kopilkaurokov.ru - сайт для учителей

Создайте Ваш сайт учителя Курсы ПК и ППК Видеоуроки Олимпиады Вебинары для учителей

Открытый урок, посвященный 76-й годовщине полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. «Дневник блокадного Ленинграда»

Нажмите, чтобы узнать подробности

Разработка открытого урока, посвященна 76-й годовщине полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. Блокада Ленинграда - самая страшная осада города в военной истории человечества, которая длилась 871 день. За годы блокады погибло, по разным данным, от 600 тысяч до 1.5 миллиона человек. Нужно и важно помнить, с какой ценой была завоевана Победа. Поэтому целью разработки данного урока было воспитать уважения памяти как предупреждение новой трагедии против человечества.

Просмотр содержимого документа
«Открытый урок, посвященный 76-й годовщине полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. «Дневник блокадного Ленинграда»»

Открытый урок, посвященный 76-й годовщине полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады.


«Дневник блокадного Ленинграда»


Блокада Ленинграда - самая страшная осада города в военной истории человечества длилась 871 день. За годы блокады погибло, по разным данным, от 600 тысяч до 1,5 миллиона человек. Нужно и важно помнить, какой ценой была завоевана Победа.


Звучит Гендель. Сарабанда

22 июня 1941 года фашистская Германия напала на нашу страну. Части Красной Армии были атакованы немецкими войсками на всем протяжении границы.

Видео «Вставай страна огромная»

Вероломное нападение фашистов оборвало мирную жизнь нашей страны. Гитлеровцы планировали захватить наши земли, частично истребить наш народ, а остальных превратить в своих рабов.

В летописи Великой Отечественной войны особое место занимает героическая оборона Ленинграда. И наша встреча посвящена всем ленинградцам, пережившим эти страшные дни, отстоявшим свой большой и любимый город, и тем, кто не дожил до этого дня.


Опять война,

Опять блокада, -

А может, нам о них забыть?

Я слышу иногда:

"Не надо,

Не надо раны бередить.

Ведь это правда, что устали

Мы от рассказов о войне.

И о блокаде пролистали

Стихов достаточно вполне".

И может показаться:

Правы

И убедительны слова.

Но даже если это правда,

Такая правда

Не права!

Я не напрасно беспокоюсь,

Чтоб не забылась та война:

Ведь эта память - наша совесть.

Она, как сила, нам нужна.


Ужасную участь готовил Гитлер Ленинграду. Вот выдержка из секретной директивы немецкого военно-морского штаба «О будущности Ленинграда» от 22 сентября 1941 года: «Фюрер решил стереть с лица земли город Ленинград….. После поражения Советской России нет никакого интереса для дальнейшего существования этого большого населенного пункта. Предложено блокировать город и путем обстрела из артиллерий всех калибров и беспрерывной бомбежки с воздуха сравнять его с землей». Гитлер планировал уже 9 августа провести парад на Дворцовой площади.

И эта директива четко выполнялась. Из показаний пленного немца: артобстрел по Ленинграду велся с 8 до 9 утра, днем с 11 до 12, вечером с 17 до 18, затем с 20 до 22. Основная задача артобстрела – уничтожение жителей города, разрушение предприятий и захваченных зданий, а также моральное подавление Ленинградцев. Это происходило ежедневно. Город должен быть погибнуть от обстрелов и бомбежек, от холода, голода и эпидемий. Люди должны были быть доведены до такого состояния, чтобы и саму смерть считать за избавление от страданий.

Но гитлеровцы просчитались. Ни жестокие бомбардировки с воздуха, ни артиллерийские обстрелы, ни постоянная угроза смерти от голода не сломили железной воли и патриотического духа ленинградцев.


Мы знаем, что ныне лежит на весах 
И что совершается ныне. 
Час мужества пробил на наших часах, 
И мужество нас не покинет. 
Не страшно под пулями мертвыми лечь, 
Не горько остаться без крова, 
И мы сохраним тебя, русская речь, 
Великое русское слово. 
Свободным и чистым тебя пронесем, 
И внукам дадим, и от плена спасем 
Навеки.


Бросив в бой огромные силы, фашисты вышли на ближние подступы к городу, отрезали Ленинград от всей страны. 8 сентября 1941 года фашисты прорвались на южный берег Ладожского озера. Ленинград оказался полностью блокирован с суши.


Прорвались все-таки. Бомбят.

Горят Бадаевские склады.

В огне пожаров Ленинград.

Пришел он — Первый день блокады.

Все ближе полчища врага, Гудят воздушные тревоги.

Сегодня утром пала Мга — И все отрезаны дороги.

В кольце, В осаде Ленинград.

Не умолкает канонада.

Опять летят. Опять бомбят.

Пылает Первый день блокады.

Их будет много — девятьсот,

Но город наш, со смертью споря,

Все одолеет, все снесет: Обстрелы, холод, голод, горе.

С тех пор прошли уже года.

Исчезли с улиц баррикады.

Но день тот с нами навсегда —Жестокий Первый день блокады!


Фашистские бомбардировщики днем и ночью бомбили город. До сегодняшнего дня на зданиях сохранились щиты с текстом «Эта сторона улицы наиболее опасна при обстреле».

Обстановка в городе становилась исключительно тяжелой. Не хватало продовольствия, боеприпасов, оружия, снаряжения. Прекратилось водоснабжение, кончилось топливо, перестали работать электростанции. Среди населения начался голод.


Вместо супа - бурда из столярного клея, 
Вместо чая - заварка сосновой хвои. 
Это б всё ничего, только руки немеют, 
Только ноги становятся вдруг не твои. 
Только сердце внезапно сожмётся, как ёжик, 
И глухие удары пойдут невпопад... 
Сердце! Надо стучать, если даже не можешь. 
Не смолкай! Ведь на наших сердцах - Ленинград. 
Бейся, сердце! Стучи, несмотря на усталость, 
Слышишь: город клянётся, что враг не пройдёт! 
...Сотый день догорал. Как потом оказалось, 
Впереди оставалось ещё восемьсот.

В период с 20 ноября по 25 декабря 1941 года норма отпуска хлеба по карточкам составляла: для рабочих – 250 грамм, для детей и иждивенцев – 125 грамм. Это крошечный, почти невесомый ломтик. Хлеб не имел вкуса и аромата ржаного хлеба, на вкус он был горький и травянистый.


Я вспоминаю хлеб блокадных лет,
Который в детском доме нам давали.
Не из муки он был - из наших бед,
И что в него тогда только не клали!

Хлеб был с мякиною, макухой, ботвой,
С корой. Колючий так, что режет десна.
Тяжелый, горький - с хвоей, лебедой,
На праздник, очень редко - чистый просто.

Но самый сильный голод был, когда
Хлеб мы по два-три дня не получали.
Мы понимали, что война – это беда,
Но каждый день с надеждой хлеба ждали.

Не дни мы голодали, а года.
Хоть раз наесться досыта мечтали.
Кто видел, не забудет никогда,
Как с голоду детишки умирали.


Блокадная карточка с суровой надписью «при утере не возобновляется». Она была дороже денег, картин живописцев, шедевров искусства.

Из воспоминаний очевидцев: Вы знаете, как едят блокадный хлеб? Нет? Я раньше тоже не знала… Надо положить пайку на ладонь и отломить крохотный кусочек. И долго-долго жевать его, глядя на оставшийся хлеб. И снова отломить. И снова жевать. Надо как можно дольше есть этот крохотный кусочек. А когда весь хлеб будет съеден, подушечками пальцев соберите на середину ладони крошки и прильните к ним губами, словно хотите поцеловать их… Чтобы ни одна крошка не пропала… ни одна крошечка.

В музее истории Санкт-Петербурга хранится кусочек заплесневелого хлеба величиной с мизинец. Таков был в зимние месяцы блокады дневной паек.

В ноябре 1941 года от голода погибло 11 000 человек, в декабре – 53 тысячи, за январь и февраль от голодного истощения умерло 200 тыс. ленинградцев.

Не только голод, но и ужасный, невиданный холод уносил жизни ленинградцев. В ночь на 31 декабря было зафиксировано около 52 градусов ниже нуля. Замерзли хранилища, подошло к концу топливо. В каждом доме были установлены печки-буржуйки. Ленинградцы жгли мебель, паркет, книги.

За водой ходили на набережные Невы, делали прорубь и под обстрелами набирали воду.

Враг рассчитывал на то, что голодающие, мерзнущие люди вцепятся друг другу в горло из-за куска хлеба, из-за глотка воды, возненавидят друг друга и перестанут работать. Но этого не случилось. Фашисты ненавидели Ленинград и боялись его.


И летели листовки с неба 
На пороги обмерзших квартир: 
«Будет хлеб! Вы хотите хлеба? 
Будет мир! Вам ведь снится мир?»

Дети, плача, хлеба просили –
Нет страшнее пытки такой! 
Ленинградцы ворот не открыли, 
И не вышли к стене крепостной.

Но тогда летели снаряды,
Бомбы здания рвали в куски, 
И без крика падали рядом 
Дети, матери, старики.

А живые? Живые жили,
И вставали, и шли за водой, 
Но ворота они не открыли, 
И не вышли к стене городской.

Без воды, без тепла, без света,
День, который похож на ночь. 
Может, в мире и силы нету, 
Чтобы все это превозмочь! 

Умирали – и говорили:
Наши дети увидят свет! – 
Но ворот они не открыли, 
На колени не встали, нет! 


Но даже в таких жутких условиях дети учились. В осажденном городе работало 39 школ. Местом учебы стали и некоторые бомбоубежища жилых зданий. В помещениях, где проводились занятия, стоял такой мороз, что замерзали чернила. Ученики сидели в пальто, шапках, рукавицах. Руки коченели, а мел выскальзывал из пальцев. Ученики шатались от голода. У всех была общая болезнь – дистрофия. Ученики умирали не только дома, на улице, по дороге в школу, но и прямо в классе.


Девчонка руки протянула

И головой - на край стола.

Сначала думали -уснула,

А оказалось -умерла...

Никто не обронил ни слова.

Лишь хрипло. Сквозь метельный стон.

Учитель выдавил, что снова

Уроки - после похорон.

Дети блокадного Ленинграда не только учились, но и работали на заводах.

Видео «Им было всего лишь 13»


В Блокадном Ленинграде вымирали целые семьи.

Об этом говорит дневник Тани Савичевой, которой было всего 11 лет, когда она осталась совсем одна. Ее дневник стал историей, страницей летописи блокадного Ленинграда.

На берегу Невы, в музейном зданье,

Хранится очень скромный дневничок

Его писала Савичева Таня.

9 страничек. Страшные строчки.

Нет запятых. Только черные точки.

Умерли все. Что поделать? Блокада…

Голод уносит людей Ленинграда.

Жутко и тихо в промерзшей квартире.

Кажется, радости нет больше в мире.

Если бы хлебушка всем по кусочку,

Может, короче дневник был на строчку.

Маму и бабушку голод унес.

Нет больше силы. И нет больше слез.

Умерли дяди, сестренка и брат

Смертью голодной. Пустел Ленинград.

Пусто в квартире. В живых- только Таня.

В маленьком сердце -столько страданья.

Умерли все. Никого больше нет.

Девочке Тане 11 лет.

В августе1942 года Таню Савичеву вместе с другими ленинградскими детьми эвакуировали в Горьковскую область, село Красный Бор, где создали детский дом. За жизнь девочки боролись всеми доступными тогда средствами. Но здоровье Тани было сильно подорвано, спасти ее не удалось. Она умерла 1 июня 1944 года.

Я расскажу вам, что было потом:

Эвакуация, хлеб и детдом,

Где после голода, всех испытаний

Выжили все, умерла только Таня.

Девочки нет. Но остался дневник –

Детского сердца слезы и крик.

Дети мечтали о корочке хлеба,

Дети боялись военного неба.

Этот дневник на процессе Нюрнбергском

Был документом страшным и веским

Плакали люди, строчки читая.

Плакали люди, фашизм проклиная.

Танин дневник – это боль Ленинграда

Но прочитать его каждому надо.

Словно кричит за страницей страница:

«Вновь не должно это всё повториться!»


Судьба этой семьи стала олицетворением трагедии блокадного Ленинграда.

Все дороги, ведущие к городу на Неве были перерезаны. Оставался единственный путь, по которому могла осуществляться связь с Ленинградом с Большой землей – бурное Ладожское озеро. Зимой по льду озера была проложена тридцатикилометровая ледовая трасса.

Днем и ночью, в метель и оттепель, под бомбежками и обстрелами шли через Ладогу колонны грузовиков. На трассе водителей подстерегало множество опасностей: пурга заметала дорогу, срывала вехи, во льду образовывались трещины, вражеская авиация обстреливала машины. Но дорога действовала и спасала ленинградцев. Не даром эта дорога сейчас названа «Дорогой жизни»:



«Дорогой жизни» шел к нам хлеб, 
Дорогой дружбы многих к многим.
Еще не знают на земле 
Страшней и радостней дороги.
                Казалось, что конец земле…
Но сквозь остывшую планету
На Ленинград машины шли.
Он жив еще. Он рядом где-то
               На Ленинград! На Ленинград!
Там на 2 дня осталось хлеба,
Там матери под темным небом
Толпой у булочных стоят.
                 И было так – на всем ходу
Машина задняя осела.
Шофер вскочил, шофер на льду.
– Ну, так и есть, мотор заело.
           Ремонт на 5 минут, пустяк,–
Поломка эта не угроза, 
Да рук не разогнуть никак:
Их на руле свело морозом.
И вот в бензине руки он 
Смочил, поджег их от мотора,
И быстро двинулся ремонт
В пылающих руках шофера.
Вперед! Как ноют волдыри.
Примерзли к варежкам ладони.
Но он доставит хлеб, пригонит
К хлебопекарням до зари.
Шестнадцать тысяч матерей
Пайки получат на заре
– Сто двадцать пять блокадных грамм
С огнем и кровью пополам.


С Большой земли в осажденный город доставляли продукты и топливо, а обратно вывозили раненых, больных и детей. Всего было эвакуировано около 1,5 млн. людей


Сквозь шторм и бури, через все преграды,

Ты, песнь о Ладоге, лети.!

Дорога здесь пробита сквозь блокаду,

Родней дороги не найти!

Ох, Ладога, родная Ладога!

Метели, штормы, грозная волна…

Недаром Ладога родная

«Дорогой Жизни» названа.

Зимой машины мчались вереницей,

А лёд на Ладоге трещал –

Возили хлеб для северной столицы,

И Ленинград нас радостно встречал.

И знаем мы – кровавая блокада

Исчезнет скоро, словно тень.

Растут и крепнут силы Ленинграда,

Растут и крепнут каждый день!

Ох, Ладога, родная Ладога.

Метели, штормы, грозная волна…

Недаром Ладога родная

«Дорогой Жизни» названа.


Видео. Розенбаум «Дорога жизни»

Ленинградцы-блокадники с благодарностью вспоминают о ленинградском радио, которое работало круглосуточно. Если их и не было, то раздавался звук метронома, но это все равно означало, что на радио есть живые.

Звук метронома. Это поддерживало и вселяло надежду, значит город жив и борется.


Во тьме казалось: город пуст; 
Из громких рупоров — ни слова, 
Но неустанно бился пульс, 
Знакомый, мерный, вечно новый

То был не просто метроном, 
В часы тревоги учащенный, 
Но наше твердое — «живем!»,
Не дремлет город осажденный.


По ленинградскому радио звучали стихи поэтов-блокадников – Николая Тихонова, Веры Инбер, и конечно же великой поэтессы Ольги Берггольц, которая стала одним из символов блокадного Ленинграда. Ее называли блокадной музой. Ее негромкий, певучий голос, с легкой картавинкой, в котором лились боль, страдания и героизм защитников города.

(Запись стихотворения О.Берггольц «Блокадная ласточка»)


Я говорю с тобой под свист снарядов,

угрюмым заревом озарена.

Я говорю с тобой из Ленинграда,

страна моя, печальная страна...

Кронштадтский злой, неукротимый ветер

в мое лицо закинутое бьет.

В бомбоубежищах уснули дети,

ночная стража встала у ворот.

Над Ленинградом - смертная угроза...

Бессонны ночи, тяжек день любой.

Но мы забыли, что такое слезы,

что называлось страхом и мольбой.

Я говорю: нас, граждан Ленинграда,

не поколеблет грохот канонад,

и если завтра будут баррикады –

мы не покинем наших баррикад.

И женщины с бойцами встанут рядом, 
и дети нам патроны поднесут,

и надо всеми нами зацветут

старинные знамена Петрограда.

Руками сжав обугленное сердце,

такое обещание даю

я, горожанка, мать красноармейца,

погибшего под Стрельною в бою:

Мы будем драться с беззаветной силой,

мы одолеем бешеных зверей,

мы победим, клянусь тебе, Россия,

от имени российских матерей. 


Уже после войны Берггольц поручили составить надпись к мемориалу на Пискаревском кладбище. Она работала в авторском коллективе. Многие строки ее стихотворений готовы были лечь на плиты будущих памятников героям войны, жертвам ленинградской осады. Но нельзя было придумать мудрее и глубже по содержанию слов как «Ничто не забыто, никто не забыт».

9 августа 1942 г. – в тот самый день, когда по приказу Гитлера фашистские войска должны были вступить в Ленинград, – в осажденном городе, в Большом зале Ленинградской филармонии состоялось историческое исполнение Седьмой симфонии Дмитрия Шостаковича под управлением Карла Элиасберга.

Ее слышали не только жители города, но и осаждавшие Ленинград немецкие войска. Вот, что услышали в ней фашисты: «Тогда 9 августа 1942 года мы поняли, что проиграли войну. Мы ощутили вашу силу, способную преодолеть голод, страх и даже смерть».


Запись симфонии.

День орудийной длительной дуэли,
Её закончил наших пушек залп;
И прямо с фронта в боевых шинелях
Вошли мы в наш белоколонный зал.

Его согрели мы своим дыханьем,
Я помню блеск немеркнущих свечей
И тонкие, белей, чем изваянья,
Торжественные лица скрипачей.

Чуть согнутые плечи дирижёра,
Взмах палочки – и вот уже поют
Все инструменты о тебе, мой город,
Уже несут ко всем заставам гордо
Все рупора Симфонию твою.

Она твоей борьбе посвящена,
Твоей грядущей над врагом победе,
В ней вся судьба твоя воплощена,
Вся боль сверхчеловеческих трагедий,

Все раны незакрытые твои,
Все слёзы непролитые твои,
Все подвиги, которым нет примеров,
В ней вера в жизнь и в нашу правду вера,
Что в битвах самых лютых устоит


Многомиллионный город жил и боролся. 900 дней мук и слез, горестей и смертей, надежд и тревог, труда и борьбы. Ни один город, ни одна крепость за всю историю существования человечества не выносила столь жестокого испытания. 900 труднейших дней и не только выстоял, но и победил! Полностью от блокады Ленинград был освобожден только 27 января 1944 года.

(Запись сообщения радио О. Берггольц о прорыве Блокады)

В честь выигранного сражения над Невой прогремели 24 залпа торжественного салюта.

Такого дня не видел Ленинград!

Нет, радости подобной не бывало...

Казалось, что все небо грохотало.

Приветствуя великое начало

Весны, уже не знающей преград!

Гремел неумолкаемо салют

Из боевых, прославленных орудий.

Смеялись, пели, обнимались люди


Тот день стал одним из самых счастливых, одновременно одним из самых скорбных – каждый, доживший до этого праздника, за время блокады потерял или родственников, или друзей.


День победы. И в огнях салюта
Будто гром: - Запомните навек,
Что в сраженьях каждую минуту,
Да, буквально каждую минуту
Погибало десять человек!

Как понять и как осмыслить это:
Десять крепких, бодрых, молодых,
Полных веры, радости и света
И живых, отчаянно живых!

У любого где-то дом иль хата,
Где-то сад, река, знакомый смех,
Мать, жена... А если неженатый,
То девчонка - лучшая из всех.

На восьми фронтах моей отчизны
Уносил войны водоворот
Каждую минуту десять жизней,
Значит, каждый час уже шестьсот!..

И вот так четыре горьких года,
День за днем - невероятный счет!
Ради нашей чести и свободы
Все сумел и одолел народ.


****

Салют над Ленинградом.

За залпом залп. Гремит салют.

Ракеты в воздухе горячем

Цветами пёстрыми цветут.

А ленинградцы тихо плачут.

Ни успокаивать пока,

Ни утешать людей не надо.

Их радость слишком велика-

Гремит салют над Ленинградом!

Их радость велика, но боль

Заговорила и прорвалась:

На праздничный салют с тобой

Пол - Ленинграда не поднялось.

Рыдают люди, и поют,

И лиц заплаканных не прячут.

Сегодня в городе - салют!

Сегодня Ленинградцы плачут….


****

Когда отгремели раскаты салюта,
Впервые за два с половиною года
Настала желанная нами минута:
Пришла тишина, но особого рода.
Она ленинградской была тишиною.
(Не сразу в неё мы поверили сами.)
Была она куплена страшной ценою,
Оплачена кровью, заслужена нами.
Ведь каждый награды был этой достоин.
И вот почему тишиной наслаждался.
В бою возле Пулкова раненный воин
И тот, кто в цехах за победу сражался
Сбылись ленинградцев заветные думы!
Недаром боролись мы все эти годы!
Наполнились снова торжественным шумом
Родные кварталы, родные заводы.
Мы слушаем гул – то не гул канонады,
То город расправил могучие плечи,
И мы не забудем, бойцы Ленинграда,
Салют над Невою в тот памятный вечер!

И сейчас, вопреки планам Гитлера, по-прежнему существует один из красивейших городов мира – Ленинград – Санкт-Петербург, его жители и гости могут любоваться многочисленными памятниками, дворцами, соборами и музеями.

За мужество и героизм, проявленный жителями блокадного города, Ленинград получил звание – Город-герой, награжден орденом Ленина и медалью «Золотая звезда».


Но мы не будем заканчивать наш е мероприятие на трагической ноте.

Это сладкое слово "Победа",
долгожданная радость страны.
Как отцы её ждали и деды
в жаркой схватке кровавой войны.
Сколько душ загубила напрасно
кровожадная Гитлера рать.
Это слово "Победа" прекрасно,
ведь "никто не хотел умирать".
Как заря просияла над миром
победителей добрая весть.
И они сейчас наши кумиры.
В их победе исток счастья есть.
Пусть же жизнь всегда побеждает
тех, кто смерть и несчастья несёт.
А Победа как солнце сияет,
всех от ада фашизма спасёт.

  • На месте, где было прорвано кольцо блокады, установлен памятник, который называется «Разорванное кольцо».

  • Священное место, для каждого ленинградца - Пискаревское мемориальное кладбище.

  • В честь обороны города создан «Зеленый пояс славы». Одним из памятников «Зеленого пояса славы»- «Цветок жизни»

Значение этой победы можно оценить словами, прозвучавшими в 1945 году на лондонском радио: «Ленинградцы внесли значительную страницу в историю мировой войны, ибо они больше, чем кто бы то ни было, помогли грядущей победе над Германией». Ленинградцы заплатили за это высокую цену.

Военные потери:
332 059 убитых
24 324 небоевых потерь
111 142 пропавших без вести


Гражданские потери:
16 747 убито при артобстрелах и бомбардировках
632 253 погибли от голода



Спасибо за внимание!!!!


Получите в подарок сайт учителя

Предмет: История

Категория: Мероприятия

Целевая аудитория: Прочее.
Урок соответствует ФГОС

Автор: Кудрина Екатерина Александровна

Дата: 24.03.2020

Номер свидетельства: 544120

Получите в подарок сайт учителя

Видеоуроки для учителей

Курсы для учителей

ПОЛУЧИТЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО МГНОВЕННО

Добавить свою работу

* Свидетельство о публикации выдается БЕСПЛАТНО, СРАЗУ же после добавления Вами Вашей работы на сайт

Удобный поиск материалов для учителей

Ваш личный кабинет
Проверка свидетельства