelie corporatelie.livejournal.com/61475.html‎














10



Получите в подарок сайт учителя

Предмет: История

Категория: Прочее

Целевая аудитория: 10 класс

Автор: Пузырная Евдокия Ивановна

Дата: 30.08.2017

Номер свидетельства: 426778

Получите в подарок сайт учителя

Видеоуроки для учителей

Курсы для учителей

ПОЛУЧИТЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО МГНОВЕННО

Добавить свою работу

* Свидетельство о публикации выдается БЕСПЛАТНО, СРАЗУ же после добавления Вами Вашей работы на сайт

Удобный поиск материалов для учителей

Ваш личный кабинет
Проверка свидетельства